Суббота, 26 сентября, 2020
НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > АНОНС > «Каждый мечтал быть первым…»

«Каждый мечтал быть первым…»

11 сентября – 85 лет со дня рождения второго космонавта планеты Германа Титова 

Шел март 1981 года, приближалась 20-я годовщина первого полёта человека в космос. Тема эта широко освещалась в наших СМИ. Каждая редакция стремилась сделать оригинальный материал. Искали космонавтов, брали у них интервью, писали репортажи со Звездного городка. И вот я получаю задание привезти в студию московской  редакции  телевидения  второго космонавта  планеты  Германа Степановича Титова.

Редактор программы «Москва и москвичи» Татьяна Трофимова неслучайно обратилась ко мне. Она знала о моих надежных связях в Главкомате  ВВС, точнее в партийно-политических органах. А в те времена связи решали всё.

Разговор с ответственным работником политуправления ВВС я начал издалека. Есть поручение, начал я, подготовить материал к 20-летию полета Юрия Алексеевича Гагарина, не сможет ли он переговорить по этому вопросу с  космонавтом Владимиром Александровичем Шаталовым (дважды Герой Советского Союза, к тому времени три раза побывал в космосе – прим. авт.), и таким образом поможет мне выполнить поручение редакции: взять интервью, подготовить видеоматериалы из Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина.

– Зачем тебе  генерал Шаталов, он сейчас руководитель Центра подготовки космонавтов, страшно занят, более того, собирается в командировку,  нужна масса согласований, дать указание ему я не могу, нужно письмо  главкому ВВС, – ответил  политработник.

Я стою на своем: есть срочное задание, надо обязательно выполнить.  Обращаться с письмом к Главному маршалу авиации Павлу Степановичу Кутахову  (в то время главком ВВС, зам министра обороны – прим. авт.) нереально, пока бюрократическая машина развернется, наступит 12 апреля… Терпеливо выслушав меня,  опытный политработник сказал:

–  Так и быть, я тебе как коммунист коммунисту, даю телефон Германа Титова и договаривайся сам, но на меня не ссылайся. Он может самостоятельно принять решение. Что ни говори,  второй космонавт,  дублер Гагарина. 

Политработник также посоветовал, с кем решить вопрос о съемках в Звездном городке и дал конкретный адрес.

Мне только это и надо было. Телефон в блокноте. Всё остальное, как принято говорить, дело техники. К тому времени Титова немного подзабыли, прошло два десятилетия: новые времена, новые герои, новые песни. И оказалось, что обращаюсь я к нему первый, поэтому и уговаривать долго не пришлось. Он согласился, дал номер домашнего телефона, и вежливо попросил  заранее поставить в известность, когда будет съемка.

27 марта 1981 года в условленное время генерал-лейтенант Титов прибыл на телецентр. Когда мы шли по длинным коридорам Останкино, заметил, что рядом со мной идет «высокий человек низенького роста». А ведь у меня рост  всего 170 сантиметров. Одним из условий набора в первый отряд был невысокий рост, небольшой вес и  ещё масса  других критериев.  Известно, что в первый отряд отобрали 20 человек. Герой Советского Союза Марк Галай (выдающийся летчик-испытатель, один из ближайших помощников Николая Петровича Каманина – прим. авт.), который готовил летчиков к полёту, рассказывал: «В любом авиационном полку можно было набрать двадцать классных лётчиков, но этих искали в самых разных гарнизонах». 

При завершении курса подготовки из двадцати претендентов отобрали шестерых.

…Королёв очень торопился, так как были сведения, что 20 апреля 1961 года своего человека в космос отправят американцы. И поэтому старт планировалось назначить между 11 и 17 апреля 1961 года. Того, кто полетит в космос, определили в последний момент.

Вспоминая об этом, Титов говорил:

– Меня нередко спрашивают, как я отнесся к тому, что Юрия Алексеевича Гагарина назначили командиром? Ну, если, так сказать, не кривить душой, то радости было мало. Почему? Потому что к первым полетам нас готовилось шесть человек. Мы понимали, что в одноместный корабль все шесть не уместимся, а все подготовлены по одной программе, одинаково были подготовлены. Кто-то должен был идти один. Ну, и каждый думал, что конечно, это должен быть он, иначе не может быть. Зачем же готовиться, если вы не хотите лететь. Поэтому, конечно, хотелось занять место в космическом корабле. И когда Николай Петрович Каманин вызвал нас с Юрием Алексеевичем и назначил его командиром, а меня дублером, то в первые минуты радости у меня не было.

– Ну, это естественно, по-моему, –  продолжал космонавт. – Но потом, взвешивая всю обстановку, я понял, что, действительно, кто-то один должен полететь. И спустя много лет могу сказать, что выбор был сделан исключительно правильно, потому что он обладал редчайшим обаянием,  необыкновенной целеустремленностью, ответственностью за порученное дело, другими великолепными качествами. Я считаю, что нам, космонавтам первого отряда, повезло. Мы имели возможность на протяжении нескольких лет работать вместе с Юрием Алексеевичем Гагариным.

Космонавты Гагарин,Титов, Попович во Дворце пионеров на Ленинских горах

– Он блестяще перенес факторы космического полета (о неполадках Титов не говорил – прим. авт.), а после полета – буквально всемирную  популярность. И вот эта часть его жизни, она не была запрограммирована, так сказать, не была в плане всей системы подготовки космонавтов. Тогда мы не думали об этом. Нас учили управлять кораблем, тренировали к перенесению перегрузок. А вот речей и выступать перед камерой нас тогда не учили. Ну, тем не менее, я хочу повториться, что Юрий Алексеевич блестяще перенес все перегрузки и земные, которые были связаны с его популярностью. Вот есть такая поговорка: «прошел огонь, воду и медные трубы». Так не каждому удается достойно пройти «медные трубы». Но он прошел. А для нас, для его друзей по отряду, остался просто Юрой, симпатичным, веселым человеком, хорошим товарищем, прекрасным командиром.

Герман Титов

12 апреля 1961 года наша страна открыла дорогу в Космос. И чем дальше история отодвигает нас от событий на космодроме Байконур, тем значимее становится величие подвига, совершенного нашим народом, нашей страной. А как же воспринимали это событие его участники? Понимали ли они, какое историческое событие свершается?

– Мы не ощущали этого историзма, – вспоминал Герман Титов. – Да и вряд ли, наверное, кто тогда, кроме некоторых крупных руководителей таких, как Сергей Павлович Королёв, Мстислав Всеволодович Келдыш, может быть, понимали, что совершается историческое событие, выдающееся событие. Я не помню, кто сказал, но очень мне это нравится: нельзя писать историю сражения, находясь на поле боя, в рядах атакующих. Ничего не видно, все бегут, все выполняют свою задачу какую-то, историческая значимость этого события, она стоит где-то подальше.

– Именно так было 12 апреля 1961 года. Космонавты, известные инженеры, конструкторы, ученые находились как раз «на поле боя, в рядах атакующих». И им некогда, наверное, было думать об историческом значении полёта. Они больше думали о безопасности, думали о том, как выполнить задачу, которая перед ними стояла. И они ее успешно выполнили. Главное, Юрий Гагарин приземлился. Он совершил один виток.

Спустя без малого 60 лет продолжительность пилотируемых полетов исчисляется не витками, а годами.  И говоря о длительности  пребывания человека в космосе,  Титов заметил:

– Если бы 20 лет назад кто-то сказал, что человек сможет полгода  работать в  космическом корабле, то его бы признали «большим шутником».  Мы видим, что наша космонавтика проделала огромный  путь в своем развитии. А тогда многие не понимали, что это такое.

Космонавт Алексей Архипович Леонов на одной из встреч с журналистами (в Центральном  доме журналиста – прим. авт.)  с юмором рассказывал, как во время полета Гагарина один высокопоставленный  военачальник издал директиву: «Всем станциям слежения организовать визуальное наблюдение за полетом космического корабля».

– Я находился на станции слежения на Камчатке,  но на всякий случай,  дал команду своим подчиненным выполнять приказ. Но какое визуальное наблюдение?! Мгновенье и корабль пролетел, – говорил Леонов.

В те времена о неполадках в ходе первого полёта не говорилось. Все тщательнейшим образом скрывалось и составляло государственную тайну. И в своем интервью на телеэкране Титов об этом не сказал. Не говорил он ничего «крамольного» и после записи, когда аппаратура была отключена.  Он больше рассказывал о Байконуре, который создавала вся страна, журналистах, которые  на космодроме перед полетом снимают и обещают прислать фотографии…

Лишь десятилетия спустя мы узнали о неполадках на корабле «Восток», о пропавшей связи при выведении корабля на орбиту и о том, как у главного конструктора Сергея Королева в эти секунды дрожали руки, срывался голос, а лицо изменилось до неузнаваемости.

Теперь мы знаем, что подготовка к первому полету была авральной. Гагарина посадили в кабину космического корабля за 2 часа до старта и тут начались неприятности. Выяснилось, что не закрылся входной люк. Затем Гагарин забыл переключить тумблер и пропал из эфира. Не говорилось, что вторым дублером был Григорий Григорьевич Нелюбов. Он провожал Юрия Гагарина к кораблю. Правда, скафандр на Нелюбова не надевали. Вскоре он был отчислен из отряда. Титов вместе с Гагариным добивались возвращения Нелюбова в отряд космонавтов. Жизнь Григория Нелюбова оборвалась трагически.

Не рассказывали друзья первого космонавта о том, что было подготовлено два сообщения ТАСС о полёте Гагарина в космос. Первое – «успешное», и второе – «трагическое», если Гагарин не вернётся живым.  Перед полетом старшему лейтенанту  Гагарину досрочно присвоили воинское звание майор…

К счастью, трагического сообщения не потребовалось. И главный диктор страны Юрий Левитан зачитал: «12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту. Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника «Восток» является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич.

Старт космической многоступенчатой ракеты прошел успешно, и после набора первой космической скорости и отделения от последней ступени ракеты-носителя корабль-спутник начал свободный полет по орбите вокруг Земли…».

Вспоминая Юрия Гагарина и сопоставляя тогдашние достижения космонавтики, Титов для иллюстрации говорил о том, с чего начинали.

– Конечно, о невесомости у Циолковского читали, представляли, что это такое, а как она будет влиять на организм человека, имели смутное представление. Так вот, когда готовился  мой полёт на сутки, в программе, наряду с техническими вопросами испытания систем ручного управления, терморегулирования и другими техническими задачами, было записано два пункта:

  1. попробовать поспать в космосе;
    2. попробовать пообедать в космосе.

Что касается первого пункта, то после пятого витка Титов лег спать. В положенное время ЦУП попытался связаться с космонавтом, но ответа не последовало. Титов не отвечал на запросы, а Королев не выносил неопределенности и неизвестности. «Заснули ваши солдаты и офицеры», — накинулся он на дежурного по связи. Но все оказалось просто: заснули не солдаты и офицеры, а космонавт. Выяснилось, что в космосе можно не только спать, но и «проспать»! Тут же было дано указание: разработать техническое задание для часовой промышленности на космический будильник.

Герман Титов был зачислен в отряд космонавтов в 1960 году. 6-7 августа 1961 года он совершил космический полёт на корабле «Восток-2» продолжительностью 1 сутки 1 час, сделав 17 оборотов вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров. В полёте имел позывные «Орёл». Спускаемый аппарат приземлился вблизи города Красный Кут Саратовской области. Тогда Герману Титову было без одного месяца 26 лет. Он был самым молодым из всех космонавтов, побывавших в космосе. В нынешнем году ему исполнилось бы 85 лет. После полёта Титов участвовал в различных космических программах. В начале 70-х  ушел из отряда.

В 1972-1973 годах – заместитель начальника Центра по управлению космическими аппаратами военного назначения Главного управления космических средств (ГУКОС) Министерства обороны СССР, в 1973-1979 годах – заместитель, в 1979-1991 годах – первый заместитель начальника ГУКОС по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам. Являлся председателем нескольких государственных комиссий по испытаниям ракетно-космических систем. В 1991 году вышел в отставку. При увольнении из армии был отмечен благодарностью Президента.  

Затем  без проблем и излишней агитации дважды избирался депутатом Государственной Думы.

Во всех интервью он с большой болью говорил о гибели Юрия Гагарина, подчеркивая, что всю жизнь это будет для него самая большая утрата. Тогда в 1981 году в интервью он произнес такие слова:

– Хочется добрым словом вспомнить Юрия Гагарина – Колумба Вселенной, простого и обаятельного человека с сердцем бесстрашного летчика и головой большого  ученого, верного сына своей Родины, гражданина Вселенной, как его любовно называли народы земного шара.  Ярким метеором пронесся он по небосклону человеческой истории, оставив глубокий след в памяти человечества.

Эти слова можно отнести ко всем участникам утра космической эры, начатой в апреле 1961 году.

Личная жизнь летчика-космонавта была связана с одной женщиной. В 1958 году женой Германа Титова стала украинка Тамара Васильевна Черкас, с которой летчик познакомился, будучи курсантом летного училища. В 1963 году в семье Титовых родилась первая дочь Татьяна, а через два года – Галина.

Старшая дочь после окончания экономического факультета МГИМО работала в Министерстве внешней торговли. В 1989 году у нее родился сын Андрей. Младшая Галина, окончив Институт военных переводчиков, работала в представительстве ООН в России.

Отец космонавта был учителем русского языка и литературы. Сын и дочь названы именами пушкинских героев.

Наум АРАНОВИЧ, фото автора, Александра Яковлева и из архива.