НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > КОЛОНКА РЕДАКТОРА > «Не любите себя в искусстве» — полюбите Их…

«Не любите себя в искусстве» — полюбите Их…

«В Москву! в Москву», каких-то два — три десятка лет назад,  заклинание сестёр Прозоровых трудно было подвергнуть сомнению: всё самое передовое, авангардное, истинное, блистательное, конечно, было там, в манящих и загадочных столицах, и уж театр, в первую очередь.

Видимо, так оно и осталось, однако, с весьма существенной оговоркой – сегодняшние интернет-коммуникации настолько сблизили провинцию и «театральную мекку», что, к примеру, совсем необязательно отрывать в промозглый вечер свой эфедрон от любимого дивана, дабы посмотреть на смарт-паннели, скажем, очередной, екатеринбургский хит Николая Коляды, а Николаю, в свою очередь, там, средь уральских хребтов, глянуть на что-нибудь «авантажно-нездешнее» из Серебрянникова — Богомолова и, поправив тюбетейку, двинуть на гастроли в сторону Европы… (привожу эти имена и театры, как примеры, активно освоившие блогосферу).

Так или иначе, но убеждён, гениально подмеченный великим Гоголем и такой важный для людей искусства факт публичности и желательной известности – своего рода «синдром Бобчинского» – вспомним:  “Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или превосходительство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобчинский. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский», – сегодня вполне победоносно укокошен «адовыми технологиями» со всеми их проводами, гаджетами, «вай-фаями». Практически, все театры страны имеют ныне собственные сайты и прочие электронные площадки, на которых в реальном времени перед вашим пытливым взором проходит жизнь артистов и режиссёров от Калининграда до Владивостока, вкупе с их же сценическими свершениями.

11008481_854979117901923_7459634116931756675_nКонечно, это не совсем то самое, живое искусство, что отличает именно Театр, но, всё же, кое-какое представление о пёстрой палитре театральной жизни страны, не пакуя чемоданы – из Вологды в Керчь, составить возможно. В наши дни любое юное дарование, народившееся, скажем, на Чукотке, со скидкой на часовые пояса, вполне себе без самолётов и паровозов может стать фигурантом внимания мэтров театрального олимпа, главное – не лениться и чаще выкладывать в сеть видео своих чудных достижений.

Трудно переоценить и порталы, посвящённые мировому театру, где вы можете посмотреть сотни (!) спектаклей, записанных с незапамятных времён. А кроме того, благодаря бездушной цифири, можно в реальном времени повидаться и пообщаться с друзьями — товарищами, с которыми давно развели и время, и жизнь.

Таинственное мерцание театральных инет-страниц вызывает и радость, и щемящую ностальгию по минувшим временам… Всплывающие на экране монитора лица соратников и друзей сценической юности взывают к памяти и грусти по ушедшим, впрочем, не редко дарят и радость, когда видишь тех, кто уцелел и продолжает служить Театру.

Особое место здесь принадлежит тем, кто светил путеводной звездой на театральных дорогах с юных ногтей – у кого учился азам, ну а потом, первым шагам на сцене: Георгий Полежаев, Вероника Воронова и Вадим Николаев (Свердловск-Екатеринбург), Яков Киржнер (Омск), Николай Воложанин (Курган — Караганда), Роман Соколов (Калуга)…

Не оторваться от «мышкиного колеса»… – вот они – актёры, режиссёры, театроведы, драматурги, составившие значительную часть истории российской театральной палитры двух веков, с кем довелось встречаться, внимая им служить капризной Мельпомене: Алексей Арбузов, Александр Володин, Владимир Тендряков, Николай Жегин, Кирилл Бедлинский, Анна Кузнецова, Дориан Дралюк, Валерий Якунин, Борис Голубовский, Пётр Монастырский, Николай Троицкий, Олег Зарянкин, Михаил Скоморохов, Надежда Аракчеева, Владимир Чертков, Александр Баранников, Александр Плетнёв…

11033887_854979644568537_7706322485007366878_nПотрясающие «старики» и столпы театральной глубинки – народные, заслуженные: Константин Максимов, Галина Умпелева, Владимир Марченко (Свердловск) Татьяна Ожигова, Александр Шёголев,  Алексей Теплов (Омск), Борис Колпаков, Виктор Шадровский, Лариса Назина (Курган), Василий Корниенко, Антонина Зимарёва, Анатолий Григоров (Караганда), Полина Ванеева, Ирина Блажнова, Алексей Исупов (Калуга) – многие другие мастера и кудесники подмостков провинции, на которых я мог часами с восторгом и трепетом взирать из кулис! Многолетнее и беззаветное служение этих людей искусству, проходившее, в том числе, и на моих глазах, формировало моё отношение к Театру, подтверждало и укрепляло моё скромное присутствие в «нём».

Скорее всего, таким «ретроградом» остался я и на последующие времена, хотя, давно пребываю в чине чуткого зрителя и благодарного почитателя…

В полемике о сегодняшнем дне отечественного театра «неизъяснимы наслаждения» испытываю, перечитывая старые книги и мемуары…  Вот, хотя бы, невероятный и забытый всеми роман Михаила Илларионовича Михайлова (1829-1865гг.) о театре и актёрах середины позапрошлого века «Перелётные птицы», послушайте, ну ведь это же прелесть, что такое: «Родоначальник фамилии Бушуевых, Миняй, был в своё время знаменитый актёр, первый в провинции. Театральные предания сохраняют много любопытных случаев из его сценической деятельности, преимущественно о свирепости, какою отличался он как трагик. Не раз в порыве страсти повергал он на пол своих товарищей с такою силой, что ломал им рёбра и кости; не раз ухватывался он за космы своего драматического врага с такою яростью, что в руках у него оставались изрядные пучки волос. Сценическое воодушевление своё питал он благородными дарами Вакха, пристрастие к которым с каждым годом росло в нём. Это пристрастие было виною одного крайне горестного происшествия, завершившего театральное поприще Миняя.

В одной из тех фурорных пьес, где на каждом шагу шипят измена и преступление, кипят отравы, гремит оружие, сверкают кинжалы, проливается кровь и творятся невероятнейшие ужасы – в одной из таких пьес Миняй, вооружённый для большего эффекта настоящим топором, в минуту трагического (и вакхического) пафоса хватил им соперника своего по шее так, что у того и дух вылетел вон. После этого происшествия Миняй исчез со сцены: он был заключён в смирительный дом, где тоска одиночества и отсутствие целебных вакхических струй вскоре положили конец его буйной жизни»…

Впрочем, редко, но всё же, впечатляют и совсем свежие букинистические  премьеры, как, например, вышедшая совсем недавно в свет ( и уже ставшая редкостью) поразительная книга – исповедь звезды отечественного театроведения и, на мой взгляд, лучшего и последнего знатока и исследователя российской театральной провинции, легендарной Анны Кузнецовой – «Тайны гримёрных комнат».

DSC02658Вот ведь, тоже загадка судеб… — с видевшей когда-то меня «при трагике Миняе» на сценах державы пылким «вьюношем», встретились мы с Анной Адольфовной Кузнецовой спустя века в редакции журнала «Журналист», где редактором отдела служил её бывший супруг – один из родоначальников советско-российской тележурналистики, поэт и драматург Валентин Кузнецов (в книге много и о нём). Валентину Алексеевичу я премного благодарен за отеческую заботу о моём журналистском поприще, однако, ничего я не знал до этого и о давней многолетней личной и творческой дружбе «гитлеровны» (нежное прозвание Анны Кузнецовой) с одним из моих любимых режиссёров Романом Валентиновичем Соколовым…

Нет давно на нашей грешной земле уже ни того, ни другого, но как согревает, что, время от времени, за домашним чайком, мы с Анной Адольфовной продолжаем говорить и вспоминать и этих, и других чудесных художников отечественной сцены, бережно ворошить великие страницы нашего замечательного провинциального театра.

Вот здесь, пожалуй, я и прерву своё нахлынувшее – накатившее… С сердечным  поздравлением всех выше упомянутых соратников по сцене, а также и тех, кого лично не знавал – всех Их и Вас, с Днём Театра, друзья!

Геннадий РОГОВ, фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.