Friday, December 15, 2017
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > СМИ будущего: нужны ли мы медиа?

СМИ будущего: нужны ли мы медиа?

В одном из переулков около лондонской Fleet Street скрывается уникальная плиточная стена, рассказывающая историю британской журналистики: от печатного станка Гутенберга до момента, когда здесь стали открываться типографии ведущих британских газет, а местные пабы оказались заполнены журналистами. Сегодня журналисты на Fleet Street собираются только во время громких процессов в Королевском суде. Газеты не выдержали роста цен на недвижимость и освободили помещения для ведущих финансовых корпораций.

Докторант Факультета медиа и коммуникаций Лондонской школы экономики (LSE) Григорий Асмолов проанализировал, что сегодня происходит с традиционными СМИ и какие медиа ждут нас в будущем.

Тренды: революция информационных технологий и традиционные СМИ

Место на стене у Fleet Street закончилось, но история СМИ продолжает стремительно развиваться. Меняются не только технологии, форматы и организационная структура медиа, но сама их суть. Если раньше они были ограничены пространством новостей и журналистских публикаций, то сегодня, благодаря социальным сетям, потоки новостей смешались с потоками персональной коммуникации. Потребление новостей стало частью их распространения, а потребители все чаще становятся их же производителями. Появившийся в 2004 году девиз Дэвида Гильмора «Медиа — это мы» сменился понятием «Я–медиа». Каждый человек теперь — потенциальный производитель того публичного контента, который становится частью репрезентации этого человека и общения с окружающими.

На фоне этой тенденции особенно популярным стало говорить о кризисе традиционной журналистики. Одни журналы и газеты закрываются, другие сокращают штат, третьи отказываются от бумажных изданий и уходят в онлайн-формат. Держать корреспондентов за рубежом для многих крупных изданий становится нерентабельно. Институт подписки медленно вымирает, а вечерние выпуски новостей теряют рейтинг. Поисковые системы и платформы-агрегаторы поставили под угрозу бизнес-модели многих изданий. Рекламные бюджеты стали уходить в области онлайн-игр, социальных сетей и контекстной рекламы.

Впрочем, похороны традиционных СМИ оказались преждевременными. Многие из известных медиа включились в борьбу за выживание и стали активно адаптироваться к меняющейся реальности, интегрируя новые технологии. Не все читатели поспешили расстаться и со старыми форматами. Примером тому — журнал, который вы держите: Russian Gap, начавшийся как интернет-проект, вышел из сети на бумагу, показав, что и у читателей, и у рекламодателей интерес к осязаемому по-прежнему высок. В ситуации, когда мы окружены бесконечностью гипертекста и тонем в переизбытке информации, нам особенно хочется держать в руках конечный и понятный продукт, который можно пролистать от первой до последней страницы. Также оказываются важны ощущения: одной из самых частых реакций читателей, в руки которых попадает новый журнал, становится немедленное желание почувствовать запах свежей типографской краски.

Развитие медиа — это не только технологии

Дополненная реальность, интернет вещей, нейронные сети, искусственный интеллект, big data… Развитие информационных технологий погружает и наше пространство, и наши тела в бесконечные потоки новых данных. В мире информационного переизбытка становятся особенно важны механизмы, определяющие пути распространения информации. Со временем редакторские функции будут переходить от людей к алгоритмам, определяющим кто, что и когда увидит.

Власть алгоритмов — одна из наиболее тревожных тенденций в развитии информационных технологий. С их усложнением снижается степень прозрачности и контроля над тем, какие факторы определяют нашу информационную реальность.

Занимаясь сканированием горизонтов будущих СМИ, мы порой слишком сильно подвергаемся технологическому детерминизму. Подобный подход понятен: развитие технологий — это то, что наиболее активно пленяет наше воображение. Когда мы думаем о будущем, фантазия прежде всего рисует роботов, космические корабли, голограммы, аватары и телепортации. Однако, не умаляя важности подобных фантазий, следует тренировать и социально-политическое воображение. А это значит задаваться не только вопросом о том, какие технологии в области СМИ ждут нас в будущем, но и какие медиа будут нужны обществу, а также зачем.

Роль СМИ в современном обществе

Классические теории медиа дают разные ответы на вопрос о том, какую функцию выполняют СМИ в современном обществе. Одни говорят о том, что медиа — это, по сути, ритуалы современного общества. Читая утром газету или проводя вечер за выпуском новостей, мы становимся частью единого племени потребителей информации.

Другие теории, корни которых уходят к марксизму, утверждают, что главное в медиа — это развлечение публики, причем развлечение, необходимое для того, чтобы зарабатывать на потребителях информации деньги, отвлекая при этом их внимание от реальных проблем. Здесь СМИ выступают как инструмент идеологической манипуляции в духе лозунга о том, что людям нужны только хлеб и зрелища.

Действительно, сегодняшние медиа — это своего рода глобальный Колизей, круглосуточное реалити-шоу. Новости из районов конфликтов и катаклизмов по драматическому накалу часто могут дать фору голливудским фильмам. Многие исследователи отмечают, что через медиа человеческое страдание превращается в спектакль. Впрочем, другие теории подчеркивают демократический потенциал СМИ как четвертой ветви власти, позволяющей контролировать политические институты и выводить темных лиц на чистую воду. Как сказал один судья Верховного суда США: «Лучшее средство дезинфекции — это солнечный свет».

Еще одна популярная традиция анализа роли СМИ предлагает сфокусироваться на удовлетворении потребностей аудитории, которые многочисленны и могут заключаться в образовании, поиске информации, развлечениях и даже попытках убежать от реальности. Применяя этот подход, мы должны прежде всего представить, как изменятся нужды нашего общества и как под них будут подстраиваться будущие СМИ.

Роль СМИ в будущем обществе

Ответ на этот вопрос зависит от того, какими мы видим основные траектории развития нашего социального и политического будущего. Историк Юваль Харари (подробно мы писали о нем в предыдущем номере Russian Gap) предупреждает, что в момент, когда роботы станут выполнять больше функций, люди начнут терять работу, и это приведет к росту свободного времени, с которым нужно будет что-то делать.

Есть и другая важная тенденция, которую подметил философ и социолог Зигмунт Бауман. Он говорил, что мы живем в период «текучей современности», для которой характерны разрушение постоянных связей и высокая степень структурной нестабильности.

Рост мобильности населения приводит к появлению мультикультурных людей, «граждан мира», которые находятся в постоянном движении, сменяя дома, города и страны. Они уже не могут ответить коротко на вопрос о том, откуда они родом.

Кроме того, целый ряд исследователей, в том числе автор бестселлеров «Черный лебедь» и «Антихрупкость» Нисим Талеб, отмечают рост сложности и непредсказуемости в нашем мире, когда все выше становится вероятность того, что какое-то событие может вызвать цепную реакцию и привести к глобальному и абсолютно неожиданному потрясению для миллионов. Совокупность этих и многих других факторов заставляет людей постоянно адаптироваться к меняющей реальности, в которой вчерашние знания и профессии могут в один час потерять свою значимость. Какова же роль медиа в этом контексте?

Позволю себе выделить три основных функции СМИ в ближайшем будущем.
В первую очередь, медиа — это ресурс адаптивности. Чтобы не только успевать за переменами, но и играть на опережение, мы все больше должны будем держать руку на пульсе происходящего вокруг нас.

СМИ должны стать своего рода путеводителем по сложности ежедневного мира.

Тренды, истории успеха, новые технологии, научные открытия — это не только способ удовлетворить свое любопытство, но информация, необходимая для успешного выживания в постоянно меняющемся мире. Используя терминологию Талеба, медиа должны позволить приобрести нам «антихрупкость», своего рода экзистенциальную гуттаперчивость.

Во-вторых, вектор мультикультурности и постоянное движение по миру делает все более острыми вопросы кто я и с кем я. Эти вопросы необходимы для рефлексии над собственной идентичностью и сообществами, к которым мы принадлежим. Наши «я» больше не оформлены физическими суверенными границами в рамках национальных государств. Будущие медиа должны стать ресурсом новых типов идентичностей.

Они должны позволять найти себя и свое сообщество в пространстве информационных потоков, предложить якоря в текучести современного мира, стать точкой опоры для тех, кто находится в постоянном движении.

Но и этого недостаточно. Один из крупнейших психологов XX века Виктор Франкл утверждал, что человек всегда находится в поисках смысла своего существования и только его наличие является ключевым фактором для выживания. Отсюда следует, что СМИ будущего должны также стать и ресурсом смыслов, определяющим направление движения и отвечающим на вопрос зачем я.

Так или иначе спрос на медиа будет определяться тем, способны ли они выполнять функции в контексте будущих вызовов. Вектор изменения роли СМИ можно определить как переход от механизма формирования определенности, где медиа предоставляют продукт «понятной картины мира», к механизму жизни в неопределенности, где медиа — это шест в руках эквилибриста, позволяющий сохранить баланс во время путешествия по канату по миру сложности и текучести. А значит медиа будущего должны будут ежедневно давать ответы на вопросы кто мы, как мы, зачем мы. 

Постскриптум

Впрочем, говоря о будущем, не стоит забывать о вопросе, заданном в 2000 году исследователем компьютеров Биллом Джоем: «Нужны ли мы будущему?» До сих пор мы придерживались позиции, согласно которой именно человек останется потребителем новых медиа. А нуждаются ли новые медиа в человеке? Выживут ли СМИ без нас? Будут ли они нужны, к примеру, новым формам искусственного интеллекта? Возможно ли, что формой будущей жизни и станут разумные медиа, существующие в мире, которые они сами же будут производить? А куда денутся люди? Уснувшее летаргическим сном человечество будет видеть медийные сны. Тогда человек – это не более, чем платформа для новых медиа, а медиа будущего – это ресурс снов.

Иллюстрации: Татьяна Плахова 

PinkYellow3

Источник