Sunday, November 19, 2017
НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > СОЮЗНАЯ ЧИТАЛКА > Удо Ульфкотте «Продажные журналисты»

Удо Ульфкотте «Продажные журналисты»

Меня попросили прочесть книгу немецкого журналиста Удо Ульфкотте «Продажные журналисты». Она довольно большая, почти 500 страниц. Прислали в эл виде. За сутки едва осилил.

Ясное дело, что было потом. Пришлось садиться за статью о судьбе качественной журналистики в условиях рынка. Собственно, моя статья – это попытка размышлений по поводу прочитанного. А подумать есть о чем.

Этот немец беспощаден. Он откровенно показывает изнанку нашей профессии, причем начинает с самого себя, покаявшись в том, что сам когда-то «попал в ловушку», стал насквозь коррумпированным, играл по правилам манипуляторов из властных сфер и спецслужб. Вот несколько фраз из книги:

  • «Я был лакеем».
  • «Журналиста можно поиметь дешевле, чем хорошую шлюху, всего за пару сотен долларов в месяц».
  • «Профессия журналиста занимает промежуточное место между профессиями политика и проститутки».
  • «Работники медийной отрасли – особенно жадная до денег группа населения».
  • «Качественные СМИ задыхаются в собственной блевотине».

Он приводит сотни фамилий своих коллег, которые продались – издателям, спонсорам, политикам, спецслужбам. Его приговор беспощаден: свобода слова и мысли существует только на бумаге, бумажная пресса умирает, журналистам уже никто не верит.

Прочитав эту книгу, испытываешь состояние шока. Сразу хочется поменять профессию.

Многое там правда. Но с чем-то согласиться нельзя. И вообще…

Завтра статья выходит в «РГ».

Вы спросите: каков же вывод? Ну вот примерно такой:

Если вы подниметесь на четвертый этаж здания на Зубовском бульваре, где размещается Союз журналистов РФ, то там, в конце коридора на стене увидите портреты моих коллег, погибших в последние годы, можно сказать, «при исполнении служебных обязанностей». Больше трехсот фотографий.

Их убили именно потому, что они не были продажными, не пошли против совести, а честно выполняли свой профессиональный долг.

Корреспонденты известных федеральных телеканалов и работники скромных районных газет. Некоторые имена на слуху, некоторые давно забыты.

Кстати, статистика говорит о том, что в последнее время журналистов стали убивать реже (если не на войне). Почему? Полиция стала работать лучше? Бандиты присмирели? Или же потому, что и наш брат захотел кушать хлеб с черной икрой? Не знаю… Конечно, тем, кто продался, живется сытнее, чем бескорыстным дон-кихотам. Но не факт, что счастливее. За все в этой жизни приходится платить. И за сделки с совестью – тоже.

Верю ли я в то, что профессия, которой посвятил более полувека своей жизни, отмоется от грязи и снова станет уважаемой? Оснований для оптимизма не очень много. Но я верю.

А как иначе жить?

Владимир Снегирев