НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > ОБ УЧЕНИИ > На журфаках учат правильно

На журфаках учат правильно

392_300_22748_zuКак человек, закончивший журфак Ростовского университета и работавший журналистом с самой юности, я всегда любил в пух и прах разбивать сам принцип обучения журналистике. Что РГУ, что МГУ — без разницы, всё это полная профанация.

Самая большая профанация — теория журналистики. Не наука вовсе, так как никаких действительно научных наработок там нет. Просто имитация. Профанация поменьше — история журналистики, пара фактов про Гиляровского, Новикова и Аграновский молодец плюс кое-что ещё. Никакой имитации, но история скудненькая и как ответ на вопрос «С какой пользой ты провёл эти пять лет?» никак не подходит. Я точно даже не помню, чему там меня учили, помню лишь вопрос, который всегда у меня сидел, — зачем это всё? Где реальные полезные знания? Было лишь два полезных предмета — русская и зарубежная литература. Но всё остальное — пустота. Медиков учат резать, физиков — взрывать атом, математиков — разгадывать Ферма, даже филологи и те углублённее время жизни в университете проводят, но в журфаке пользы нет никакой.

Кроме критики, я также любил рассуждать, как бы я изменил обучение журналистике, если бы у меня в руках оказалась власть в этой области, — психология общения, НЛП, управление вниманием, принципы и инструменты аналитики, правила выстраивания текста, ну и какие-нибудь иные знания, которым учат спецагентов, — например, как быстро не напиваться.

Но теперь я вижу, что мои подобные воззрения — полная чушь. Почему я вдруг стал исходить из того, что журналистике можно обучить, если обучить журналистике невозможно? Да, да, я знаю о пресловутой «школе «Ведомостей» — свод правил, исполняя которые любой может написать заметку. Можно. Но именно газетную. И технологически поверхностную. Режим печатной машинки характерен для многих газет и журналистов, однако большее углубление — даже в рамках газетной журналистики — требует иного подхода. И это знание не передаётся. Могу сказать это с убеждённостью, как автор памятки «Семь правил для спецкорреспондентов», которую навязываю всем, кто хочет попытаться поработать под моим руководством. Казалось бы — бери и пиши! Но кто-то пишет, а кому-то никакая припарка не поможет. Это умение просто проявляется — если оно есть. Что в «Коммерсанте», что в «Ведомостях», что в «Деньгах», что в «Эксперте», что в «Часкоре», что в Men’s Health. Везде же есть толковые люди. Но они такими были всегда.

Яркий пример — книжки по практической психологии. Кто из журналистов их читает? Скорее пишут. Так как считают (и часто не без основания), что они и так отличные психологи и гении коммуникации.

Так вот, совсем недавно, на выступлении в Нижнем Новгороде, когда я вновь рассказывал о том, как у нас плохо журналистике учат, я вдруг прозрел и вдруг понял, что журналистике в России учат ПРАВИЛЬНО!

Действительно, если умение быть журналистом встроенное — либо есть, либо нет, значит и незачем именно специальным навыкам учить! Как раз таки правильно на время обучения бросить в свободное плавание. Всё равно же задача журналиста — наблюдать, анализировать, популяризировать. Вот студенты журфаков и анализируют — пиво, гитара, тусовки. В коммуницировании и есть основа их работы. Журналист должен быть профессионалом только в умении понять и передать. Всё остальное ему не нужно.

И особую пикантность эти рассуждения имеют в связи с прогнозируемой Андреем Мирошниченко смертью печатной прессы и журналистики в её нынешнем виде. Если коротко, СМИ отомрут под воздействием «вирусного редактора», ведь нет смысла давать рекламу туда, что уже читают совсем не так, как раньше, и ориентируясь не на название издания, а на имя автора и популярность его заметки у других читателей. Какие-то конгломераты СМИ будут воссозданы, но как медиаприложения крупных корпораций, которые делают ровно то, что сейчас обычные СМИ, — поставляют новости, развлекуху, аналитику и чтиво. Скажем, какая-нибудь интернет-газета «Суперновости» как гипотетический совместный проект Coca-Cola, Microsoft и Ашманова. Качественные трудовые заметки, между и внутри которых будут продвигаться Coca-Cola, Microsoft и Ашманов! Легитимизированная заказуха и глобальный продакт-плейсмент — вот что нас ждёт.

Так вот. Обычно те, кто не согласен с Мирошниченко (ещё недавно таким был и я), говорят: «Журналистом не может быть каждый. Это наука. Специальное обучение. Навыки». Так вот, это неправда. Журналистом действительно может быть каждый — при наличии врождённых способностей.

Плохая новость для журналистики — она и правда в каком-то смысле умрёт. Как существующая сегодня система. Хорошая новость — на журфаках в России учат правильно. И на них можно и нужно поступать тем, кто хочет быть журналистом. Ровно так же, как нужно идти во ВГИК тем, кто мечтает писать сценарии или быть режиссёром. Ясное дело, что сценарии может писать любой, да вот только именно тот, кто учился во ВГИКе, — успешнее. Журналистика, может, и умрёт. Причём в среднесрочной перспективе. Вопрос 5—10 лет. Но обучение-то ЭТОМУ — как там оно будет называться — всё равно будет то же самое. Так что никаких опасений. Такие люди, как мы, всегда будут нужны. А уж как будет называться эта профессия — неважно.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.