Tuesday, November 19, 2019
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Как я работала на избирательном участке. Doc

Как я работала на избирательном участке. Doc

14022366_1059508474103598_9065537463904472045_nЯ никогда раньше не бывала наблюдателем, поэтому, когда глубоко уважаемая мною Марина Шишкина предложила мне и другим членам редакции поработать, — мы с Оксаной Кушляевой пошли. Пошли бы и другие члены редакции, то есть — хотели. Но были в отпусках, не собрали документы…

На инструктажах нас пугали вбросами-каруселями-подделками протоколов…

Но мы хотели социального опыта!

Теперь я пишу этот пост как СВИДЕТЕЛЬ, пересчитавший своими руками ФИЗИЧЕСКИ каждый бюллетень (это, между прочим, тяжелая физическая работа). Потому что меня посадили членом комиссии с правом решающего голоса, я 12 часов выдавала бюллетени, а потом 8 часов их считала, посылая данные МНОЮ ЛИЧНО посчитанной кучки в cool-центр. Оттуда периодически раздавались «звонки с выпученными глазами»: у вас ожидается вброс, у вас будут удалять наблюдателей, бюллетени за вашего кандидата окажутся в пачке кандидата от КПРФ и т.д.

Ничего этого не было.

А был ужасающий для меня социальный вброс в сознание.

То есть, я хочу сказать:этой стране уже не нужны никакие фальсификации, подделки протоколов, карусели и т.д. Приплыли.

12 часов шли и шли больные, старые, с вываливающимися челюстями, ничего не понимающие, плохо одетые старые люди. В лучшем случае — пожилые. Были случаи, когда я, сверяя адрес, с ужасом видела, что сидящая передо мной старуха — младше меня на сколько-то лет… А этот небритый старик мог учиться на три класса ниже… а этот на десять лет моложе… Так их употребила жизнь в этой стране. А они— сами себя. Потому что вот так выбирают.

И они — годов рождения до 1965 (рожденные в 1970-1990-х лично мне практически не попадались! Очень редко! И ставили свои галки за яблоко, не удаляясь в кабинку) — хотели голосовать за Путина и Единую Россию. Свидетельствую. И соотношение 1/3 В ПОЛЬЗУ ЕДИНОЙ РОССИИ — ЭТО, УВЫ, ПРАВДА. ГОРЬКАЯ, ЧУДОВИЩНАЯ, НО ЭТО НЕ ПОДДЕЛКА И НЕ ВБРОС. Перед нами лежали кучки бюллетеней, говоривших за этих избирателей.

ОНИ так ХОТЕЛИ, ОНИ НЕСЛИ ЭТО ЖЕЛАНИЕ ИЗ их грязных квартир (коллега ходил по этим квартирам с переносной урной, видел эти свинарники, а не человеческое жилье с немощными стариками, брошенными властью, но они голосовали только за нее!). От избирателей нашего участка пахло этими квартирами, стоял плотный дух нестиранной заношенной одежды, отсутствия дезодорантов, плохой еды, которую они ели сегодня, как и вчера. Я держала замусоленные паспорта числом 200 — и они были какие-то желтые, бледные, серые, как и лица… Ни на секунду не долетел запах туалетной водой или духов. Конечно, они приходили из соседнего дома, не при марафете, все мы так ходим на избирательные участки по месту жительства, потому и приносили с собой свой неприкрашенный быт…

Я словно оказалась внутри спектакля Алвиса Херманиса «Долгая жизнь»… Отдельный сегмент мозга фикисовал: они никогда не ходят в театр… НО ИМ НРАВИТСЯ ИХ ЖИЗНЬ! ОНИ ХОТЯТ ТАК ЖИТЬ.

Я еще даже не понимаю, кто из этих людей, спрашивающих меня, где квадратик № 4 (плохо ж видят!), заполнил другие квадратики. Мы же считали приличные кучки за ЯБЛОКО и ПАРТИЮ РОСТА!

Может быть, так было на моем участке на Комендантском. Но вину за результаты этих выборов несет ДЕЕСПОСОБНАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, их проигнорировавшая. Голосовали вставшие из постелей лежачие — на последнем дыхании встали… Мы с другими наблюдателями пытались придираться, не доверять, но нарушений не было.По крайней мере на нашем участке — в присутствии полутора десятка наблюдателей (многие приехали к протоколам, но Оксана и еще несколько сидели сутки, не отрывая глаз, как велели, от опасных участков пространства. Мы подписали протокол, где цифры соответствовали тем, что мы с Оксаной посылали в cool-центр сразу после пересчета. У нас не было ни каруселей, ни очереди по открепительным…

У НАС БЫЛА СТРАНА. ГЛУХИХ и ГЛУПЫХ. Которые хотят так жить.

А потом был финал. Мы звонили в 4 утра в штаб — чтобы приехали и забрали у нас протоколы и отвезли нас домой. И нам отвечали, что никто не повезет, вызывайте такси и езжайте сами (работали мы, между тем, бесплатно, хотя все же надеемся впоследствии получить обещанные 3 000 — покрыть расходы на такси и на лекарства…) И чтобы протоколы мы везли им тоже сами. И это тоже была страна, в которой никому не были нужны два человека, отработавшие 24 часа для того, чтобы все было честно на конкретном участке. И для нас, мерзших на Комендантском аэродроме до 5 утра (потому что мосты были еще разведены), голодных, но с протоколами (которые тоже уже были никому не нужны), социальная картинка тоже как-то дополнилась.

Оксана напишет свое. А я вот так. Болею от всего разом.

Мне ужасно жалко, что не прошли депутаты, которых я уважаю. Перспектива ужасна.

Социальный опыт я получила. Видимо, пора становиться обратно на редакторскую вахту))))))

Марина Дмитриевская, гл. ред. «Петербургский театральный журнал»