НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > КОЛОНКА РЕДАКТОРА > Бал Поэзии в «Нехорошем Доме»…

Бал Поэзии в «Нехорошем Доме»…

Такого, убежден, литературная Москва не видывала с незабвенных времен «Политехнического»…

Впрочем, трудно предположить, что, скажем, здравствующий Евгений Евтушенко смог бы собрать нынче столько почитателей поэзии, что явились 6 февраля в Театр «Булгаковского дома» на юбилейно-поэтический вечер писателя Геннадия Калашникова.

Топая в сторону культового столичного «заведения» (по приглашению Юбиляра), в опустевшей и «трескучей» от мороза Первопрестольной, я и представить себе не мог, что припоздав минут на пятнадцать, присесть в театральном булгаковском зале мне не удастся, а придётся разделить судьбу счастливчиков, заполнивших все коридоры и проходы к сцене – явление, признаемся, вполне себе нетривиальное и для отечественной поэзии (противу всевозможных других искусств), знаковое…

Грешным делом, подумалось даже о том, что ящерам отечественного шоу–бизнеса самое время обратить внимание на пиита Калашникова, дабы разбавить аншлаги бабки российского поп- музона со всеми её бывшими и здравствующими наперсниками…

Как бы то ни было, жар поэзии Юбиляра «плавил» в этот вечер льды замёрзшего мегаполиса, согревал сердца алчущих прекрасного и высокого; пробивался чрез скрипучие театральные засовы и светящиеся в ночи заиндевевшие окна; светящейся дымкой вырывался из легендарного «нехорошего московского колодца», укрывал простывшее Садовое, топил айсберги Патриарших…

Сам Мастер, подтянутый и по-юношески стройный как тульская винтовка царствовал на сцене. Кажется, впервые на этот раз, мы услышали дуэт Калашников — Фагот (А. Александров), причем, известный «трубадур» замечательно импровизировал на… фортепиано. Тактично и тепло юбилейный вечер «не выпускал из рук» Андрей Коровин, изобретательно «подавая» взыскательной публике многочисленных гостей празднества.

Переполненный зал, источая любовные флюиды, то и дело взрывался горячими аплодисментами! Взор вашего покорного слуги увлажняли стайки юных прелестниц-поклонниц творчества Геннадия Николаевича, впрочем, умиротворённо примечал и мэтров российской словесности, а также видных персон музыки, кино и театра, прибывших на торжество…

Художественная часть юбилейного вечера как-то гармонично и ненавязчиво перетекла в просторное закулисье, где все участники этого удивительного праздника Поэзии могли дружески и неформально пообщаться за обильным и хлебосольным застольем, в том числе, и с самим «виновником» случившегося, вручить Ему подарки и личные поздравления.

К слову, окутанный тайнами и преданиями загадочный Дом и тут дал о себе знать: продвигаясь к Юбиляру со скромными дарами, я, потеряв бдительность, не заметил под ногой известного всей Москве местного кота Бегемота (снующего, как правило, на банкетах), и тут же, мой крепкий презент-пакет лопнул, «выпустив» на пол бутылку подарочного юбиляру коньяка… При этом бутыль уцелела, однако, странным образом, у неё будто срезало горлышко вместе с пробкой(?) Ликующая публика сочла сие добрым знаком и тут же, плюя на возможные в напитке осколки, разлив содержимое по бокалам, рявкнула очередную здравицу в честь Поэта!

Прощались-лобызались уже на улице. Целовался с Фаготом и Коровиным, и ещё… не припомню… мелькнул кот Бегемот (но с ним я не целовался…)

Нет, ну, разумеется, дружески обнялись с ЮБИЛЯРОМ!

Геннадий РОГОВ

Фото — Елены Краснощёковой, Анатолия Степаненко, Геннадия Рогова