Суббота, 27 февраля, 2021
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Шод Муладжанов: Нет, наша газета не умирает! Была бумажной, а станет — электронной!

Шод Муладжанов: Нет, наша газета не умирает! Была бумажной, а станет — электронной!

В четверг, 30 июня, вышел последний номер «Московской правды». Ее главный редактор Шод Муладжанов побывал в эфире Радио «Комсомольская правда».

shod— …Шод Саидович, а это правда, что вашей газете — сто без двух лет?

— Правда. Она начала выходить 18 июля 1918 года, и мы надеемся, что встретим 100-летие в здравии и трезвом уме.

— Но до нас дошла информация, которая, честно говоря, удивила: что «Московская правда» закрывается…

— Мне очень много моих товарищей, приятелей, знакомых позвонили с тревогой: ну, что, у тебя — банкротство, ликвидация? Я всем говорю – нет, газета не умирает! Прекращается выпуск бумажной версии, мы переходим в виртуальное пространство, будем выходить в электронном виде. Для меня ситуация не очень приятная, потому что я более 40 лет отдал «Московской правде» бумажной, печатной и, конечно, хотел бы, чтобы она и дальше так выходила, но, если экономически мы попали в ситуацию, когда нам разумнее и перспективнее делать электронную версию с учетом всех нынешних обстоятельств, то мы воспользуемся этим вариантом.

Газета «Московская правда» начала выходить 18 июля 1918 года и через пару лет отметит своё столетие.

Сейчас мы переживаем очень сложный момент… У нас акционерное общество закрытое, мы сами хозяева, и у нас нет внешних акционеров, нет внешних совладельцев. То есть, грубо говоря, подарить деньги нам некому, а зарабатывать их столько, чтобы хватало на выпуск печатной версии, сейчас, к сожалению, не удается. Мы не собираемся сохранять газету в печатном виде любой ценой, превращая ее в чей-то альманах или там в какое-то совсем рекламное издание. Вот мы и решили, что постараемся сделать хорошую «Московскую правду» в электронном варианте. Те, кто сейчас зайдет на адрес mospravda.ru увидят это.

— Да, я вот заходил. Можно, кстати, газету и на принтере распечатать — снова будет бумажная….

— Мы отрабатываем сейчас технологию распечатки в удобном формате. А кроме того, внутри этого проекта работает и видеоканал, который сейчас уже доступен на ресурсе в интероТВ, на смартТВ, и радиоканал, который у нас давно действует. Так что, возможностей гораздо больше, чем в бумажном варианте. Мы не собираемся конкурировать с информационными агентствами, с федеральными изданиями. «Московская правда» всегда была газетой московского региона, и мы это хотим сохранить.

— Ну, вы, наверное, такой же хитрый руководитель, как и наши. То есть, вот нас постепенно стали приучать к новым веяниям – вести радио и телепередачи…

— Радио «Московская правда» мы открыли довольно давно, и многие журналисты не думали, что они станут радиоведущими, поскольку привыкли писать, прежде всего. Но научились и разговаривать. Видео записывают как профессиональные телевизионные люди!

Но главная трудность – самому себе и своим коллегам, друзьям, пишущим журналистам объяснить, что надо иначе подходить сейчас к журналистской работе. А именно – нельзя откладывать до завтра написание материала по оперативному поводу, иначе тебя опередят. И второе – информация должна быть очень лаконичной, иначе она не встанет, не засветится.

Но у меня есть сейчас такая серьезнейшая задача – как совместить вот эту оперативность и лаконичность с тем, чтобы оставить то, что свойственно «Московской правде» исторически. А именно – аналитичность, присутствие авторов со своей позицией, со своим взглядом на экономику, на политику, на культуру, на спорт, на что угодно. Я хочу, чтобы журналисты по-прежнему могли не просто информировать, не просто откликаться на что-то сиюминутное, а очень серьезно озадачивать читателя, заставлять думать. Это трудно. И к этому надо тоже подойти, потому что читать с экрана и читать бумагу – это разные вещи. Этому мы учимся. Для нас для всех это новое дело, но очень интересное.

— Шод Саидович, я помню вас великолепным пишущим журналистом, ведь вы начинали корреспондентом этой газеты.

— С 1975 года.

— А вот с августа 1991-го – главный редактор газеты «Московская правда».

— Через пару месяцев исполнится 25 лет, как я на этом посту. Больше того, я скажу, что никогда не считал себя человеком бизнеса, я, прежде всего, журналист и себя внутри ощущаю журналистом и, честно говоря, очень переживал из-за того, что в последнее время очень мало удавалось писать. Сейчас и формат моей работы тоже меняется, поэтому собираюсь в ближайшее время открыть персональный блог в своей газете, и надеюсь, что мы с нашими читателями будем там самые серьезные вещи обсуждать. То же самое относится к нескольким ведущим журналистам «Московской правды», которых многие уважают и знают.

— Давайте имена назовем, успокоим постоянных читателей.

— Сережа Баймухамедов, Ира Шведова, Володя Коваль, который иногда под псевдонимом Креславский печатается, Георгий Морозов, известный спортивный журналист, Елена Булова, кинокритик. Они все остаются в обойме, они все будут регулярно публиковаться. Определились с редакторами (по сайту. — А.Г.): Алена Бодриенко, Наталья Покровская, Света Марзинова…

Это все опытные и серьезные журналисты, которые любимы нашими читателями и, я надеюсь, что те даже, кто еще не очень освоил компьютер, а у нас есть, к сожалению, и такие читатели, они хотя бы ради них освоят.

— Кстати, читателям самим не надо будет тратиться на подписку…

— Недавно был фестиваль прессы на Поклонной горе. Пришли читатели, мы обсуждали эти вопросы. Многие говорили: привыкли читать с бумаги, это утренний ритуал. А как с экрана читать? И мне очень понравилась одна дама, серьезного возраста, которая внимательно слушала наш разговор и, когда там кто-то стал говорить – а как, что – она из своей авоськи достает гаджет – очень приличный гаджет – полистала пальчиком по экрану, показала, как это делается, как входить, как читать…

— Ну, это не рояль в кустах?

— Абсолютно! Я ее первый раз в жизни видел. И говорит – ну, что, я вот привыкаю, давайте и вы привыкайте. Вообще, мне кажется, это проблема не только нашей газеты. Это заметная тенденция последних лет: бумажные газеты уходят в прошлое.

Я думаю, что в ближайшее время большинство газет, не принадлежащих органам власти или не имеющих такого размаха, как, скажем, «Российская газета» или «Комсомольская правда», которые создали очень мощную и очень устойчивую структуру, в том числе, и экономическую, вынуждены будут последовать нашему примеру и отказываться от бумажной версии. Потому что в нашей стране без объемной, стабильной помощи государства издавать печатную газету практически невозможно.

— Каков тираж двух последних номеров бумажной версии вашей газеты?

— На подписчиков и покупателей приходится примерно140-150 тысяч экземпляров.

— А сколько посетителей на сайте?

— На сайт заходят примерно в три, а то и в четыре раза меньше. Но тут есть нюанс очень серьезный. Мы практически до начала июня делали просто сайт. Было такое интернет-отражение бумажной газеты. Сейчас это совсем другое. Это полноценная газета со своими очень серьезными рубриками, интересными, на наш взгляд.

Прежде всего, это город, его жизнь – мы имеем в виду Москву и московскую область. Все, что связано с экологией, с экономикой, с транспортом и так далее. Второе – безусловно, политическая составляющая останется в «Московской правде», мы никуда от нее не уйдем. Третье – безусловно, мы будем говорить и об образовании, и о медицине, и о науке. Мы даже немножко активизируем такое направление, как спорт, потому что выяснилось, что читатели и те, кто приходит на электронную газету, очень серьезно на это реагируют. Безусловно, все, что связано с культурой, с музыкой, с театрами, с кино и так далее.

То есть, это все будет, но, повторю, что для меня важно? Мы хотим здесь, используя особые возможности интернета, быть ближе к читателю, быстрее реагировать на то, что им интересно или неинтересно. Что они хотят или не хотят читать и видеть. Смотреть внимательно за их комментариями, которые можно оставлять сразу, прочитав материал. То есть, понимаете, это немножко иная система взаимоотношений с читателями и мы хотим ее по максимуму использовать.

— Но та же тематика у любой газеты федерального уровня. Чем вы-то отличаетесь?

— Мы стараемся писать с точки зрения москвича о тех вещах, которые именно москвичей волнуют, но это абсолютно не мешает тому, что интерес проявляют люди и в Канаде, и в Израиле, и в Австралии, и в Германии, где угодно, потому что наших людей очень много повсюду по миру. Да и настоящие иностранцы тоже проявляют интерес к Москве. Я уже не говорю о России, поскольку в разных регионах привыкли поглядывать, что там в Москве, происходит, как настроен народ. И мы по-прежнему будем стараться отражать эту самую московскую жизнь. Вплоть до мелочей.

— Например, жалоб читателей…

— Да, у нас есть рубрика «Книга жалоб и предложений», это наше собственное изобретение, которое пользуется большой популярностью у читателей. Более того, у нас договоренность была всегда с руководством правительства Москвы, что они на эти публикации откликаются, и не отписками, а по- серьезному. Заместитель мэра Петр Бирюков, например, вообще издал такой циркуляр, чтобы на публикации «Московской правды» в этой рубрике в короткий срок отвечали нашей редакции, а копию ответа — ему на стол.

— А вот давайте какие-то факты…

— Пожалуйста, самое свежее… По Северо-Восточному округу была публикация, что во дворе не убирают, люди замучились жаловаться. И пришел ответ из префектуры, что порядок наведен, человека, который был виновен, уволили, а нам дали полный расклад, что именно сейчас делается, дали фотографии того, как все это сейчас выглядит и так далее. Мы помогли людям решить вопрос – это не великий подвиг, но полезное дело, а почему нет? Так вот, мы эту работу собираемся продолжать.

— У меня вот такое подозрение или опасение: сейчас масса блогеров появилась. Знаменитых, незнаменитых, которые соперничают по своим тиражам со СМИ. Вот мы, журналисты-электронщики, не превратимся в каких-то таких блогеров, которые будут поспешно давать оценки или будут ангажированы какими-то партиями, движениями, капиталом?

— У меня был один знакомый спортсмен-мотоциклист и, когда он в очередной раз выигрывал какую-нибудь гонку, он всегда говорил, что профессионализм не пропьешь, хотя стремиться к этому надо. Шутка… Это я к тому, что профессиональные журналисты, на мой взгляд, все-таки останутся таковыми, независимо от формы их работы. Конечно, есть блогеры, которые действительно любопытные мысли высказывают и любопытные тексты выдают, но полно людей, которые паразитируют, на мой взгляд, на слабостях современной российской прессы. А именно на том, что есть масса тем, которые крупные СМИ не затрагивают.

Есть неоперативная реакция крупных СМИ на какие-то темы. Есть самоцензура наша с вами. Не потому, что нам Кремль запретил, а как-то сами думаем – писать об этом или не писать, насколько откровенно я готов об этом говорить и так далее. А блогеры говорят. Они не стесняются, они ни на что не оглядываются. Тут мы сами иногда проигрываем. И, во-вторых, понимаете, есть довольно приличная часть аудитории, которой не очень нравится наш грамотный язык. Им бы попроще, им бы язык ближе к современному такому интернет-языку. Понятно, что такой существует – нравится он нам или не нравится, но он есть.

-Так сказать, «олбанский»?

— Я на том языке писать не собираюсь и своим коллегам не советую. Потому что у каждого своя линия жизни, что ли. Мы хотим говорить и писать на хорошем профессиональном культурном литературном русском языке. Ну, с элементами, конечно, разговорного языка, но в разумных пределах.

— То есть, готовы биться за читателя?

— Конечно! Мы поставили для себя задачу в ближайшие три месяца выйти на аудиторию, сравнимую с аудиторией печатной газеты. И если все пойдет, как мы намечаем, то, думаю, что к концу этого года мы в количественном отношении вернем себе аудиторию. Может быть, даже ее слегка расширим…

— Удачи!

Источник: КП