НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Юрий Кублановский: «Наши либералы не понимают современный мир»

Юрий Кублановский: «Наши либералы не понимают современный мир»

Юрий Кублановский © РИА «Новости» / Сергей Пятаков.
Юрий Кублановский © РИА «Новости» / Сергей Пятаков.

Известный поэт, критик, искусствовед и публицист, он принадлежит к плеяде реэмигрантов, вынужденно покинувших Отечество в советское время, но потом, несмотря ни на что, вернувшихся. Жизнь и здесь, и «там» знает не понаслышке. Сегодня он делится своим пониманием ситуации, складывающейся в нашей стране.

– Юрий Михайлович, ныне, как и полтора столетия назад, во времена Фёдора Михайловича Достоевского, мы часто слышим отовсюду: либералы то, либералы сё. Насколько прав он был с его представлениями о либералах как о главной опасности для будущего России? И в какой мере это предостережение актуально в наши дни?

Фрагмент картины И. Репина «17 октября 1905 г.».

– Насколько Достоевский был прав, показала сама история. В своём бессмертном романе «Бесы» он дал своеобразную оценку вот этого идейного развития, показывая, как на почве, подготовленной либералами-идеалистами 1840-х годов вроде Верховенского-старшего, выросли террористы – его внебрачный сын Петенька Верховенский и компания. Если экстраполировать это на отечественную историю, то можно сказать и так: февраль 17-го – это некий коллективный либерал Верховенский-старший, который за полгода спустил Россию к большевистской беде, отдал её в руки петенек верховенских и других экстремистов. То есть, можно сказать, погубил русскую цивилизацию, как раз набиравшую тогда обороты.

Хотя кое в чём Достоевский всё-таки, на мой взгляд, перегибал палку. К примеру, в своём принципиальном заочном споре с профессором Грановским, который был, условно говоря, «октябристом», человеком с мировоззрением Гучкова. Даже славянофил Иван Аксаков вынужден был в данном вопросе занять намного более умеренную позицию.

Лично мне ближе всего взгляды Петра Аркадьевича Столыпина – либерала в крестьянском, еврейском и некоторых иных вопросах и вместе с тем человека, во-первых, стоявшего на твёрдых патриотических позициях, а во-вторых, превосходно понимавшего специфику русской цивилизации и российской державы. Им, безусловно, свойственны свои исторические закономерности, большое своеобычие, которые ни в коем случае не стоит стричь под одну гребёнку с цивилизацией западноевропейской.

– В творчестве Достоевского встречается и несколько иная характеристика российского либерала – лакей, который «только и смотрит, как кому-нибудь сапоги вычистить». А это определение «типологически» соответствует нынешней действительности?

– Будем смотреть правде в глаза. Сегодня наши либералы, как мне представляется, не на высоте понимания тех вызовов, которые стоят перед современным миром. Они ведь чаще всего западную цивилизацию мало знают: ездят туда на симпозиумы, в командировки или в отпуск. И за тамошним внешне привлекательным социальным глянцем не могут разглядеть глобальных вызовов и проблем, стоящих перед технотронным потребительским обществом.

Да, западная цивилизация – это цивилизация общества потребления. Она вся основана на неуклонной стимуляции потребления и спроса. В этом её главный изъян: она не может существовать в статусе-кво, должна бесконечно стимулировать спрос, производить всё больше и больше товаров, без внутренней необходимости их варьируя. Но ведь эти товары не из воздуха берутся, поэтому цивилизация вынуждена, как на игле, сидеть на природных ресурсах, нещадно их эксплуатируя и вычерпывая из природы последнее.

То есть в известном смысле это паразитическая цивилизация. И вместо того чтобы перейти на какие-то новые живительные принципы – здесь я на первое место поставил бы принцип самоограничения, – эта цивилизация безудержно наращивает потребление. Всего этого наши либералы не видят (или предпочитают не видеть) и поэтому автоматически хотят перенести её принципы сюда, к нам в Россию. Но зачем нам наступать на те же грабли, повторять те же ошибки? Ведь у нас и своих проблем невпроворот.

Мы понесли в XX веке колоссальный урон в человеческой силе – и в результате коммунистического террора, начатого в 1917 году, и во время Великой Отечественной войны. Будет чрезвычайно жаль, когда выяснится, что мы ничему не научились, принеся такие ни с чем не сравнимые жертвы историческому молоху.

Не в конфронтации с Западом, а возможно, вместе с ним или самостоятельно, мы должны вырабатывать качественно новые принципы развития общества.

– Не ловите себя на мысли: когда говорим «либералы» – часто подразумеваем «интеллигенция»?

– Возможно… Та интеллигенция, которая была у нас при советской власти, наверное, уже практически не существует. Это был особый слой общества, хотя и достаточно разномастный. Одни, как едко пошутил Солженицын, ограничивались тем, что показывали начальству кукиш в кармане в курилках НИИ или на производстве. Другие действовали более активно, распространяя самиздат и тамиздат, занимаясь правозащитной деятельностью. Но в любом случае и инженеры, и учителя, и врачи были в ту пору прежде всего людьми культуры, читавшими толстые журналы, подписывавшимися на собрания сочинений классиков. Помню, как у себя в Рыбинске я сам – считай ещё пацаном – ходил по ночам отмечаться в очереди на собрание сочинений Достоевского.

Теперь такой интеллигенции, читающей и стремящейся к повышению культурного уровня, становится всё меньше. К сожалению, очень сильные и, прямо скажем, малодостойные метаморфозы претерпела культурная составляющая нашего социума.

При этом, конечно, либерализм и русская интеллигенция связаны напрямую массой комплексов, неким психологическим единством.

– Вы затронули вопрос плохого усвоения уроков XX века. Как убедить людей, что опасность кровавых революций и прочих жутких катаклизмов и поныне полностью не преодолена?

Митинг «болотной» оппозиции. Проспект Сахарова, декабрь 2011 г. © РИА «Новости» / Рамиль Ситдиков.

– Здравомыслящих людей в нашей стране всё-таки, несмотря ни на что, очень много. Надо этих людей отыскивать и давать им слово – прежде всего на телевидении, на центральных каналах. Посмотрите, во что у нас сейчас превратилось то же телевидение. Это как раз первый пропагандист того самого безудержного потребления, о котором сказано выше. Надо дать слово людям, которые бы размышляли о том, что происходит, какие вызовы стоят перед человечеством в XXI веке. То есть усилить культурную пропаганду ценностей: религиозных, общечеловеческих и отечественных. Вот что требуется и от Министерства культуры, и от руководителей телевизионных каналов, и от всех, кто формирует мирочувствование и мировоззрение общества.

Надо прямо говорить: культура у нас просто загнана на задворки. Музеи, к примеру, существуют по остаточному принципу. Хорошо это знаю, поскольку сам искусствовед и связан со многими современными музеями и музеями-усадьбами в частности. Такое впечатление, что чиновничество их просто еле терпит, видимо, не понимая, что становление культурных традиций – это главная скрепа существования России, русской цивилизации. Это – настоящие ризницы и кладовые отечественной культуры.

– У политологов принято давать на будущее оптимистический и пессимистический сценарии для страны. Как Вы себе представляете последний?

– Не хотелось бы говорить об этом… Ибо если такой сценарий, не дай Бог, будет реализован, мало никому не покажется.

Россия среди мировых цивилизаций хоть и своеобычна, однако тесно связана со всеми остальными. И вряд ли её ждут некие изолированные от мировых, «специальные» катастрофы.

Мир стоит перед очень серьёзными вызовами, и того, что уже, возможно, к середине века начнётся новый геополитический передел, следует ожидать с очень большой тревогой. При нынешнем вооружении, при теперешнем накале страстей могут разверзнуться такие исторические бездны, по сравнению с которыми и ужасы XX века побледнеют. Дай Бог, чтобы этого не произошло, чтобы всё-таки Господь пожалел человека, хотя последний, может быть, и не вполне достоин этого милосердия.

Как бы там ни было, остаётся пожелать, чтобы этот передел мира, перестройка цивилизаций по какому-то новому сценарию прошли более или менее безболезненно.

Россию нельзя мыслить вне общих глобально-исторических процессов, которые ускорятся уже в ближайшие десятилетия – к покуда неизвестной развязке…

Источник: file-rf