Sunday, November 17, 2019
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > «Бутербродной» журналистике не грозит голодная смерть

«Бутербродной» журналистике не грозит голодная смерть

buterbrodЛюбителей поесть и выпить за счет организатора пресс-конференций в профессиональном фольклоре с 1990-х величают «бутербродниками» или «стололазами». Однако за прошедшие годы миф о прожорливых представителях пишущей братии порядком обветшал.

Оговоримся сразу: «бутербродником» язвительно называли отнюдь не каждого журналиста, позволяющего себе подкрепиться после долгого утомительного дня и выступлений спикеров на пресс-конференции. Так именовали персонажей, статей которых никто в глаза не видел, однако на каждом мероприятии они неизменно были первыми, кто оказывался возле столов с закусками.

Термин «бутербродная журналистика» появился в России в конце 80-х – начале 90-х годов. Причин тому несколько. После распада СССР толком не были сформированы принципы рекламной политики в средствах массовой информации. В то же время руководители различных фирм и компаний стали понимать, что нуждаются в рекламе: нужно приглашать людей, нужно устраивать события.

К истокам

«В 1990-х начали организовывать то, что называлось «презентациями», – вспоминает журналистка Светлана Гаврилина, работавшая в 1990-е в «Смене» и «Невском времени». – К тому же была массовая задержка зарплат. Когда бегаешь везде целый день, а где-то тебя покормят, это представлялось даже логичным. Но постепенно выросла генерация журналистов, очень юных или, наоборот, очень старых, привыкших к партийным банкетам, которые поняли, что даже не обязательно что-то писать».

У нового подвида «журналистов» был удивительный нюх на мероприятия, где стояли столы с закусками. Чаще всего они представлялись сотрудниками никому неизвестных, зачастую несуществующих, изданий. Светлана даже помнит человека, который представлялся сотрудником чехословацкой газеты (не уточняя названия), уже значительно позже «бархатного развода» 1993 года, разделившего страну на два независимых государства.

Редактор «Новой газеты в Санкт-Петербурге» Диана Качалова, которая в то время работала в газете «Невское время», вспоминает, что дело не раз доходило до абсурда: например, особенно закоренелые «бутербродники» носили с собой пробки от бутылок, чтобы беспрепятственно забирать открытую водку домой. «Грешили» подобным образом и некоторые «фотокорреспонденты», сметавшие пирожки в пустые кофры из-под оборудования.

Фуршетные легенды

В основной своей массе «бутербродниками» становились мужчины, женщин среди «халявщиков» было в разы меньше. В отличие от остальных коллег, они выглядели очень значительно: кожаные папки, костюмы, солидный вид вне зависимости от возраста. «Иногда задавал какие-то мудреные вопросы, такие, что хотелось спросить: сам-то понял, что сказал?», – смеется Гаврилина.

В журналистской среде тех лет из уст в уста передавали легенду о «бутерброднике-прародителе»: седовласом, благообразном господине, который не пропускал ни одного «съестного» мероприятия. С ностальгией журналиста В. (прим.ред.: Лениздат.Ру известны его имя и фамилия, но из этических соображений портал пользуется сокращением) вспоминают многие петербургские журналисты.

Рассказывают даже, что в какой-то момент у В. появился ученик. Тогда практика «наставничества» была достаточно распространенной: в подмастерьях у профессионалов ходило немало нынешних журналистских звезд.

Однако ученику мастера В. – молодому, еще не закончившему школу, мальчику с горящими глазами выпала другая судьба, гласят цеховые легенды. Как вспоминает Гаврилина, поначалу молодого человека, попавшего под влияние В., влекла романтика профессии: он мечтал о расследованиях и работе в горячих точках. Но наставник быстро научил юного журналиста жизни. «И этот мальчик вскоре понял, в чем смысл и кайф журналистики, – рассказывает Гаврилина. – Он осознал, что главное – это еда и угощение. И делил мероприятия на две категории: «где будут кормить» и «где не будут».

Урон репутации

К представителям «бутербродной» журналистики относились по-разному. Чаще всего испытывали глухое раздражение. На некоторые мероприятия например, количество представителей прессы было ограничено. Однако «бутербродники» неисповедимыми путями пробивали себе дорогу к заветным тарталеткам и канапе.

Время ограничено, журналист пришел работать, а «бутербродник» стоит и задает свои витиеватые, ненужные никому вопросы. Кроме того, благодаря «стололазам», сложился довольно обидный образ сотрудника газеты: вечно голодного, продажного, пронырливого человека, которого можно задобрить обильным «прикормом».

Совладелец PR-агентства Leo August Branding Илья Чертков считает, что любители «халявы» наносят немалый урон профессиональной репутации журналистов. «Конечно же, с точки зрения информационной полезности, их полезность равна нулю, – отметил он. – А вот с точки зрения репутации, восприятия, значительная часть клиентов, особенно тех, у кого нет развитой пресс-службы, судят о журналистах именно по таким вот бутербродным товарищам, которые отличаются набегом на фуршетную зону и для галочки задают пару-тройку идиотских вопросов».

В крупных газетах даже появилось правило – на работе работать, а не ужинать. Редактор «Новой газеты в Санкт-Петербурге» Диана Качалова рассказывает, как наставляла своих подчиненных: «Телекамер будет много, увижу вас «жрущими» – с задания можете не возвращаться». Сама редактор призналась, что перед мероприятиями с «фуршетом» старается где-нибудь перекусить, чтобы не было соблазна.

«Журналисты наши так мотаются с мероприятия на мероприятие, что мне приятно лишний раз напоить их чашкой чая или кофе, а если есть печеньки – угостить, – по-другому оценивает «журналистские слабости» руководитель пресс-клуба «Зеленая лампа» Елена Лиханова. – Может, это женский, материнский инстинкт всех накормить, но мне кажется такое вполне естественным».

Вымирание вида?

В 2005 году ходил тревожный слух о том, что петербургские PR-агентства составили «черные списки бутербродников». Впрочем, директор «Зеленой лампы» Елена Лиханова говорит, что подобные «блэк-листы» давно существуют и в пресс-центрах. «Еще лет пять назад у всех руководителей пресс-центров были такие негласные списки «бутербродников», – отмечает Елена. – Грубо говоря, на какие-то городские, обыкновенные мероприятия их пускали. А если были пресс-туры в другие города или на объекты, или мероприятия с фуршетом, старались, чтобы они не очень налегали на бутерброды, их не пускать».

Елена Лиханова отмечает, что в каком-то смысле «бутербродники» даже приносили пользу: «Идет коммерческое мероприятие, и заказчик находится в зале. Большое желание показать этому заказчику, что пришла толпа журналистов на мероприятия, которые проводятся за их денежки. Лишнее количество голов этому, в общем-то, не мешало». Однако отчитываться приходилось все равно публикациями – как раз здесь любители «халявы» приносили много неприятных хлопот.

Бутербродная вакханалия

Впрочем, иногда заказчики сами требуют «бутербродников». Совладелец агентства Leo August Branding Илья Чертков признался, что примерно половина его клиентов предпочитает количество, а не качество.

«Однажды мы сопровождали одну компанию из сферы производства продуктов массового потребления, – рассказывает он. – Когда мы начали рассылать приглашения журналистам, выяснилось, что в городе чуть ли не 60-70 СМИ, которые пишут на тему общепита и производства продуктов питания. При этом на бумаге существуют два-три из них, все остальное – совершенная виртуальщина».

«Мы объяснили клиенту, что собрать большой пул журналистов по этой теме невозможно, большинство из них будет «дутыми» журналистами, – рассказал Чертков. – Клиент почему-то очень обрадовался и сказал, что всю жизнь о таком мечтал. Это был интересный «экшн», когда всех «бутербродников», к тому же пишущих про бутерброды, мы собрали в один пресс-тур».

«Подобного царства вакханалии я не видел давно: они умудрились за один объезд напиться до невменяемого состояния, – рассказал он. – Это был разгуляй в стиле «а поехали к цыганам!». Парадокс в том, что клиент был этому очень рад. По его представлениям, так и должно быть».

«Олдовые» и новые

Во многих петербургских пресс-центрах говорят, что «бутербродная журналистика» постепенно умирает. «По-моему, она вообще исчезла», – заявила Лениздат.Ру руководитель пресс-центра «Комсомольской правды» Елена Ибрахим-Демчук, отметив, что в последние несколько лет с «бутербродными» журналистами не сталкивалась.

«Сейчас я с уверенностью могу сказать, что нет таких журналистов. К нам, к счастью, они не приходят на мероприятия и нам не попадаются», – согласна с ней Елена Лиханова. Журналистка Светлана Гаврилина отметила, что в последний раз видела «бутербродников» в Москве – в Петербурге их уже не встретишь.

Однако Илья Чертков уверен, что его коллеги «немного лукавят». «У меня такое ощущение, что с каждым годом количество «бутербродников» растет. Просто они понимают, что в серьезные информационные центры при крупных агентствах их не пустят, – сообщает Чертков. – По моему опыту, на таких мероприятиях появляется особая категория журналистов, которые называют себя блогерами, популярными авторами микроблогов, сотрудниками новых медиа. Форма немного отличается, суть та же самая. Просто выросло новое поколение. «Олдовые», классические, «бутербродники» просто не вписались в новый информационный формат. Зато вписалась вся блогерская тусовка. Через несколько лет на пресс-конференции от «бутербродников» будут ходить, например, владельцы популярных пабликов «ВКонтакте» и Facebook».

Видимо, говорить о вымирании «бутербродного» вида журналистов пока рано, хотя популяция «стололазов» образца 1990-х и вправду оказалась на грани исчезновения. Однако на смену старожилам пришло новое журналистское поколение, страсть к «халяве» у представителей которого все так же неистребима.

Анастасия Фролова

Источник: lenizdat