Wednesday, April 24, 2019
НОВОСТИ > ЖУРНАЛ > ОБ УЧЕНИИ > «Хороший журналист не может отрицать ценности своей страны», — Елена Вартанова

«Хороший журналист не может отрицать ценности своей страны», — Елена Вартанова

Декан факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова Елена Вартанова – о поколении Зет, образовательной среде и цифровом неравенстве.

e_vartanova

− Елена Леонидовна, расскажите, по каким стандартам сейчас происходит обучение на факультете журналистики МГУ?

− После принятия закона об особом статусе МГУ имени М.В. Ломоносова в 2009 году, нашему университету было разрешено ввести собственные образовательные стандарты, по которым сегодня мы готовим наших студентов. Факультет журналистики МГУ осуществляет подготовку бакалавров, магистров, и даже интегрированных магистров. Последние появились в результате новых образовательных подходов Московского университета, которые позволяют бакалаврам, закончившим курс на факультете журналистики, продолжить обучение в магистратуре на приоритетных основаниях. Правда, пока у нас нет интегрированных магистров, поскольку набор собственных бакалавров в магистратуру мы будем проводить только в следующем году в связи с тем, что ввели бакалавриат только три года назад. Однако само направление, которое сейчас взял наш университет, выглядит многообещающе.

− А как факультет успевает за технологическими инновациями в СМИ?

− Я бы посмотрела на технологические инновации широко, как на цифровую революцию, которая происходит в медиаиндустрии, в российской медиасистеме и в конкретных редакциях. Эта новая цифровая среда формулирует новые вопросы и новые вызовы. Поэтому факультету требуется осознавать то, что происходит за его пределами.

Если мы говорим про электронные журналы и блоги, то это, конечно, лишь маленькая часть технологических изменений. Мы видим появление конвергентных мультимедиа, поэтому сегодняшнему журналисту требуются не только навыки работы в конвергентных редакциях, но и новые уровни технологических компетенций. Современный журналист, обладая значительными навыками работы с современной цифровой техникой, должен при этом иметь широкий кругозор и интеллектуальный инструментарий, чтобы обрабатывать значительные массивы информации. Журналист должен выполнять свою главную работу по формированию повестки дня, по созданию тех рамок в море информации, через которые потребитель увидит социально значимую и актуальную сегодня новость. К этому мы стремимся подготовить наших студентов. Конечно, успевать за современными технологическими инновациями непросто, однако университет делает значительные шаги в этом направлении.

Во-первых, это технологическое обновление факультета. Журфак сегодня обладает учебным мультимедийным центром, который работает по принципу конвергентной редакции, где студенты создают свои материалы сразу для четырех платформ: принт, радио, телевидение и онлайн.

Во-вторых, это постоянное повышение преподавательского мастерства. Современный школьник, которого часто относят к поколению Зет (это термин, применяемый на Западе для поколения людей, родившихся примерно между ранними девяностыми и средними двухтысячными – прим. автора), обладает очень большими технологическими компетенциями, хотя, в то же время, он может быть не слишком эрудирован и даже не вполне грамотен с точки зрения традиционной грамотности. Важно, чтобы наши преподаватели обладали современными навыками передачи своих фундаментальных знаний студентам. Повышение квалификации преподавателей университета происходит за счет стажировки в редакциях, работе в УММЦ на самом факультете, а также благодаря тому, что московские медиапредприятия и журналисты проводят для них на факультете курсы повышения технологических квалификаций.

Ну и, конечно, третье важное направление, связанное с инновациями, − это научная работа и взаимодействие с зарубежными коллегами. Совсем недавно из университета Северной Каролины к нам приезжали преподаватели, которые проводили обучающий семинар по использованию социальных сетей и применению их в педагогической практике.

На сегодняшний день существует острая необходимость понимать не только то, что потребует от нас медиаиндустрия завтра, но даже то, что она потребует послезавтра. На двух ежегодных конференциях факультета мы постоянно проводим научные дискуссии о том, что сегодня актуально и заслуживает внимания медиаисследователей.

− Какими способами факультет отслеживает новые требования современных СМИ?

− Помимо того, что университет постоянно ведет научную работу и изучает тенденции внутри самой отрасли, он активно включен в диалог с индустрией. При факультете создан Экспертный совет, в который входят выдающиеся представители профессии. Он собирается раз или два в году, и на нем обсуждается, какие компетенции необходимо формировать у студентов, что важно для тележурналиста, а что важно для журналиста печатных СМИ. Последнее заседание Экспертного совет, состоявшийся в феврале 2014 года, посетили не только журналисты, но и заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Константинович Волин. Мы обсуждали новый профессиональный стандарт современного журналиста. Диалог с самой отраслью – это первый способ отслеживания новых требований СМИ.

Второй способ  − работа с компаниями в рамках летней практики студентов. Факультет заключил более тысячи договоров с медиакомпаниями, которые приглашают наших студентов на практику. Перед этим мы всегда выясняем у редакций, какие ребята им необходимы. А когда студенты возвращаются с практики, они отчитываются о том, как работали и что от них требовали. Через практику, которая является очень важным компонентом журналистского образования, мы выясняем, какие требования предъявляет индустрия на сегодняшний день.

Еще один особый и не менее важный путь – это приглашение выдающихся журналистов в качестве преподавателей, что позволяет проводить профессиональные мастер-классы для студентов. Таким образом мы узнаем, что нужно и для медиакомпаний, и для индустрии в общем. Например, факультет может гордиться сотрудничеством с главным редактором «Русского репортера» Виталием Лейбиным, который уже три года ведет мастерскую на факультете и рассказывает нашим студентам, что должен знать журналист, который работает в «Русском репортере».

Другой пример успешного сотрудничества. Президент крупнейшего журнального издательского дома в России «Хёрст Шкулев», Виктор Михайлович Шкулев, не только преподает на факультете, но и приглашает студентов познакомиться с практикой его компании. Такие примеры можно найти в работе кафедр телевидения и радиовещания, теории и экономики СМИ, новых медиа и теории коммуникации, периодической печати. Такая обратная связь от индустрии есть всегда, и она активно работает.

− Пытаются ли студенты сами внедрить или предложить новые технологии в процесс обучения?

− Могу сказать, что конкретных инициатив не было, хотя мы сами, наблюдая за активностью студентов в социальных сетях и на каких-то других современных цифровых платформах, стараемся вводить новые технологии в процесс организации учебы. Например, каждый начальник курса уже на протяжении семи-восьми лет создает для своих студентов группы в социальных сетях, через которые распространяет актуальную информацию. То же самое делается и для абитуриентов. aes_4494_jpg_1335441373

Фото: Евгения Аверьянова

Мы стараемся активизировать использование преподавателями новых технологий, таких как «PowerPoint», видео в качестве демонстрационного материала. Уже много лет студенты присылают свои контрольные, курсовые и дипломные работы преподавателям по электронной почте.

Однако нельзя сказать, что мы полностью перешли к такой образовательной среде, какой пользуются многие американские университеты, хотя первые шаги в этом направлении уже были сделаны. Например, преподаватель финского языка перевела свой формат преподавания в абсолютный интерактив и, несмотря на достаточно ограниченное число аудиторных занятий, она, выкладывая задания для студентов ежедневно, заставляет их каждый день осваивать язык. В итоге, даже при сокращенном количестве аудиторных занятий, результаты студентов оказались очень хорошими. Поэтому необходимо думать о том, как завтра факультет будет активнее использовать мультимедийную среду.

Например, студенты всегда просили установить «Wi-Fi» в главных аудиториях, и до какого-то момента корпоративная политика факультета была ограничительной. Мы отказывались устанавливать беспроводную сеть, поскольку на лекциях нужно не в Интернете сидеть, а слушать лектора. Но, к сожалению, развитие техники идет быстрее, чем мы думаем, и теперь, при подключении мобильных телефонов к сетям 3G и 4G, мы понимаем, что студенты с помощью разнообразных гаджетов могут выходить в Интернет во время лекций. Предоставление свободного доступа к Интернету в кафе и некоторых коридорах было своего рода ответом на пожелания студентов. Однако все-таки общение с преподавателями, многие из которых у нас действительно являются легендами, должно стать основным содержанием учебного процесса, а сам инструментарий может быть и цифровой.

− Стоит ли сохранять в обучении такое направление, как печатная журналистика, если, по прогнозам, скоро все печатные СМИ умрут?

− Прогнозы есть разные. Есть прогнозы, которые, как мне кажется, стимулирует сама телекоммуникационная индустрия. Она очень бы хотела, чтобы большинство людей использовало цифровые технологии, поэтому рассказы о том, что газеты умирают, идут все-таки не от традиционных изданий, а от тех, кто хотел бы эти традиционные издания перевести в цифровую форму.

Для России этот разговор еще не совсем актуален. Мы живем в стране, где цифровое неравенство очень заметно проявляется. Москву и Подмосковье не стоит сравнивать с другими регионами России, хотя здесь и живет достаточно высокий процент населения страны. Но даже и в Подмосковье вы не везде получите одинаковый уровень доступа к цифровым технологиям, что гарантирует сохранение не только традиционного телевидения, но и бумажной газеты.

Необходимо также понимать, что печатные СМИ и газета − это не абсолютные синонимы. Можно оставаться прекрасной газетой, существуя в Интернете. Доступ к электронным газетам и онлайн-изданиям иной раз показывает, что они могут заменить бумажную газету, однако печатные издания очень важны для разных городов и населенных пунктов России.

К тому же, как многим это ни покажется удивительным, для традиционных, креативных и политических элит, чтение бумажных газет является очень важной формой интеллектуальной деятельности.

Конечно, факультет много делает для того, чтобы понять, в каком направлении развивается сегмент печатных СМИ, проводя разнообразные исследования. Сейчас внутренние факультетские гранты выделены для того, чтобы изучить, что такое современная местная газета. Скоро закачивается работа по гранту по изучению влияния конвергенции на экономику ежедневных районных и областных газет, новый грант выделен для того, чтобы понять, как развивается цифровая индустрия производства контента. Мы будем думать. Пока однозначного ответа о смерти газеты у нас нет, но мы понимаем, что она меняется.

− Как вы думаете, почему, когда студенты приходят на работу после окончания института, редакторы журналов говорят, что студентов приходится обучать заново: они знают только теорию работы и ничего о реальном процессе работы редакции?

− Этот вопрос неоднозначен, потому что чаще редакторы газет и журналов больше довольны нашими выпускниками, чем на телевидении и радио. Но есть и другие мнения, хотя мы твердо знаем, что недовольство работодателей появляется, как минимум, по двум причинам.

С одной стороны, недовольство связано с тем, что, конечно, студенты не всегда осваивают ту практику, которую мы им предлагаем. Вообще студенты не всегда, особенно на старших курсах, усердно учатся в университете. Они много времени уделяют сотрудничеству с редакциями, поэтому студент журфака не такой академичный, как студенты других — и естественных, и гуманитарных – факультетов.

С другой стороны, у разных СМИ сегодня разные, часто противоположные требования к выпускникам. Невозможно подготовить на журфаке студента так, чтобы он одинаково был хорош и для газеты «Ведомости», и для газеты «Комсомольская правда». Это разные газеты, у которых внутри существуют свои стандарты. Однако я также согласна с тем, что не все студенты достаточно подготовлены практически. Здесь нельзя спрашивать только с факультета, поскольку медиапредприятия все-таки могут быть более открытыми, приходить в университет со своими мастер-классами, спецкурсами и спецсеминарами. Такой опыт у нас уже существует: в сотрудничестве с «Комсомольской правдой» проводился подобный курс, во время которого набирали студентов на практику и оставляли в штате газеты. В истекшем учебном году у нас прошел специальный курс с «Россией 24», и руководитель отдела культуры Гуля Болтаева приходила к нам на факультет, проводила мастер-класс, по окончании которого она набрала студентов на практику.

Конечно, вопрос о достаточном уровне подготовки студента журфака для конкретного медиа предприятия всегда актуален, и на него всегда достаточно трудно ответить.

− Как подготовить квалифицированных журналистов для работы в СМИ, если сегодня все медиа сплелись между собой, и журналист должен уметь все: и писать, и фотографировать, и редактировать.

− Наш факультет идет по этому пути, потому что для нас очень важно на первых двух курсах в рамках таких предметов как «Основы журналистики», «Мультимедийные технологии» и «Практикум» научить студента базовым навыкам работы в газете, Интернете, на телевидении и радио. Недостаточно этот комплекс навыков сформировать, нужно внушить студенту, что именно в синергии (слиянии, содействии – прим. автора) всех медиа сегодня и состоит главное направление развития СМИ, поэтому журналистские навыки нужно совершенствовать на протяжении всей профессиональной карьеры.

В целом, мы учим студентов и писать, и фотографировать, и редактировать, и снимать видео, и записывать звук, и делать сайт. Мы считаем, в бакалавриате всем нужно дать общие базовые навыки и определенную специализацию, которую следует углублять в магистратуре. Но, уверена, выпускать студентов журфака надо с убеждением в том, что учиться надо всю жизнь. Мы не можем за четыре года или даже шесть лет подготовить специалиста, который будет потом всю жизнь работать, не развиваясь. В этом и состоит одна из задач университета: сформировать человека, который готов всю жизнь учиться.

− В связи с ситуацией на Украине, российские журналисты с риском для жизни становятся единственным источником достоверной информации о событиях, происходящих там. Включает ли курс МГУ правила безопасности журналиста при работе в горячих точках и были ли они как-либо дополнены или изменены в связи с сегодняшними событиями?

− Вопрос безопасности журналистов сегодня крайне актуален. Еще до начала событий на Украине мы начали разрабатывать курс «Журналист в экстремальных ситуациях». И как-то все эти события и разработка курса совпали, что, наверное, нужно считать умением факультета успевать в ответ на запрос времени. Теперь на третьем курсе в качестве обязательного предмета для всех студентов мы вводим эту дисциплину «Журналист в экстремальных ситуациях».kmo_142213_00147_1_t218_175900

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Мы будем учить не только теоретическим навыкам. Будут обсуждены вопросы о минимизации рисков, сформированы навыки подготовки к поведению в зонах конфликта и «горячих точках», умения экипировать и защищать себя. Будет рассказано, с какими источниками работать, как разговаривать с такими организациями, как Минобороны, МВД, ФСБ, МЧС. Все это должно помочь нашим студентам подготовиться к тем нестандартным и опасным для жизни ситуациям, которые, к сожалению, подстерегают их все чаще.

− Одним из самых сложных навыков, которые получает журналист, является умение беспристрастно рассказывать о любых, даже самых трагических происшествиях. Как научить журналиста непредвзято освещать все события?

− Здесь есть две составные части: есть идеальная профессия журналиста, которой мы учим. На факультете мы объясняем, как выстраивать логику повествования, как добиваться беспристрастности, предоставляя возможность высказать разные точки зрения, как уходить от ангажированной лексики, как через визуальное быть более сбалансированным, показывая разные стороны. Есть много инструментов, которые помогают журналисту находиться в этих рамках: это кодекс журналисткой этики, профессиональные стандарты, позиция профессиональных организациях. Однако к журналистам бывает много претензий, о которых мы говорили выше. Так, редакция может сказать, что журналист не подготовил для  нее то, что ей нужно. Это связано с тем, что у разных СМИ разные представления о том, как писать, в том числе и у российских. Причем внутри России вы легко найдете СМИ, которые напишут о событии совсем другим образом, чем их конкуренты на рынке. Поэтому журналист должен знать идеал, планку профессии, а потом, когда он выходит в профессию, на рынок труда, он уже делает свой выбор. Журналист, особенно в острые моменты, должен понимать, что разные СМИ могут иметь разные точки зрения, и когда он находит работу, он должен отдавать себе в этом отчет.

Мы учим правильно выбирать место работы, которое соответствует личным взглядам. Дискуссия о том, может ли журналист высказывать свои политические взгляды или он должен быть абсолютно объективным, еще не закончена. И вопрос о том, какая должна быть журналистика: ангажированная, поддерживающая или отстраненная, еще не решен окончательно. Но мы учим тем стандартам, которые есть в профессии, учим тем традициям, которые в России закладывались в XVIII и XIX веках. А то, как работать после Университета, остается личным выбором самого журналиста. Наверное, самое главное, чему мы должны научить журналиста, – это быть самостоятельным в своих решениях.

− До перестройки проводилась большая агитационно-политическая работы партийных и комсомольских организаций с целью поднятия патриотизма среди журналистов. Что делает МГУ, если делает, в этой области сегодня, чтобы выпустить не только квалифицированных, но и патриотичных работников СМИ?

− Этот вопрос очень четко попадает в нерв современной жизни. На факультете нет партсобраний, нет комсомольских и партийных ячеек. Более того, мы всегда боролись за то, чтобы в Университете наши студенты были свободны от политических влияний и давлений конкретных политических сил. Здесь только наука, только ценности образования, культуры и знаний. Выходя за наш исторический забор, вы можете агитировать, быть членом партии, поддерживать или отрицать, а здесь, внутри, вы должны учиться.

Наши студенты, по-моему, получают правильное патриотическое воспитание, поскольку мы учим их на примерах действительно великих образцов российской культуры и словесности, мы помогаем им освоить те знания, которые помогут оценить реальное положение России в мире. Это положение одними оспаривается, другими поднимается на щит, но мы понимаем, что Россия − это очень важная страна в современной мировой политике. И поэтому наши курсы экономики, международных отношений, социологии,  политологии направлены на то, чтобы студенты получили достаточный интеллектуальный инструментарий и оценили роль и место России в современном мире.

Курсы художественной культуры, русского языка и литературы на лучших образцах гуманитарной мысли формируют у наших студентов понимание России. Сегодня это и есть патриотизм. Если вы плохо владеете русским языком, если вы не уважаете, не любите русскую литературу, если вы отрицаете ценности, которыми живет наша страна, то вы не можете быть хорошим журналистом. Мне кажется, это и есть реальный патриотизм.

− Можно ли считать, что творческий конкурс, который проводится факультетом, уже достаточно устарел в связи с быстрым развитием всех СМИ? Может быть, необходимо заменить его, и в качестве творческой работы принимать репортаж или интервью, которое абитуриент сделал сам?

− Три года назад мы значительно изменили формат творческого конкурса, который, например, в устной части представлял собой свободную беседу экзаменаторов и поступающих. Мы поменяли его как раз в том направлении, о котором вы спросили. По причине того, что у нас каждый год приходит около тысячи человек, мы, наверное, не в состоянии обеспечить молодых людей достаточным инструментарием, чтобы сделать хороший полноценный репортаж или интервью. Но устную часть нашего творческого конкурса мы трансформировали в разработку редакционного задания.e75be9de-7809-4dbd-8e92-6d4e33d530a3_w640_r1_s

Фото: ИТАР-ТААС

Мы просим абитуриента создать план работы над материалом и рассказать, как сформулированная в билете тема может стать журналистским материалом. Это может быть репортаж, это может быть интервью. Тема может быть любая, например, журналистское образование. От абитуриента комиссия ждет план работы над материалом, формулировку вопросов, определение экспертов и источников информации. Абитуриент может предложить заголовок и подзаголовки материала, показать, как  информация может быть проверена, и рассказать, для кого он свой материал напишет. Фактически второй этап творческого конкурса − это попытка абитуриента предложить журналистский материал на заданную редакцией, то есть экзаменационной комиссией, тему. Так что мы движемся в этом направлении.

− А если говорить о сочинении, как о неотъемлемой части творческого экзамена факультета журналистики МГУ, то чем, по Вашему мнению, работа успешного поступающего в 2010-х годах отличается от сочинения поступающего в 2000-х и более ранних годах?

− Мне довольно трудно сказать, поскольку мы никогда не изучали этот вопрос. Все же и гуманитарные науки все больше и больше требуют точного эмпирического знания, поэтому без специальных исследований назвать отличия этих сочинений я могу с трудом.

Только пять или шесть лет назад мы превратили творческий конкурс в полноценный экзамен. Когда я поступала на факультет журналистики, в качестве экзаменов абитуриенты сдавали литературу (сочинение), иностранный язык, историю и русский язык (все устно). И тогда творческий конкурс был своего рода допуском к ним: прошел, не прошел. Поэтому его значение было меньше. Нужно было написать какую-то симпатичную историю, не сделав в ней грубых ошибок. Задача экзаменатора было очень простая: увидеть проблеск таланта, но оценки не требовалось. Потому творческий конкурс был более приятной процедурой.

Сейчас же для нас творческий конкурс действительно важное испытание, которое проверяет интегральные компетенции, включающие в себя не только способности к журналистике, но и кругозор, определенный уровень знаний. Творческий конкурс выявляет еще и коммуникативные навыки, поэтому, конечно, приходится вырабатывать более жесткие критерии для оценки творческого сочинения по четкой шкале. В этом смысле нам довольно трудно сравнивать то сочинение, которое было лишь допуском, с тем, которое фактически определяет и градуирует компетенции.

Поскольку абитуриенты отличаются, то и сочинения отличаются. Если говорить тематически, то наше сочинение − это скорее эссе на вольную тему, близкое к журналистскому материалу. Из него видно, что современные студенты стали более личностно ориентированными, сейчас абитуриенты больше пишут о личном, об опыте, который связан с близкой для них действительностью: школа, социальные сети.

Сейчас очень заметно влияние новых технологий на абитуриентов. Их язык становится более простым, что и хорошо и плохо, потому что более нарративный (повествовательный – прим. автора) стиль изложения рисует более конкретную картинку, однако он становится более бедным. Понятно, что ребята меньше читают. Часто сочинения становятся очень похожими друг на друга, и трудно выявить индивидуальный стиль.

Упрощение речи проявляется и в потере пунктуационных нюансов: с запятыми люди трудно справляются, а уж с другими знаками препинания совсем плохо: тире, двоеточие − это вообще беда. Но я думаю, что это не страшно, потому что если ребята поступают к нам, то они учат русский язык все время и стремятся стать хорошими журналистами.

Словом, мы видим поворот от коллективного к индивидуальному, от общественного к частному. Это совершенно точно и, поскольку наши дети живут в более защищенной среде, чем в 1990-е годы – годы резкой социально-политической трансформации. Сейчас к нам поступает больше выпускников школ, чем раньше, когда на факультет обязательно поступали люди с жизненным опытом и трудовым стажем. Однако мы живем в современности и понимаем, что сочинения абитуриентов выражают дух поколения Зет, о котором теперь много говорят, и отражают сильную концентрацию на личном, на себе и своих переживаниях, на коммуникации посредством новых медиа и социальных сетей.  В этом есть и свои плюсы, и значительный интерес.

− Какие у вас ожидания от студентов 2014 года?

− Те вопросы, которые вы задавали сегодня, совпадают с нашими ожиданиями. Мы ждем, что к нам придут технологически грамотные молодые люди, заинтересованные в учебе, патриотичные, которые хотели бы развивать профессию, делая ее не только более современной, но и более востребованной в России. Мы хотим, чтобы пришли ребята, которые стали бы новым лицом факультета.

Каждый год мы выпускаем пятикурсников и знаем, что многие из них станут лицом разных СМИ, а кто-то  — лицом политики, науки, шоу-бизнеса. На смену им в этом году придут те, которые определят лицо факультета 2014-го года. Мы посмотрим на творческие мотивации и способности абитуриентов, но ожидания, в общем, одни: любить наш факультет, Московский университет и профессию журналиста так, как любили и любят предшественники, наши выпускники и студенты.

Екатерина Савицкая

Источник: PlanetaSMI