НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Союз журналистов с Администрацией президента?

Союз журналистов с Администрацией президента?

Разразившийся скандал, особенно с учетом скорых выборов в Госдуму, —  важная новость не только для журналистского цеха. Возникает опасность превращения Союза журналистов России в так называемую GONGO: Government-Organized Non-Governmental Organization. Этим флагом удобно будет размахивать и на внутреннем рынке СМИ, и на международном уровне, назначая «правильных» и «неправильных» журналистов сверху. Сам механизм кадровой революции в прежде демократическом СЖР выглядит скорее как аппаратная интрига.

8 июля в Центральном доме журналиста прошел Федеративный совет СЖР, принявший решение о созыве 12 августа (сначала предлагалось — через 2 недели) внеочередного съезда. При этом в промежутках между съездами, собираемыми раз в 4 года, Федеративный совет обладает всеми их полномочиями, кроме одного — избрания председателя СЖР. В Федеративный совет кроме председателя и 19 действующих секретарей входят также председатели 77 региональных союзов журналистов. Однако о предложении созвать внеочередной съезд большинство из них (в том числе секретарь СЖР и советник Президента РФ Михаил Федотов) заранее уведомлены не были. Юрист СЖР и ряд председателей региональных союзов предупредили, что за столь короткий срок сложно успеть выполнить все необходимые процедуры по выборам делегатов, а это может поставить под вопрос легитимность съезда.

Оплату проезда делегатов на съезд взял на себя СЖР, заранее был оплачен и приезд председателей из регионов на Федеративный совет, хотя союз, как было сказано с трибуны, находится в сложном финансовом положении. На вопросы из зала об источниках финансирования внятного ответа так и не было дано.

11 июля информация о проведении внеочередного съезда СЖР появилась на его сайте, но не на главной странице, а мельком — в «новостях». Четыре секретаря СЖР (Юрий Батурин, Павел Гутионтов, Александр Копейка и Леонид Никитинский) сформулировали и подписали «Особое мнение» против созыва съезда, однако по распоряжению председателя СЖР Всеволода Богданова оно было убрано с сайта (мы публикуем этот документ на сайте «Новой»).

«Новая газета» предложила разъяснить ситуацию своему обозревателю и одному из подписантов «Особого мнения», Леониду Никитинскому. Вот его мнение.

 

Леонид Никитинский,
секретарь СЖР, член Совета по правам человека при президенте РФ:
«В одну телегу впрячь не можно…»

Если называть вещи своими именами, запрет разместить «Особое мнение» на сайте СЖР — это цензура, против которой Союз журналистов (если это еще не союз кого-то другого) призван бороться. Гласность — базовый принцип журналистики, а без открытости она не заслуживает доверия общества.

Журналистика — вообще дело даже не журналистского цеха, а всей страны. С этой точки зрения, замалчивать происходящее сейчас в СЖР было бы не по-журналистски. Но сначала надо осмыслить контекст, в котором 8 июля скоропалительно и конспиративно был назначен внеочередной съезд.

Дело в том, что все институты в стране работают на себя: парламент принимает законы, удобные полицейским, а не гражданам; правительство распределяет налоги в свою пользу; судьи судят так, чтобы, не дай бог, не обидеть губернаторов; мэрия ремонтирует улицы, как удобно ей, а не горожанам. Если еще и журналистка будет работать для себя, тогда нам этого уже никогда не исправить.

Впрочем, СМИ как домашний междусобойчик, на котором все хвалят друг друга, — это тоже иллюзия власти. Журналистика возникает не в газете и не на экране, а в головах граждан, она — коммуникация, которая происходит между журналистом и его аудиторией. Если газету никто не прочел —  это то, во что заворачивают селедку. К сожалению, именно такие «СМИ» много лет поддерживает власть, подкармливая их «договорами об информационном обслуживании», а они, демонстрируя свою лояльность, воздвигают гигантскую потемкинскую деревню из пресс-релизов.

Исследование, проведенное на президентские гранты (к сожалению, не Союзом журналистов, а Альянсом независимых региональных издателей (АНРИ) вместе с социологами «Циркона»), показало, что госфинансирование, в том числе якобы частных СМИ, приводит к исчезновению из них критической повестки. А она и есть тот феномен, который философ Юрген Хабермас назвал «коммуникативным разумом», понимая под этим не состояние, а постоянно идущий процесс — поиска и достижения согласия в обществе по важнейшим для его жизни вопросам.

В условиях кризиса власть столкнулась с тем, что у нее нет этого инструмента для диалога с обществом, а разговор предстоит трудный. Пропаганда телеканалов обращается не к разуму, а к коллективному бессознательному, она обеспечивает негативную консолидацию части общества, но это лишь иллюзия доверия. У нас процветают лишь желтые СМИ, но это такой же бизнес, как ликеро-водочный заводик: производят наркотик, позволяющий уйти от трудных вопросов и забыться.

Самое печальное в этой картине — исчезновение редактуры и школы. Живая журналистика уходит из симулякров «СМИ» в интернет, но в отсутствие школы она там утрачивает достоверность и просто культуру.

Замминистра связи Алексей Волин, артикулирующий откровенно и почему-то с кафедры журфака МГУ политическую линию в отношении к СМИ, говорит, что в XXI веке журналистика как профессия перестает существовать, она — лишь часть «медиабизнеса». Какой именно это бизнес, показало наше с АНРИ исследование: 35 млрд рублей за 2014 год (эту цифру с подачи ОНФ назвал президент) только на поддержку региональных «СМИ», по существу, похищены у налогоплательщиков. Это коррупция как в широком: недовложение смыслов в СМИ тождественно, по сути, недовложению цемента в строительный раствор, — так и в более точном смысле: все эти «гранты», как показало исследование, обычно уходят владельцам «частных СМИ» — тещам губернаторов и бабушкам депутатов.

В этом был пафос моего выступления в рамках встречи СПЧ с президентом Путиным 1 октября прошлого года: если в бюджете есть такие деньги, не лучше ли их потратить не на очковтирательство, а на программы поддержки журналистов в регионах, вложить в человеческий капитал по программам обучения, обмена опытом, поддержки сложных проектов, журналистских расследований в том числе? Тогда Путин переспросил: «Так вы хотите, чтобы вы нас критиковали, а мы вам за это деньги платили?» И мы с Николаем Сванидзе ему ответили: «Да, именно так, в этом и есть смысл журналистики для общества».

Свершилось! 8 июля на Федеративном совете СЖР участникам были розданы уже и бланки заявок на финансовую помощь СМИ через АНО «Центр», которое, как оказывается, было недавно (и без лишнего шума) зарегистрировано Денисом Токарским — он кооптирован в секретариат СЖР где-то весной этого года (а до этого выпускал в Екатеринбурге «МК»).

Токарский, как уточняют в Екатеринбурге, — молодой и толковый менеджер, и за то, что он навел порядок в бухгалтерии СЖР, спасая союз от финансового, по сути, банкротства, ему надо сказать только «спасибо». Наверное, справедливо и то, что в обмен он хочет получить, продолжая эту аналогию, «пакет акций» СЖР. Но я против того, чтобы этот пакет был «контрольным».

В ходе Федеративного совета 8 июля (который начинался вообще-то с моего выступления в защиту свободы слова и журналистики, которое было подхвачено в зале) ближе к завершающему его обеду на трибуне стали появляться разные люди — в основном менеджеры СМИ и телевизионщики. Последней выступила довольно развязная девушка, которая нам сказала: «Наверное, мне пора подвести итоги, а вообще-то я работаю в «Лайф Ньюс»… Тогда еще никто в зале ничего не понял, и лишь из информации в понедельник на сайте мы узнали, что это — кандидаты (в количестве 12 человек!) в обновленный секретариат СЖР.

Председатель СЖР Всеволод Богданов нам позже объяснил: это люди, которые придут в союз не только со своими программами, но и со своими деньгами. «Лайф Ньюс» нас несколько озадачил, все-таки это не та журналистика, которую до сих пор и все годы своего существования старался поддерживать Союз. Против медиаменеджеров у меня нет возражений: наверное, все они прекрасные люди, хотя практика подсказывает, что те, кто способен принести деньги, — еще более способен их унести. Вопрос не в этом, а вот в чем: это будет Союз журналистов или уже медиаменеджеров?

Если, как нам объясняют эту затею (больше похожую на аппаратную интригу, каковые журналистам пристало разоблачать, а не выстраивать), смысл ее состоит в обновлении и кооптации молодежи, то прекрасная журналистская молодежь есть в «Новой газете», в РБК (включая уволенного главного редактора), на «Дожде», на «Эхе»… Давайте тогда их пригласим, чтобы у журналистов тоже был свой «пакет акций».

Я собираюсь выступить с этим предложением на предстоящем съезде. Если оно не будет принято, то я не вижу смысла оставаться в составе секретариата СЖР. Там просто не будет тех прежних возможностей защищать журналистику, ради которых стоило бы от нее отрываться и нагружать себя этим не всегда приятным общением.

Кстати, «Особое мнение» о необходимости хотя бы перенести съезд на осень, что выглядело бы, по крайней мере, приличнее, собирались подписать и другие секретари. Но передумали: многие убеждены, что весь тайный план был заранее согласован в администрации президента. И вообще у разных людей есть разные обязательства, а мне-то, кроме своей журналисткой репутации, терять нечего.

 

Особое мнение ряда секретарей Союза журналистов России относительно созыва внеочередного съезда СЖР

Исходя из принципов демократии, на которых деятельность Союз журналистов России основывалась все годы его существования, мы имеем право и считаем своим долгом сформулировать «особое мнение» по вопросу о созыве внеочередного съезда Союза журналистов России, назначенного на 12 августа 2016 года.

В ходе проведения Федеративного совета 8 июля далеко не все секретари союза и не все руководители региональных союзов поддержали это предложение.

На заседании совета высказывалось возмущение очередным заявлением замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина о том, что «журналистики как профессии в XXI веке больше не существует». Мы, безусловно, поддерживаем предложение в условиях нарастающего нажима на журналистику и СМИ сформулировать более точную и жесткую программу союза, которая должна быть направлена прежде всего на защиту конституционного принципа Свободы слова и на поддержку журналистики (а не «СМИ»), в первую очередь в регионах.

Вместе с тем утверждение такой программы, отличающейся от уже принятой 3 года назад Х съездом Союза журналистов лишь большей четкостью и жесткостью, но не принципами и общим содержанием, относится к компетенции Федеративного совета и не требует проведения внеочередного съезда. Цель его проведения на Федеративном совете 8 июля не была внятно разъяснена, повестка четко не сформулирована, само предложение о созыве внеочередного съезда прозвучало лишь ближе к концу заседания, никак не вытекало из сказанного делегатами и секретарями Союза журналистов в ходе его проведения и стало для большинства участников (за исключением, возможно, нескольких) полной неожиданностью.

Неожиданностью для многих членов секретариата стало и опубликованное на сайте Союза журналистов (в том числе, очевидно, и от нашего имени) сообщение о том, что на Федеративном совете выступили «кандидаты в состав секретариата и ответили на вопросы коллег». Эти выступления не были предварены сообщением о том, что выступавшие — кандидаты в члены секретариата, и с некоторым из них мы не готовы работать в рамках органа одной журналистской организации.

Мы ценим роль отдельных членов Секретариата Союза журналистов России, кооптированных в него несколько месяцев назад, за их предложения и реальные усилия, в том числе по финансированию прошедшего Федеративного совета и предстоящего внеочередного съезда. Вместе с тем мы считаем, что это рабочий процесс, не требующий экстраординарных мер в виде созыва такого съезда. Связь между процессом финансового оздоровления союза и необходимостью созыва съезда на Федеративном совете 8 июля не была нам объяснена должным образом и с подобающей открытостью.

Профессия журналиста основывается на открытости во всем, а скоропалительно и некоторым образом в режиме секретности созываемый съезд может быть оценен широкими кругами наших коллег как переворот: единственный вопрос, требующий компетенции съезда, — это перевыборы председателя Союза журналистов России. Этот вопрос можно ставить, но в таком случае кандидатуры на посту председателя Союза журналистов должны обсуждаться гласно, тщательно и без спешки.

Мы считаем, что впопыхах созываемый внеочередной съезд может нанести Союзу журналистов России, активными приверженцами и сотрудниками которого мы были и остаемся до сегодняшнего дня, непоправимый репутационный ущерб. Спешка в проведении конференций региональных союзов журналистов неминуемо приведет к процедурным нарушениям, которые сделают решения съезда нелегитимными и уязвимыми для такой же последующей интриги.

Исходя из изложенного, мы предлагаем широко обсудить новую редакцию программы Союза журналистов России в регионах, а также на ХХ фестивале «Вся Россия-2016» в Дагомысе, после чего решить вопрос о проведении внеочередного съезда осенью 2016 года, после выборов в Государственную думу, или об отказе от его проведения.

Юрий Батурин,
Павел Гутионтов,
Александр Копейка,
Леонид Никтинский

12 июля 2016 г.

 

 

Всеволод Богданов,
председатель Союза журналистов России:

— Я бы воздержался пока от каких-либо комментариев по ситуации в Союзе журналистов — скоро будет съезд, где каждый вправе высказать свое суждение о том, как нам предстоит работать. Хочется быть сильными и влиятельными, чтобы была позиция, были какие-то модернизации, были отношения с властью, чтобы уже к фестивалю в Дагомысе осенью мы пришли с новыми проектами.

Модернизация не подразумевает изменения общественных и политических позиций Союза журналистов. Очень важно, чтобы журналистское сообщество имело позицию и могло высказываться. Новыми кандидатами в секретариат могут быть и представители «Дождя», и другие журналисты. Союз журналистов — не политическая партия, это журналистское сообщество, представляющее разные взгляды, разные позиции. Я очень уважаю «Дождь», и у меня нет никакого желания противопоставлять себя им. У меня другая проблема — что журналистика стала исчезать. Пропали все жанры, пропали все  крупные фигуры журналистов, которые когда-то были. Сегодня есть один новый жанр — «информатика», в котором развивается «особое мнение». Все имеют особое мнение и считают, что в этом суть журналистики. В любом случае вопрос о приеме в секретариат буду решать не я, а людей, готовых работать в союзе, модернизировать, защищать журналистику, я всегда готов поддержать.

Я — прагматик. Я занимаюсь статусом профессии, я занимаюсь семьями погибших, я не горжусь, но доволен тем, что смог им помочь в трудную минуту. Мы занимаемся стариками, мы до сих пор в Домжуре устраиваем для них обеды — это, я считаю, прагматика, без которой не обойтись. А что касается взглядов и позиций — они могут быть разными, и журналист вправе эти взгляды проявлять, обнародовать, искать истину — в этом смысл нашей работы. А просто объявлять, кто из журналистов — за власть, а кто — борется с ней, неправильно.

Письмо с мнением некоторых представителей Союза журналистов не было опубликовано на сайте, поскольку большинство членов секретариата посчитали, что нет смысла его публиковать. Я, честно говоря, обиделся на всех четверых, поскольку эти люди прекрасно знают мои позиции, что я никого никогда не предавал и не сдавал.  У большинства из секретарей к этому письму негативное отношение, кроме двоих ярких авторов письма — Никитинского и Гутионтова; к сожалению, у остальных другие взгляды, даже у тех, кто сначала каким-то образом в эту смуту подался.

Денис Токарский появился из Екатеринбурга, я его раньше не знал. Мне понравились его взгляды по поводу одного конфликта, когда девушка Аксана высказалась в духе того, что свобода слова — это когда я выбираю, что для меня рациональнее и выгоднее опубликовать и с чем бороться. И как раз этот парень придерживается иной позиции, посвященной защите журналистики, ее возрождению. Мне стало интересно с ним сотрудничать, и мы пригласили его для помощи в создании Центра защиты медийного рынка и статуса профессии. Подобное существует во многих странах и, надеюсь, с помощью Дениса Токарского, будет и у нас.

У меня никогда не было любовных отношений с администрацией президента, а я больше 20 лет здесь работаю. Мы не пользовались ни разу господдержкой и бюджетом. Я открыт, и мы всегда держались сами по себе. То, что первый раз пришел человек с какими-то проектами, меня удивило. Надеюсь, он будет полезен.

 

Денис Токарский,
управляющий делами Союза журналистов России:

— На внеочередном съезде планируется модернизация Союза, как говорил наш председатель Всеволод Богданов, отношение к этому самое позитивное, никаких скандалов я не вижу и не предвижу. Если в Союз придут работать люди, работающие в отрасли сегодня, это будет отличным толчком и импульсом в развитии и Союза, и всей журналистики. С чем связана спешка? Факторов очень много — и хозяйственные, и творческие, вообще перемены в Союзе назрели, об этом говорят все — в интервью на «Эхе Москвы» об этом высказался Павел Гусев. Когда-то эти перемены должны произойти, так зачем ждать еще несколько лет, если можно не ждать.

Новые кандидаты в секретариат появились не только от «Лайф Ньюс», но и от «Ленты.ру», из региональных СМИ, там довольно широкий спектр представителей. И если уж упоминается отсутствие «Дождя», к примеру, то можно сказать и о еще нескольких десятках телеканалов, которых тоже нет в списке кандидатов. Если съезд Союза журналистов кооптирует новых кандидатов, это будет означать только его усиление.

Я попал в Союз журналистов только благодаря рекомендации председателя Союза журналистов Всеволода Богданова.

Юрий Батурин,
секретарь Союза журналистов России:

— Я находился в командировке и не присутствовал на федеративном совете 8 июля. Но мне рассказали, что именно там на повестку дня в самом конце, в пункте «разное», был вынесен вопрос о созыве внеочередного съезда Союза журналистов. Мне кажется, что, когда все идет хорошо или нормально, так не бывает. Внеочередной съезд — чрезвычайная вещь, о нем нужно говорить заранее и готовиться к нему. А здесь его собирались провести через две недели! Для меня непонятно, какие вопросы надо решать в такой спешке, поскольку все озвученное обсуждается на федеративном совете — таков устав. Единственный вопрос, относящийся к полномочиям съезда, — смена председателя Союза. Я пока не понимаю, зачем нам нужно менять председателя и почему этот вопрос возник так внезапно и случайно, и, самое главное, почему действующий председатель это поддерживает. Поскольку вся эта ситуация окутана дымкой неопределенности — она мне не нравится.

Моя позиция такова — если съезд нужен, объясните: зачем и какие вопросы на нем будем решать? Давайте к нему подготовимся и в конце сентября в Дагомысе на фестивале все это обсудим. Но на это никто не идет, предлагая все как-то очень быстро решить. Новые кандидаты в секретариат Союза журналистов появляются «ниоткуда», что вообще противоречит нормальной ситуации выборов. Это все входит в сферу непонятностей, которыми окутаны последние решения. Я не люблю оказываться в роли пешки, которая не знает замыслов короля.

Прием новых секретарей, в числе которых представители «Ленты.ру» и «Лайф Ньюс», конечно, изменит общественную и политическую позицию Союза журналистов. Более того, на данный момент секретарей и так достаточно (вместе с председателем — 20), и если появится еще десяток, это может означать, что какое-то количество действующих секретарей могут уйти. Не только приход новых людей, но и уход старых повлияет на изменение ситуации.

 

Александр Копейка,
секретарь Союза журналистов России:

— Свое отношение мы с группой коллег высказали в «Особом мнении» — письме, которое было опубликовано на сайте Союза журналистов, но удалено через пять минут. Несмотря на разность взглядов и мнений, до последнего времени у нас все было честно и открыто, глаза в глаза, и я бы никогда не стал с этим «мнением» выступать, вообще не терплю раздрай в организации. Но последние события и решения исподтишка нас покоробили.  Ни я, ни другие подписавшиеся под «Особым мнением» журналисты от своих слов не отказываемся.

Мы не считаем проведение внеочередного съезда необходимостью, все вопросы, которые заложены в его повестку — модернизация деятельности Союза журналистов и его программы и довыборы секретарей, — рабочие вопросы, которые можно было решить на федеративном совете. Еще больше нас удивило и подтолкнуло к выводам, приведенным в открытом письме, — то, какая подготовка ведется к этому съезду: все в обстановке секретности, без объяснений, без указания причин. А причин может быть много. Съезд как высший орган может сам сформировать повестку дня непосредственно на самом заседании, и, мне кажется, мы увидим там много сюрпризов. В последний момент туда может быть внесен вопрос о переизбрании председателя, а может быть, сам Всеволод Леонидович скажет, что усталость не позволяет ему дальше заниматься своими обязанностями. Лично моя версия, она довольно острая, заключается в том, что накануне выборов, на которые выделены весомые средства, Союзу журналистов обещаны некоторые субсидии, которые очень быстро нужно освоить.

Я могу согласиться, что Союз журналистов устарел, и по возрасту секретарей и по мышлению, хотя головы у нас еще работают. Я не вижу препятствий для внесения изменений и в состав секретариата, но это должны быть энергичные люди, преданные профессии и журналистскому долгу. Откуда берутся новые кандидаты в секретариат, мне неизвестно. На недавнем федеративном совете была представлена некая команда Токарского — представители «Ленты.ру», «России 24», «Известий», «Лайф Ньюс», выступившие, на мой взгляд, с невразумительными посылами. А на следующий день в сообщении о федеративном совете появилась информация о выступлении кандидатов в секретариат. Для нас это стало очередной неожиданностью.

Я считаю, что прием новых кандидатов в секретариат безусловно повлияет на общественные и политические позиции Союза журналистов. Более того, ради этого все и затевается. Мы уже некоторое время испытывали на себя попытки изменения устоявшейся позиции, когда в организации наметился очевидный раскол по поводу флешмоба вокруг передачи «Должники Госдепа». Тогда ряд газет выступили с идеей (и воплотили ее в жизнь) печатать в программе передач НТВ совет не смотреть этот канал. Но некоторые молодые секретари попытались защитить канал и программу, в адрес которых на Коллегии по жалобам на прессу прозвучало даже определение «доносчиков». Боюсь, что работать с такими людьми некоторым моим коллегам будет тяжело, и если политика организации будет меняться таким образом и в такую сторону, не исключаю варианта, что некоторым моим коллегам придется покинуть Союз журналистов.

 

Павел Гутионтов,
секретарь Союза журналистов России:

— Новые кандидаты в секретари были представлены 8 июля на Федеративном совете неожиданно для всех. Они были охарактеризованы как члены команды Токарского. Ничего другого о них больше сказано не было. Председатель СЖР Всеволод Богданов говорил о том, что это люди, которые придадут динамизм и мобильность Союзу, что он счастлив представить нам людей из команды Токарского. После чего девять человек вышли и говорили какую-то ахинею. Предложили задавать им вопросы, но никто им вопросы не задал. На этом дело было закончено. Через несколько дней выяснилось, что это были кандидаты в наш секретариат. Я представляю, что это люди, которые нравятся господину Токарскому. Он имеет право любить кого угодно на свете. Но почему эти люди должны работать вместе со мной — я не знаю. Я предполагаю, что с их появлением может измениться политика Союза. Это люди с определенной репутацией, те, кого из них я знаю по публикациям, по медиаскандалам, которые были последние пять лет, — это люди, которые, как я думаю, будут просто обязаны соответствовать своей репутации.

Сам же Денис Токарский — человек, которого никто из нас не знал до января этого года. Он был принят на работу у нас как человек, который оздоровит финансовое положение Союза.

По нашему уставу, секретарей предлагает председатель и утверждает съезд. В принципе можно было это сделать и на Федеративном совете с последующим утверждением на съезде. В принципе ради них съезд можно было не собирать.

Источник