Tuesday, November 19, 2019
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > ТЕХНОЛОГИИ > Публичная библиотека должна стать бизнесом?

Публичная библиотека должна стать бизнесом?

Сегодня в России более 130 тысяч библиотек. Их судьба печальна. От общего количества издаваемых в стране книг в публичную библиотеку поступает только каждая десятая. Приток новых поступлений в областные детские библиотеки едва достигает 3 процентов, в сельской местности он еще скуднее — 0,1 процента. Большую часть библиотечных фондов составляет справочная и научная литература, выпущенная более 20 лет назад, то есть значительно устаревшая. Работники библиотек относятся к категории самых низкооплачиваемых. Средняя зарплата библиотекаря — 13 тысяч рублей.

Максим Мошков, первый сетевой библиотекарь. Фото: Евгения Смолянская/ РГ
Максим Мошков, первый сетевой библиотекарь. Фото: Евгения Смолянская/ РГ

Поставленные в рыночные условия, муниципальные библиотеки начали оказывать платные услуги — изготавливать справки, копировать материалы, предоставлять для просмотра видеокассеты, выдавать литературу из подсобных фондов… Если так пойдет дальше, то не перестанет ли библиотека быть публичной (общедоступной)? Приемлемо ли вообще превращение ее в коммерческое предприятие?

Обсудим тему с основателем и владельцем первой в России электронной библиотеки Максимом Мошковым.

Книжки больше не покупаю

— У вас есть абонемент в какую-нибудь публичную библиотеку?

— Предполагаю, что нет.

— Предполагаете?

— Ну да. Много лет назад я был записан в пять или шесть библиотек. Я оттуда не выписывался, но я там не был уже лет двадцать. Так что, скорее всего, мои абонементы аннулированы. Зачем мне библиотеки? Есть Интернет. Я сам себе библиотека теперь.

— А книжные полки у вас в доме имеются?

— Вдоль коридоров в два ряда идут. Наверное, больше пятидесяти погонных метров. Это из прошлой жизни. Зачем они мне, не знаю. Бумажные книжки я давно уже не читаю.

Если ввести плату за посещение библиотеки, то нынешних читателей можно потерять, а новых не приобрести. Туда и бесплатно почти никто не ходит

— И не покупаете?

— Нет.

— Но ведь не всякая книга сейчас существует в электронном виде. Выходят новые печатные издания, которые не так уж скоро будут оцифрованы, а то и вообще останутся только на бумаге. Вам не требуется свежая литература?

— Знаете, есть книжки, которые нужны для работы. Есть книжки просто развлекательные. Чтобы убить время, можно читать абсолютно любую книжку. В этом смысле у меня нет стремления схватить именно ту, «горячую», про которую все сейчас говорят. Я могу за нее взяться через пятнадцать лет после того, как она вышла. Меня сейчас интересуют книжки, которые давным-давно напечатаны, а в электронной форме отсутствуют. Вот о таких книжках я действительно иногда печалюсь. Но в библиотеку я за ними не пойду, потому что… ну, сколько в год вы читаете книжек?

— Ох, наверное, не так много, как хотелось бы.

— А я, когда был студентом, читал в среднем пять книжек в неделю. Иногда до десяти, если книжки были интересные. Мне на год нужно было триста книг. Считайте, со второго класса школы до аспирантуры включительно по триста в год… Выходит, примерно пять тысяч книжек я прочел. Мне они были нужны каждый день, поэтому я ходил в библиотеку. А сейчас я могу прочесть книжку по дороге на работу и обратно. Это два часа в день. И это ридер, а не бумага. Толстую книжку я прочитываю обычно дней за пять. Получается, не больше пятидесяти книжек в год. А такое количество можно себе найти и без всякой библиотеки.

Это склад спрессованной бумаги

— Как, по-вашему, библиотека относится к сфере культуры или к сфере услуг?

— Библиотека — это склад книжной продукции. Она предоставляет печатную литературу и, стало быть, оказывает услугу. Эту услугу она предоставляет бесплатно и, значит, вместо понятия «услуга» здесь можно употребить какое-то другое понятие, скажем, «открытый доступ к культуре». В данном случае открытый — это бесплатный.

— Роль библиотеки изменилась за последние лет двадцать, как вы думаете?

— В принципе, нет, не изменилась. Это по определению…

— …склад спрессованной бумаги с буквами?

— Именно так, не больше и не меньше. Вам нужна книжка, вы не можете ее где-то купить, достать, выпросить, у вас ее нет дома — вы идете и берете ее в библиотеке, потому что она там есть.

— Вам не хочется признать, что библиотека — это еще и пространство культуры?

— Это склад книг. Любых. В правильной библиотеке должны быть любые книги. Культурным или каким-то еще пространством я это называть не хочу. Пространство формируется человеком, который туда пришел. Если туда приходит националист, то он находит там книжки, близкие его мировоззрению. Если приходит ученый, он находит научную литературу. Кто-то приходит развлечься, и тогда к его услугам детективы, приключенческий жанр. Кто-то приходит за дамским романом и тоже получает свое. Это разные пространства культуры, совершенно не пересекающиеся в одной библиотеке. Дело библиотекаря простое — оказать читателю услугу, то есть предоставить ему то, чего он хочет, ищет. А воздействовать на читательский выбор, воспитывать вкус к хорошей литературе — это уже совсем другое дело. Лично я полагаю, что человек сам разберется, что ему читать.

— Разве библиотека не может быть при этом еще и центром досуга, коммуникационной площадкой, информационным перекрестком, местом для дискуссий?

— Конечно, может. По совместительству. Но много ли времени я проводил в библиотеке? Пришел, побегал по залам, постоял в очереди, нашел полку, схватил книгу, расписался, забрал и ушел. Если же речь о досуге, то почему его обязательно надо устраивать в библиотеке?

— Не обязательно. Я говорю лишь о том, что публичная библиотека может выполнять еще и эти функции.

— Пожалуйста. Тогда у вас будет одновременно дискуссионный клуб и библиотека. Хотите устроить встречу писателя с читателями, как делалось когда-то? Пожалуйста. Но зачем? Сегодня автора можно вызвать из Интернета щелчком пальцев. Вот он, голубчик.

— Но вживую пообщаться с ним можно скорее в библиотеке, чем где бы то ни было.

— Я и так могу с писателями вживую пообщаться — у себя дома, когда они придут ко мне в гости или когда я сам к ним в гости приду. Писателей стало слишком много. И общение с писателем перестало быть чем-то сакральным, как было раньше. Писатель пришел в Сеть, показал, как он на самом деле выглядит, каков его внутренний облик, и народ увидел, что этот писатель ничем не отличается от большинства — такой же дурак. Можно это ему и высказать сразу, в режиме онлайн. Какая уж тут сакральность?

— Вы продолжаете настаивать на том, что библиотека — склад, а вовсе не информационное, культурное, общественное пространство?

— Если она хорошо справляется с базовой функцией, то все остальные функции выполняются сами собой. Их даже не надо выдумывать.

— Базовая функция выдавать книги?

— Да. Главное, было бы что выдавать.

Облегчать доступ к книге, а не усложнять его

— «Публичная» означает «бесплатная»? Эти слова синонимы?

— Да, вероятно.

— Если публичная библиотека начнет сама зарабатывать себе на жизнь, то есть станет оказывать платные услуги, она лишится значительной части своих посетителей. В нее ходят студенты, учителя, преподаватели — представители не самых обеспеченных слоев населения.

— Я бы сказал иначе: в библиотеку ходят те, у кого много свободного времени. Или те, кому туда очень надо, например, для работы над диссертацией. Хотя вы тоже правы: в библиотеку ходят люди не очень богатые.

— Но если число посетителей резко сократится, то средства, которые библиотека сама заработает, могут и не спасти ее от прозябания.

— А я разве сказал, что библиотека должна стать платной? Наоборот, я считаю, что она не должна быть коммерческим предприятием. Если ввести плату за посещение библиотеки, то нынешних читателей можно потерять, а новых не приобрести. Туда и бесплатно почти никто не ходит. За деньги, думаете, будет больше народу ходить? С чего бы? Люди, у которых есть деньги, они эти деньги безостановочно зарабатывают, им не до книжек. Сделать из библиотеки бизнес? Ну сделайте. Много ли читателей в такой библиотеке останется? Кто-то, у кого каждая копейка на счету, подумает: а надо ли брать книжку, если за ее «прокат» придется заплатить 50 рублей? Человек, который ничего не читает в течение месяца, он потом и целый год не будет читать и в конце концов вообще перестанет. А так, пока существуют бесплатные библиотеки, есть надежда, что мы не вконец одичаем. Надо облегчать доступ к книге, а не усложнять его.

Миллионами абонентов меня не удивишь

— «Публичная» — значит «общедоступная»? Это тоже синонимы?

— Не уверен. Вот «Ленинка» в советские времена считалась публичной библиотекой, но разве была она общедоступной? Нет, записаться туда было не так-то просто. Доступ в «Ленинку» получали избранные — кандидаты наук, аспиранты, деятели культуры…

— А еще журналисты. Я записывался туда по редакционному удостоверению. Но сегодня бывшая «Ленинка», ныне Российская государственная библиотека, открыта для всех. У нее более 600 тысяч абонентов. Некоторые приходят по многу раз. В год более миллиона посещений. А вы говорите, почти никто не ходит…

— Миллионами абонентов меня не удивишь. В мою электронную библиотеку приходят 300 тысяч человек в сутки. И каждый, кто приходит, кликает в среднем примерно 10 книжек. Правда, книжка может содержать все что угодно. Один роман — это один файл. Но одно четверостишие — это тоже один файл. Читают ли все, что кликают? Не знаю. Но 3 миллиона файлов на 300 тысяч читателей моя библиотека ежесуточно выдает.

— Бесплатно?

— Читатели платят за Интернет своему провайдеру. Библиотеке они не платят ни копейки.

— На чем же зарабатывает ваша библиотека?

— Я содержу ее на свои деньги. Примерно так же, как государство содержит «бумажные» библиотеки.

— «Библиотека Максима Мошкова» не приносит самому Максиму Мошкову никакого дохода?

— К сожалению, нет.

— А реклама? Имея столько посещений в день, вы могли бы установить рекламные расценки и размещать баннеры.

— Рекламой надо заниматься — находить рекламодателей, держать штат рекламных менеджеров. В крупных проектах этим занимаются специально обученные люди, а в моей библиотеке я сам себе и начальник, и сотрудник. Мне заниматься вопросами денег не то чтобы лень или умения не хватает, просто я пустил это дело на самотек. Я работаю преподавателем, получаю жалованье, а библиотека живет сама по себе и не так уж много денег потребляет.

— Получается, что, содержа библиотеку за свой счет, пусть даже это недорого, вы занимаетесь благотворительностью?

— Ну, если хотите, можно так сказать.

— Какую часть вашего преподавательского заработка вы тратите на вашу библиотеку?

— Если бы я курил, я на курение тратил бы больше.

— Ну а все же?

— Главный расход библиотеки — это зарплата программиста. Я плачу ему ежемесячно.

— Он где-то еще работает?

— Естественно. Он работает системным администратором, начальником айтишного отдела, директором детского клуба, аквалангистом-подводником и еще программирует. А я работаю преподавателем-айтишником и еще немножко библиотеку содержу. Мы два не очень нормальных человека. Если бы я бросил работу и занялся обустройством рекламных проектов вокруг моей библиотеки, я бы, безусловно, заработал денег. Но то ли идейные соображения, то ли моя лень не позволяют мне этим заняться.

— На сайте своей библиотеки вы создали журнал «Самиздат». Он формируется из авторского самотека?

— Да. Часть этого самотека уже изданные книжки профессиональных авторов. Но есть литературные дилетанты, которые тоже хотели бы разместить свои книжки в библиотеке. Их безмерное количество. Поэтому я сделал движок, запрограммировал сайт и предоставил возможность любому желающему размещать свои книжки самостоятельно.

— Вам не говорили, что вы таким образом поощряете графоманию?

— Ничего не поделаешь. Доступ в «Самиздат» открыт всем авторам, в том числе и пишущим кошмарную лабуду. Но придите в любое издательство, откройте портфель самотека. И что вы там увидите? Ровно то же самое по качеству. С той лишь разницей, что издательский самотек читают редакторы, а у меня все желающие.

— Самопубликация в вашей библиотеке — она тоже бесплатная?

— Да.

Библиотека и бизнес несовместимы

— Число библиотек в России неостановимо сокращается, на селе их осталось совсем немного. Что потеряет общество, если публичная библиотека перестанет существовать?

— Она не перестанет существовать. Она просто станет электронной.

— Но «бумажные» библиотеки еще держатся на плаву. На какие средства им дальше жить?

— На бюджетные, на какие же еще. Или мы хотим, чтобы библиотека, где работают люди не совсем от мира сего, сама себя содержала? Ну, допустим. А как она может заработать? На чем? Открыть у себя массажный салон? Оборудовать фитнес-зал? Мы это уже проходили в 90-е годы, когда в кинотеатрах, испустивших дух, открывались автосалоны, торговые центры. Если библиотека сосредоточится на бизнесе, она потеряет свою базовую функцию — выдавать книги. Ну, поставим у входа кассовый аппарат, начнем взимать по 50 рублей за книжку, сократим число читателей примерно в пять раз, и все равно не заработаем тех денег, на которые можно было бы установить нормальную зарплату библиотекарю. Если эти святые люди готовы работать за 15 тысяч рублей, то давайте и дальше пользоваться их подвижничеством. Это циничный подход? Хорошо, тогда есть Интернет, где библиотеку можно содержать совсем без денег, как я и делаю. Но публичная библиотека и бизнес несовместимы. Либо вы существуете как библиотека и ничего не зарабатываете, либо на чем-то зарабатываете, но перестаете быть библиотекой. Потому что время, потраченное на поиск и выдачу книг, это прямой ваш убыток. И наоборот: чем меньше вы будете заниматься собственно книгами, тем больше заработаете. Либо библиотека, либо коммерческое предприятие. Никакой «кентавр» здесь невозможен.

— То есть публичная библиотека не должна становиться бизнесом?

— Пока наше государство в состоянии ее содержать, пока есть подвижники, готовые за мизерную зарплату заниматься хранением и выдачей книг, ей лучше воздержаться от бизнеса.

Визитная карточка

Максим Мошков — основатель и владелец электронной «Библиотеки Максима Мошкова». Родился в 1966 году. Окончил механико-математический факультет МГУ. С 1991 года сотрудник НИИ системных исследований РАН. Администратор институтской сети, ведущий учебных курсов по Unix, HP Open View, HP DataProtector, VMware. Был программистом медийных интернет-проектов Газета.ру, Лента.ру, Вести.ру и др. Многократный лауреат интернет-премии РОТОР.

О своей библиотеке говорит: «Это такая странная ноша, которую нести тяжело, а бросить жалко. Когда к тебе ежедневно приходят 300 тысяч человек, ты понимаешь, что они ведь не лично к тебе приходят, они приходят читать книжки на русском языке. Вот главный стимул это дело продолжать. Ну и потом интересно, конечно».

Источник: РГ