Sunday, September 23, 2018
НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ПАМЯТЬ > Каким мы запомним настоящего народного артиста

Каким мы запомним настоящего народного артиста

30 августа в Москве на 81 году жизни скончался Иосиф Давыдович Кобзон. Нет смысла в дежурных словах о «тяжелой утрате» — уход Кобзона, последнего из великих советских артистов, это не просто скорбный факт истории. Кобзон был не просто певцом, бизнесменом, политиком, педагогом, благотворителем. Иосиф Давыдович был одним из символов России, живой легендой, тем, без кого невозможно представить и культурный, и политический ландшафт менявшейся страны в последние шестьдесят лет. Настоящий народный артист, настоящий Человек, с большой буквы. Портал iz.ru вспоминает, каким был Иосиф Кобзон.

Иосиф Кобзон с журналистами в Домжуре, 1995 год

Иосиф Кобзон родился 11 сентября 1937 года в городке Часов Яр Сталинской (ныне Донецкой) области Украины в семье Давида Куновича Кобзона и Иды Исаевны Шойхет-Кобзон. Перед самым началом войны семья переехала в Львов. В 1941-м отец ушел на фронт, а мать с бабушкой и детьми успела эвакуироваться в Узбекистан. Лишь чудом маленький Иосиф был спасен от зверской резни, устроенной в оккупированном городе нацистами и их приспешниками. В 1944 году семья вернулась на Украину, в Краматорск, а в конце 1940-х переехала в Днепропетровск. Там будущий артист закончил школу и поступил в Горный техникум. Во время учебы состоялись его первые публичные выступления — в клубе техникума, где он исполнял популярные песни. Серьезно увлекался боксом и даже выиграл первенство Днепропетровска среди юношей, а затем чемпионат Украины, но бросил спорт после нокаута. Вероятно, именно тот опыт и дал Кобзону его знаменитую стойкость, умение «держать удар» — и на эстраде, и в бизнесе, и в политике.

Во время службы в армии Иосиф Давыдович попал в ансамбль песни и пляски Закавказского военного округа. Это был бесценный опыт и с точки зрения мастерства — и после демобилизации Кобзон поступает в Одесскую консерваторию. Вскоре он переезжает в Москву, где становится солистом Всесоюзного радио; с 1962 по 1965 год работает в Госконцерте, а с 1965 и до конца 1980-х — солистом-вокалистом Москонцерта. В его репертуаре — патриотические и лирические песни; и хотя многие считали Кобзона «певцом официоза» именно с лирики началась его всенародная слава. Песня «А у нас во дворе» Аркадия Островского, появившаяся в эфире в 1964 году, стала для Иосифа Давыдовича первым, как сказали бы сегодня, хитом. В том же году певец стал лауреатом Всероссийского конкурса артистов эстрады и Международного песенного конкурса в польском Сопоте.

Иосиф Кобзон с народным артистом СССР Мстиславом Запашным

Обладатель уникального лирико-драматического баритона и великолепной дикции, Кобзон уже в начале 1970-х стал «первым среди равных» на отечественной эстраде. Именно он открывал («Балладой о красках» Оскара Фельцмана на стихи Роберта Рождественского) дебютный выпуск программы «Песня года» в 1971-м; передачи, на несколько десятилетий ставшей главным музыкальным шоу на советском, а затем и российском ТВ.

Кроме работы на эстраде, Кобзон активно занимался и педагогической деятельностью: с 1984 года певец преподавал в Государственном музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных (который сам закончил в 1963-м). Среди его учеников — Валентина Легкоступова, Ирина Отиева, Валерия. Но Иосиф Кобзон не просто помогал взойти на эстрадном небосклоне новым звездам, он заботливо сберегал великое наследие прошлого. Именно благодаря Кобзону для нашей культуры оказались спасены прекрасные песни довоенной поры из репертуара Вадима Козина, Клавдии Шульженко, Аркадия Погодина, кропотливо собранные и заново записанные певцом на грампластинки в 1980-х.

Политикой Кобзон заинтересовался еще во времена перестройки, став в 1989 году народным депутатом СССР. Он последовательно стоял за сохранение великой страны — и не его вина, что голос честного артиста потонул в гомоне политиканов. В 1997-м Иосиф Давыдович впервые был избран в Государственную Думу; с 2011 года он — первый заместитель председателя комитета по культуре. Успешно занимался он и бизнесом, благодаря которому участвовал — обычно скромно, не афишируя — в разнообразных благотворительных проектах.

Конечно, не оставлял Кобзон и главное дело своей жизни — в 1997 году юбилейный концерт «Я песне отдал всё сполна» в ГЦКЗ «Россия» продолжался более 10 часов.

Выступление на вечере памяти Артема Боровика

«Настоящая Глыба. Великий бизнесмен, организатор, политик и просто человек», — писал про Кобзона в своей книге воспоминаний клавишник «Машины времени» Петр Подгородецкий, некогда проработавший пять лет в сопровождающей группе певца.

Кобзон отличался феноменальной волей к жизни. В 2002 году он провел в коме 15 дней, но выкарабкался — благодаря то ли искусству врачей, то ли своему удивительному жизнелюбию. Еще несколько раз Иосифу Давыдовичу удавалось обмануть смерть — несмотря на поставленный ему страшный диагноз. Он боролся до последнего — ведь за ним оставались не только жена, двое детей и десять внуков; за ним оставался целый великий, почти двухсотмиллионный народ. Рассеянный — так уж решила история — по разным странам, под разными именами.

Он всегда был рядом со своим народом — в счастье, в горе, при любом режиме и экономическом строе. И народ здесь — понятие не этническое, не политическое и уж точно не «паспортное». Кобзона слушали и считали своим люди на всем огромном пространстве, занимающем одну шестую часть суши — невзирая на появившиеся вдруг между ними границы, идеологические и религиозные различия и прочие приметы современного сумбурного мира. Онпервым был на острове Даманский после событий 1969 года., ездил в Кабул поддержать дух бойцов ограниченного советского контингента, в зловещие дни Чернобыля без колебаний отправился петь для ликвидаторов аварии.

Во время захвата заложников в театральном центре на Дубровке, Кобзон — один из немногих политиков, не побоявшихся войти в захваченное террористами здание, чтобы вывести детей.

Он вообще не боялся никого и ничего — его фигура, его легендарный статус внушали уважение, мало кому еще доступное. Он объединял своим искусством даже во времена, когда все, казалось, рушилось и распадалось на части. От Львова до Петропавловска-Камчатского и от Мурманска до Ашхабада звучал его голос — несмотря ни на какие запреты.

Источник: Известия, фото: Наум Аранович