Friday, December 15, 2017
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > В редакции ТВ2: как выживает независимое издание в Томске

В редакции ТВ2: как выживает независимое издание в Томске

Мы поговорили с главным редактором томского медиа ТВ2 Виктором Мучником о противоборстве с властями, проблемах существования оппозиционного СМИ в России в 2017 году, работе редакции и новых медиаформатах.

ТВ2 – томское издание, основанное в 1990 году. Долгое время ТВ2 работало как телеканал, но по «распоряжению сверху» его сняли с эфира в новогоднюю ночь 2014–2015, и тогда журналисты превратили телеканал в новостной сайт. ТВ2 было создано еще в советские времена как одна из первых негосударственных телекомпаний. Дебютный эфир нового канала состоялся 15 мая 1991 года. Вскоре компания стала одним из учредителей Национальной Академии Телевещания, а позже вошла в состав соучредителей Национальной Вещательной Сети, на основе которой впоследствии была развернута сеть региональных телеканалов РенТВ.

24 раза журналистов и программы ТВ2 награждали премией ТЭФИ. В 2012 году сотрудники телекомпании Игорь Дмитриев, Сергей Лапенков и Сергей Колотовкин инициировали в Томске движение «Бессмертный полк», которое позже стало не только всероссийским, но и международным.

За годы существования телекомпании на ее основе был создан крупный региональный медиахолдинг ТМГ, в который, помимо ТВ2, в разные годы входили еще две телекомпании (проданные до того, как началась последняя атака на ТВ2), четыре радиостанции, Агентство новостей в Сети (созданное в 2010 году) и несколько рекламных структур. Общее количество сотрудников доходило до 200 с лишним человек. ТМГ и ТВ2 были успешными и достаточно прибыльными по региональным меркам бизнес-структурами. Практически все это (кроме Агентства) было уничтожено властями в течение 2014–2016 годов.

Город: Томск

Аудитория:
130 000 – 150 000 уникальных пользователей в месяц

Команда:
11 человек

Инструменты: Google Calendar, Facebook Messenger, собственная CMS

Конфликт с властями

Разумеется, мы давно понимали риски нашей работы. Независимая редакционная политика телекомпании раздражала многих. Первые попытки отнять у ТВ2 лицензию на вещание предпринимались еще в 2007 году. Из-за этого постоянного, тогда еще тихого давления, уже начиная с 2012 года в принципе было понятно, что наше существование может прекратиться в любой момент. Все последние годы, принимая новых сотрудников, я неизменно предупреждал их, что эту работу можно внезапно потерять. Правда, не все в это верили – все-таки телекомпания просуществовала четверть века и казалась неотъемлемой частью томской жизни. В течение 2013–2014 годов давление усиливалось, а закончилась история телеканала в первые минуты 2015 года, когда его вещание было неожиданно прекращено прямо во время трансляции гимна Российской Федерации.

Поскольку окончательное решение по нам, как сейчас уже доподлинно известно, принималось в Москве, на уровне администрации президента (понимаю, звучит дико, но это правда), готовить пути отхода и обхода было бессмысленно. Мы этого и не делали. Сейчас, в Сети, продолжаем жить под давлением. Единственное наше оружие – это максимальная гласность. Защищаемся в правовом пространстве, насколько это возможно в сегодняшней России, и рассказываем о том, что с нами происходит. Перипетии борьбы власти против небольшого по российским меркам регионального медиабизнеса – хороший сюжет для наших журналистов. Правда, цена этого сюжета достаточно высока.

Один из наших источников, человек достаточно осведомленный, рассказывал мне о содержании докладной записки по нашему поводу в администрацию президента. По его словам, нам вменялось в вину намерение на деньги Михаила Борисовича Ходорковского запустить в России спутниковый телеканал с альтернативной информационной повесткой и пропагандировать там сепаратистские идеи, в частности, сибирское областничество.

Принимая новых сотрудников, я неизменно предупреждал их, что эту работу можно внезапно потерять

Вдобавок каналу инкриминировали попытку несанкционированно вмешаться в историческую политику российского государства и пошатнуть одну из его главных идеологических скреп – праздник Победы (это они про «Бессмертный полк»). В общем, страшные мы люди, представляем большую угрозу для российской Государственности.

Почему придумали связать нас с Ходорковским? Тут все просто – в начале 2000-х аффилированная с ЮКОСом структура около двух с лишним лет была владельцем контрольного пакета акций Томской Медиагруппы, в которую входила телекомпания ТВ2. После посадки Ходорковского, согласно предварительной договоренности, заключенной с ним еще тогда, когда он был вполне благополучен, Аркадий Майофис, основатель ТВ2, а в течение этих двух лет собственник блокирующего пакета акций, выкупил обратно предприятия ТМГ. Так мы снова, в разных пропорциях, стали их акционерами. С той поры никаких организационно-хозяйственных связей с Ходорковским у ТВ2 и других предприятий ТМГ не было, а человеческие контакты, разумеется, сохранились. Друг друга с днем рождения поздравляем, с Новым годом.

Во время процессов над Ходорковским мы про них рассказывали. А когда адвокаты МБХ и Платона Лебедева, пытаясь добиться для них УДО, попросили меня предоставить гарантии трудоустройства бывших зэков на наших предприятиях, я дал для судов официальные гарантии. Уведомил, что возьму Платона Лебедева директором по маркетингу (кажется), а МБХ – колумнистом на сайт (он тогда много писал из места заключения). Не помогло. По УДО они, не вышли и, стало быть, под моим началом не поработали. Жаль. При этом эфэсбэшники всегда подозревали нас в том, что у нас сохраняются какие-то организационные связи с МБХ. И, соответственно, когда он вышел, эта идея начала превращаться в настоящую манию. Непосредственный результат – та докладная записка в АП.

ТВ2 сегодня

Сейчас, несмотря на смену формата, наше положение не стало менее шатким. Какие-то планы «стратегического отступления» у ТВ2 есть, но, учитывая обстоятельства, мы предпочитаем держать их при себе. Даже имея источники инсайдерской информации, все равно не можешь с уверенностью предсказать, откуда именно прилетит. Возможности наших оппонентов (употреблю именно это слово) велики и разнообразны. Если бы я жил исключительно мыслями о том, какую пакость они способны учинить в следующий раз, это изрядно испортило бы мой характер и мешало бы работе. Кстати, у меня лично никакого плана Б нет. Я намерен заниматься тем, чем занимаюсь, тем, что мне интересно, до тех пор, пока есть такая возможность.

Сегодня редакция ТВ2 – это 11 человек, включая главного редактора-директора, то есть меня. Впрочем, я предпочитаю по старой телевизионной привычке называть себя продюсером. Под моим началом работают семь журналистов, оператор-режиссер видеомонтажа и еще один оператор-водитель (он же – архивариус). Плюс рекламный отдел, юридическая и финансовая службы и техподдержка – но это все на аутсорсинге.

Небольшой состав редакции позволяет ограничиваться достаточно скромным инструментарием – задачи назначаются в Google Calendar, а обсуждения идут в чате в Facebook. Какой-то строгой иерархии у нас нет – горизонтальные структуры более устойчивы, но полностью уйти от «вертикальной составляющей» редакции пока не удалось. Сегодня, в условиях, когда за два года принципы работы команды приходилось перестраивать несколько раз, она напоминает мне редакцию телекомпании на заре ее существования, прежде всего – отсутствием рутинности в организации процессов.

Помимо горизонтальности, у нас хороша развита и универсальность. Так, например, в команде нет отдельных дизайнеров, журналисты сами работают с изображениями, обрабатывая их инструментами, встроенными в нашу самописную CMS, и немного помогая себе с помощью Photoshop.

Рубрики

После перезапуска сайта, который произошел в конце января 2017 года, ТВ2 удалось, отвечая на пожелания читателей, разгрузить рубрикатор, оставив из множества разрозненных пунктов меню только то, что имеет наибольшую ценность: новости (уйдя при этом от привычной ленты), истории, мультимедиа, рубрики «Полезно», «Универсум» (про науку, технологии и все, что с ними связано) и «Историю одной вещи».

Из того, что было раньше, мы отказались, например, от отдельной рубрики «Мнения». Теперь она находится в «Историях». Отказались и от рубрики «Своими глазами» — это когда нам фотографии присылали пользователи (фото присылались не очень регулярно и в основном не репортажного свойства). Была отдельная рубрика «Час Пик» – наследница телевизионной информационной программы, которая выходила на ТВ2 два десятка лет. От нее тоже отказались, как и от всех других рубрик, привязанных к телевидению, которого не стало.

Если во времена активной деятельности телеканала, когда информационная служба ТВ2 была в несколько раз больше, у авторов было четкое распределение по рубрикам, то сегодня редакция не может себе этого позволить. Авторы издания не привязаны к рубрикам, хотя определенные специализации у них все-таки есть. К примеру, у Томска имеется закрытый город-спутник Северск, который в былые времена был одним из главных российских центров по производству ядерного оружия. И есть журналист Ринат Мифтахов, который живет в Северске и лучше других ориентируется в темах, связанных с городом.

Или другой пример. Журналист Алексей Багаев – историк по образованию и по своей первой профессии. Он давно и хорошо работает с архивами, специализируется на краеведении и истории, делая такие вот материалы – «Операция «Сорняки» профессора Стромберга» или «1917 год. В Петрограде пахнет революцией. В Томске иначе…». Есть люди, которые лучше других разбираются в проблемах регионального и муниципального бюджетов. При этом на всех ложится в разных пропорциях и другая работа, безотносительно к специализации. Поскольку людей сейчас совсем немного, им постоянно приходится вторгаться в новые для себя сферы.

Сегодня ТВ2 старается перенести акцент на большие истории, однако отход от оперативного освещения текущей повестки к разработке объемных материалов – не быстрый процесс, требующий больших усилий. Темы для материалов могут исходить от редактора, но чаще их предлагают сами журналисты: на ТВ2 всегда приветствовалась инициатива. Те, кто работал по заданиям, здесь не приживались. В этом смысле принципы работы не изменились.

Локальная специфика

Мы стараемся наращивать не томскую аудиторию и при этом не потерять тех, для кого ТВ2 даже в нынешнем виде остается важной и привычной составляющей местного пространства. Но, так или иначе, от мелких городских поводов мы уходим. Стараемся больше работать с бэкграундами, не только рассказывать о случившемся, но и объяснять, почему оно случилось.

Еще в старые телевизионные времена мы обучали наших людей работе с бэкграундами. Объясняли им, что почти у любой сегодняшней новости есть «история вопроса», которую важно не упустить, потому что эта история многое объясняет в новости. Этот принцип мы сохраняем и при работе в интернете. Мы часто пишем объясняющие материалы, в которых проблема сегодняшнего дня связывается с той самой историей вопроса и с прогнозом развития ситуации.

Важный «объясняющий» элемент нашего сайта – развернутые интервью. Вот, скажем, из последнего: интервью с «доктором Z», одним из основателей «диссернета» (тематика, актуальная для вузовского Томска). Формат фактчекинга также актуален, в частности, в своем материале Сергей Жвачкин презентовал Томскую область. Фактчек ТВ2. Он тоже – объясняющий.

За кем из коллег мы следим? Работа «Медузы» нравится, конечно, в смысле объяснительной журналистики. Те же их карточки – замечательный совершенно формат! Внимательно следим за расследовательской журналистикой, например, за «Новой Газетой». За Vox с их основательностью и подходом. И хотя возможностей у нас чуть-чуть меньше, чем у всех перечисленных, со временем мы будем расти. Телекомпания ТВ2 начиналась четверть века назад с пяти человек, одной видеокамеры и пары бытовых видеомагнитофонов. Теперь вот снова приходится стартовать почти с той же точки, но умений и опыта сегодня несколько больше.

Мы часто делаем объясняющие материалы, пишем об истории вопроса и прогнозах развития ситуации

Привлечение аудитории

Основным инструментом, с помощью которого ТВ2 поддерживает контакт с аудиторией, сегодня стали социальные сети. Лиды для них и отдельные заголовки пишут сами авторы, поскольку у издания сейчас нет ресурсов на то, чтобы создать отдельный SMM-отдел. Случается, что названия, под которыми статьи идут в соцсети, или превью-тексты для них переписываются, чтобы повысить конверсию. Так происходит, когда становится понятно, что потенциально «горячий» материал остается не замеченным читателями. До перевода сайта на новый домен (это было связано со стремлением уйти из зоны .ru ввиду непредсказуемости поведения нашего общероссийского регулятора и постоянного партнера ТВ2 по судебным процессам – Роскомнадзора) ТВ2 получало примерно 220–230 тысяч уникальных пользователей в месяц. Пока что наблюдается потеря трафика около 40 %, но редакция активно борется за его восстановление, усиленно работая с SEO и SMM- инструментами.

Новые форматы и разница между ТВ и интернетом

Разумеется, телевидение в Сети – это другое телевидение. Мы какое-то время пытались делать наши новостные выпуски в интернете. Павильон, свет, ведущая, качественный монтаж, много сил и времени… Увы, эти усилия не оправдываются. Две минуты, снятые на мобильник, могут дать существенно больший трафик, поэтому надо искать оптимальные сочетания текста и видео. Многие прежние наши телевизионные умения уже не востребованы.

Когда видишь такие материалы, как лекция-презентация Андрея Позднякова (она набрала рекордные для нынешнего ТВ2 сто с лишним тысяч просмотров. – Прим. ред.), многое понимаешь и про тематику, которую надо искать, и про форму подачи. Я говорю себе: важно находить такие вот нестандартные истории и продвигать их так же, как мы это сделали в данном конкретном случае. Наша страна сейчас живет прошлым, и я, как историк, тоже люблю поговорить о прошлом. Прошлое очень интересует аудиторию. Но – вот вам разговор о будущем, которого почти нет в сегодняшней российской повестке. И вот – результат.

Источник