Вторник, 7 июля, 2020
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Смерть газет, о которой так долго говорили

Смерть газет, о которой так долго говорили

Для завершения эпохи, даже когда уже все готово и понятно, необходимо какое-то символическое событие. Чисто для календарной привязки. Например, ожидаемый закат Европы таки приключится, причем в Америке, когда с банкнот уберут надпись IN GOD WE TRUST.

В среду, 7 сентября 2016 года, Американская Газетная Ассоциация, Newspaper Association of America, уберет упоминание о газетах из своего названия и станет просто News Media Alliance. Это главный отраслевой союз, под прежним названием он объединял лидеров медиа-отрасли с 1887 года.

Но и сами лидеры – уже не газеты. Газетная характеристика больше не определяет сущность таких брендов как The Washington Post, The New York Times или The Wall Street Journal. Они могут все еще содержать газеты в букете, но их цифровая аудитория уже превышает бумажную. Аналогично, кстати: и для описания аудитории слово readers уже не очень подходит – это viewers. Теперь под старыми газетными брендами скрываются «медиа-компании, известные в прошлом как газеты», – пишет Джим Рутенберг в воскресном выпуске New York Times, в колонке «Да, новости переживут сами газеты» (Yes, the News Can Survive the Newspaper). К тому же старые газетные бренды вышли теперь на просторы, где орудуют медиа-компании другого типа, которые вообще никогда и не были газетами, как BuzzFeed, например. Так что слово «газеты» теперь недостаточное, чтобы описывать индустрию.

06-09-16-texterra-01

The New York Times сейчас – больше, чем газета. Ее сайт – один из самых посещаемых новостных сайтов, а мобильным приложением газеты на Android пользуется более 10 млн человек

И это только верхушка айсберга, прямо сейчас крушащего 400-летнюю отрасль. Потому что в цифровой среде с новостями и журналистикой происходят уже совсем другие злоключения. Какие?

  1. Контент. Основой обратной связи для медиа-индустрии становится не лояльность аудитории бренду, а текучие мгновенные флуктуации трафика. Отсюда погоня за импульсивным кликом, ускорение и обессмысливание журналистской процедуры (hamster wheel; hamsterization of journalism, как называет это Дин Старкман из Columbia Journalism Review). Такой новостной процесс порождает совершенно иные стандарты, после чего он перестает быть новостным, так как новости в этой рыночной нише вступают в прямую конкуренцию с котиками. В лучшем случае.
  2. Бизнес. Это уже тоже хорошо известно: темпы роста цифровых доходов медиа-компаний не компенсируют скорости снижения печатных доходов. На семь долларов снижения доходов в принте приходится только один доллар прироста цифровой выручки. То есть кривая снижения печатных доходов медиа-компаний упадет ниже порога выживания гораздо раньше, чем кривая цифровых доходов сможет этот порог преодолеть – если вообще когда-нибудь сможет.

И это, кстати, залог еще какого-то времени для агонии последних печатных изданий – даже умирая, они генерируют для редакций выручку лучше, чем цифра. В своей колонке Джим Рутенберг упоминает прогноз, согласно которому воскресные бумажные приложения проживут еще лет 20.

Андрей Мирошниченко

Источник