Воскресенье, 26 сентября, 2021
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Владимир Павловский: Закон о СМИ чиновникам не писан?

Владимир Павловский: Закон о СМИ чиновникам не писан?

Не считайте меня гражданином…

В минувшую пятницу получил я ответ на очередной редакционный запрос и опять был премного озадачен.

ВИНОВНЫМ УКАЗАНО НА НЕДОПУСТИМОСТЬ…

Бумага была следующего содержания:

«Прокурору Балахтинского района советнику юстиции Варыгину Р. С.

Павловскому Владимиру Евгеньевичу, ул. Железнодорожников, д. 17, оф. 615,

г. Красноярск, Красноярский край, 660075, redaktor@krasrab.krsn.ru

В соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 02.05.2006 N 59-ФЗ для рассмотрения по существу направляется обращение Павловского В. Е. о несогласии с вынесенным постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Обращение направляется на основании п. 3.2 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утверждённой и введённой в действие приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 N 45, поскольку Вами отклоняющий ответ заявителю не давался.

О результатах рассмотрения обращения прошу дать ответ заявителю в установленный законом срок.

Второму адресату сообщается для сведения, а также разъясняется право на обжалование принятого решения в случае несогласия с ним прокурору края либо в суд.

Начальник 3 отдела Управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью прокуратуры края советник юстиции

Д. А. Мазуров».

Хотел было позвонить начальнику этого самого третьего отдела, но на сайте прокуратуры края телефона его не нашёл. Там вообще значится лишь один номер – дежурного прокурора: (391) 222-47-82. Недавно я позвонил по нему, чтобы узнать телефон пресс-службы надзорного ведомства, и услышал в ответ: «А вам он зачем?»

Ну и правда – для чего главному редактору краевой газеты контакты подразделения, которое отвечает за взаимодействие с прессой? Секретный номер, как ни странно, мне дали, но он упорно отказывался отвечать на звонки.

Я, конечно, мог поговорить с истинным автором ответа – так называемым исполнителем в лице П. Н. Гайдук, его (её) телефон был указан в конце строгой бумаги, подписанной Д. А. Мазуровым. Но, право, зачем тревожить занятого человека? Он сочинил так, как смог, так, как его учили.

А теперь – пояснение для не совсем понятливых. Запрос в краевую прокуратуру направлял не гражданин Павловский, а главный редактор «Красноярского рабочего». И сотрудники надзорного ведомства должны были отнестись к автору, чья подпись стоит на редакционной бумаге, не по закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а по закону «О средствах массовой информации».

Там и сроки для ответа другие – семидневные. И возможность давать отлуп надоедливым гражданам отсутствует. А то ведь вот что сказано в первом законе:

«В случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему неоднократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, и при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, руководитель государственного органа… вправе принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином по данному вопросу при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же государственный орган…»

Если уж честно, тов. Мазуров вообще не ответил редакции. Он лишь вскользь уведомил, что переправил мой запрос балахтинскому прокурору. От него, мол, и ждите ответа, мы тут ни при чём.

Такое случалось и раньше. Обращаешься в государственную структуру как главный редактор СМИ, а к тебе относятся как к рядовому гражданину. Будто ты о себе лично, а не о читателях заботишься, не общественные интересы пытаешься отстоять.

Полтора года назад я не вытерпел подобного издевательства и написал в краевое надзорное ведомство: как же так – вы стоите на страже законодательства, а сами российские законы нарушаете? И получил ответ, подписанный заместителем прокурора А. Е. Афанасьевым:

«Уважаемый Владимир Евгеньевич! В прокуратуре Красноярского края рассмотрено Ваше обращение от 13.08.2019 по вопросу несвоевременного рассмотрения Вашего запроса в интересах…

Ваш довод о нарушении законодательства при направлении ответа на запрос нашёл своё подтверждение. Отделом общего и особого делопроизводства неверно произведена регистрация Вашего обращения в порядке требований п. 2.3.9 Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, утверждённой приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29.12.2011 N 450.

При начальнике отдела общего и особого делопроизводства проведено оперативное совещание, виновным лицам указано на недопустимость повторных нарушений при регистрации обращений средств массовой информации…

С целью ускорения рассмотрения Ваших запросов рекомендую Вам оформлять письменные запросы на официальном бланке средства массовой информации, которое Вы представляете.

Если Вы желаете подавать запросы в электронном виде, то прошу Вас направлять их на адрес электронной почты krpronws@krasinter.ru, специально предназначенный для направления таких запросов. Подробная информация о порядке направления запросов средств массовой информации и контакты лица, ответственного за их своевременное и правильное рассмотрение имеются во вкладке «для СМИ» на официальном сайте прокуратуры Красноярского края».

То есть ошибку тов. Афанасьев признал, оперативное совещание провёл, виновным на недопустимость повторения указал, но… ничего не изменилось.

ДЛЯ ЧЕГО НАМ ТАКАЯ СИСТЕМА?

Я уже упомянул, что не смог дозвониться по телефону пресс-службы, чтобы выяснить, получили ли они мой февральский запрос – оформленный на бланке редакции. А если получили – почему не ответили?

Увы, адрес электронной почты krpronws@krasinter.ru указан на сайте краевой прокуратуры, скорей всего, для солидности.

В течение дня, 11 марта, я дважды направил одно и то же письмо в пресс-службу надзорного ведомства:

«На сайте прокуратуры Красноярского края сказано, что «официальный запрос представители СМИ могут направить по почтовому адресу: пр. Мира, 32, г. Красноярск, 660049 либо на адрес электронной почты: krpronws@krasinter.ru, прикрепив скан запроса».

Редакция газеты «Красноярский рабочий» направила 19 февраля 2021 года редакционный запрос на электронный адрес krpronws@krasinter.ru, прикрепив скан запроса, однако – в нарушение закона о СМИ – до настоящего времени не получила ответа. Прошу принять меры и дать редакции ответ».

Думаете, что-то вышло из этого? Письма вернулись как не доставленные с пояснением, что указанный почтовый ящик их не принял.

А ведь повод обратиться в прокуратуру края был у редакции весомый. Приведу текст послания, отправленного ещё 19 февраля:

«Прокурору Красноярского края Р. Н. Тютюник

Запрос информации

В редакцию газеты «Красноярский рабочий» поступила следующая информация:

«В октябре 2020 года в г. Красноярске в Железнодорожном районе ушёл из дома и не вернулся Батраков Максим Валерьевич, 1998 г. р. По данному факту в ОП N 7 по Железнодорожному району было подано заявление о его безвестном исчезновении. Несмотря на криминальные обстоятельства исчезновения Батракова М. В. уголовное дело не было возбуждено.

После поданных жалоб в прокуратуру, следственный комитет и ГУ МВД России по Красноярскому краю 31.12.2020 года следственным комитетом Железнодорожного района г. Красноярска возбудили уголовное дело по ст. 105 УК РФ – убийство. В январе 2021 года труп Батракова М. В. был обнаружен в Советском районе г. Красноярска.

Следователь следственного комитета по Железнодорожному району вопреки здравому смыслу и в нарушение законодательства РФ, наверное, обрадовавшись, что территория Советского района к ней отношения не имеет, отправила уголовное дело в прокуратуру для передачи по территориальности, не проведя ни одного неотложного следственного действия, не выписала направление на проведение судебно-медицинского освидетельствования для определения причины смерти.

В итоге уголовное дело зависло в воздухе, труп родственникам для захоронения не отдают, уголовное дело не расследуют и все разводят руками. Вот такой вот российско-красноярский парадокс.

Возникает вопрос: для чего нужна нам такая правоохранительная система, если им уже дела об убийствах граждан не интересны. Прошу максимально распространить данную информацию с целью достучаться до чиновников и принятия жёстких, адекватных мер наказания виновных должностных лиц, в сложившейся ситуации. Подробности по телефону…»

«Красноярский рабочий» просил принять по данному факту меры прокурорского реагирования и сообщить редакции о результатах. И ещё одна просьба-напоминание: информацию предоставить в срок, установленный статьёй 40 закона РФ «О средствах массовой информации».

Нужны ещё комментарии?

«ВЫ НАМ УГРОЖАЕТЕ? ПРЕДУПРЕЖДАЮ…»

Если уж краевая прокуратура до сих пор не знает, что делать с редакционными запросами, то что говорить про остальных?

Газета публикует письмо, адресованное губернатору. Можно, конечно, надеяться, что сотрудники администрации края его прочтут и отреагируют, но мы чаще всего вступаем в бюрократические игры – направляем официальный запрос. И что в ответ? А в ответ – то же:

«Уважаемый Владимир Евгеньевич! Ваше обращение, поступившее на единый краевой портал «Красноярский край», в соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» направлено для рассмотрения заместителю председателя Правительства Красноярского края — министру… с просьбой о результатах сообщить Вам.

Заместитель начальника Управления — начальник отдела по работе с обращениями граждан и организаций управления по работе с обращениями граждан — общественной приёмной Губернатора Красноярского края

Н. Б. Коврова».

Думаю, губернатору сотрудники неназванного управления, не читавшие закон о СМИ, это письмо и не показывали, но спасибо уже за то, что переправили в профильное ведомство. Правда, самое комичное – или, наоборот, печальное – в другом.

Ответ заместителя председателя правительства и одновременно министра действительно пришёл в редакцию — с личной подписью и даже собственноручной припиской «С уважением». Но в нём — пример махрового бюрократизма:

«Уважаемый Владимир Евгеньевич! Министерство… Красноярского края в соответствии с компетенцией рассмотрело Ваше обращение, поступившие из виртуальной приёмной портала KRSKSTATE.RU, и сообщает следующее.

Предложения…, опубликованные в выпуске краевой общественно-политической газеты «Красноярский рабочий», ранее поступали в адрес Губернатора Красноярского края А. В. Усса и были рассмотрены министерством.

По результатам рассмотрения обращения… министерством был подготовлен и направлен ответ… в адрес заявителя по существу каждого изложенного вопроса».

Понимать нужно так: вы, редакция, никто и звать вас никак. Мало ли что вы там публикуете и мало ли на что рассчитываете…

Получив такую отписку, звоню не подписавшему её зампреду правительства, а сидящему в канцелярии министерства исполнителю. Пытаюсь объяснить, что ответ по сути поднятых проблем нужен не столько редакции, сколько читателям, которые хотели бы знать реакцию властей на указанные проблемы. Коль уж письмо опубликовано, предано гласности, столь же гласно объясните свою позицию.

Чувствую, что на том конце трубки – полное непонимание. Мол, мы действуем строго по регламенту. Начинаю объяснять, что регламент – это ещё не закон, и что редакция вправе обратиться в прокуратуру, чтобы принудить министерство дать ответ по существу. И слышу следующее:

— Вы нам угрожаете? Предупреждаю: наш разговор записывается.

Так ведь это здорово, что ведётся запись. Прокурорским при проведении проверки будет что прослушать.

Я сознательно не называю министерство – об этом попросил меня автор обращения. Он, получив отписку на многих листах, созвонился с подписавшим её зампредом правительства, и они договорились продолжить диалог уже не на бумаге. Что из этого получится, надеюсь, сообщим потом и читателям.

Владимир Павловский