Tuesday, October 16, 2018
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Трансевразийский пояс «Развитие» как локомотив новой индустриализации

Трансевразийский пояс «Развитие» как локомотив новой индустриализации

Совместно с директором Института социально-политических исследований РАН академиком Геннадием Осиповым и ректором МГУ академиком Виктором Садовничим Владимир Якунин предложил концепцию солидарного развития в Евразии — «Трансевразийский пояс «Развитие» (ТЕПР).

200956_originalЭто не просто инфраструктурный мегапроект, это новый мировоззренческий подход ко всем аспектам человеческой жизнедеятельности (прежде всего, хозяйственным), альтернативный спекулятивному долларовому. Это сценарий мирной трансформации тупикового миропорядка, основанного на гегемонии доллара. Основу его составляет технологическая модернизация, индустриализация, построение инфраструктуры и мощных транспортных потоков, создание новых условий жизни человека, построение нравственного общества.

Предлагаемая концепция озвучена как в недавнем интервью Владимира Якунина, так и в других источниках — в одноимённой научной работе 2012 года (предлагаю изучить её отдельно) и в интервью одного из авторов идеи Юрия Громыко. В данном случае, не вдаваясь в подробности и не высказывая своего мнения, перечислю основные аспекты концепции.

ФИЛОСОФИЯ

Пояс «Развитие» — это не транзитный коридор, безразличный к территории, по которой он проходит. Пояс «Развитие» отличается от понятий «страновой мост» и «коридор развития», а данном случае они включаются внутрь этого концепта, интегрируются в нем и выступают в виде отдельных аспектов. Как говорил наш президент Владимир Путин, Россия не находится между Европой и Азией. Это Европа и Азия слева и справа от России! Мы не мост между ними, а отдельное цивилизационное пространство, где Россия соединяет цивилизационные общности Востока и Запада. Но для полной реализации интеграционной сущности Россия должна обеспечить свое самодостаточное развитие, которое должно привлечь выгодностью все цивилизационные блоки.

Здесь очень важно подчеркнуть слово «развитие». Рост и развитие не тождественные понятия. Рост — это чисто арифметический подъем неких показателей. Но экономика не самодостаточная величина, а вещь, подчиненная ценностям общества и служащая интересам общества. Нельзя останавливаться только на понятии материальной ценности достигнутого результата, необходимо введение в экономическую программу концепта моральных ценностей. Сначала ценности, на их основании — цели. Лишь затем выбираются средства. И выбор делается под влиянием не только потребностей, но и нравственных и этических норм. Поэтому политика развития предполагает выход за рамки денежных показателей к определению действительного предмета преобразования, обеспечивающего качественное изменение сегодняшнего мирового экономического порядка. Развитие — это надэкономическая категория. Это концепция выхода за чисто денежное содержание роста. Оно не отменяет рост, но задает требования на нужный обществу рост. И значит, развитие есть движение общества к воплощению своих идеалов и ценностей, осознаваемое как историческое предназначение.

История же сегодня предлагает нам один вызов за другим. Мир вступил в период тектонических изменений. В их основе лежит сомнительный, но принятый на вооружение Западом концепт истощения природных ресурсов. Мир входит в полосу нестабильности и столкновения интересов. Борьба за ресурсы принимает доминирующий характер в политике правительств. Наша задача — обеспечить выход из кризиса так, чтобы для основных мировых полюсов силы стало объективно выгодным существование целостной, суверенной и процветающей России. Обладание интегральной инфраструктурной системой межконтинентального уровня приобретает критическое значение как одна из гарантий геополитической безопасности.

В этих условиях мы не можем полагаться на мнение тех экспертных групп неолиберальной экономической направленности, которые утверждают, что развитие России возможно лишь в парадигме постиндустриальности. Наша страна во многом заложница таких концептов, в то время как основной бенефициар такой экономической политики — глобальная финансовая олигархия. Но сегодня уже ясно: утопия постиндустриализма не сбылась! Очевидна неизбежность «новой индустриализации». Более того, сам язык неолиберальной модели сегодня не работает — он не может описать даже нынешнего состояния экономики, не говоря уже о прогнозировании и описании новых моделей. А ведь сегодня на Западе уже выдвигается концепция реиндустриализации…

Поэтому сегодня в нашу цепочку управления важно вводить такой пункт, как развитие. А наше пространство — ресурс для нашего развития, к тому же наполненный полезными ископаемыми. Значит, по нему не должен пролегать всего лишь транспортный коридор. Оно должно быть преобразовано в зону новой индустриальной технологической революции, связанной с использованием прорывных технологий нового техно-промышленного уклада. Это создание интегральных инфраструктур нового поколения, на базе которых будут создаваться промышленные кластеры и новые поселения. Такой новый этап освоения Сибири потребует создания миллионов современных рабочих мест для творческой деятельности. Это шанс постепенного отхода от ценностей и соблазнов общества потребления и формирования пространства для здорового и духовного образа жизни, воспринявшего экологическое мировоззрение. Это проект неоиндустриализации, основанный на новом экономическом укладе. Планетарный проект развития. Именно он способен вывести человечество из нынешнего кризиса, который носит не только экономический, но цивилизационный характер.

ГЕОПОЛИТИКА

Пояс «Razvitie» является принципиально новым геоэкономическим, геополитическим и геокультурным концептом. Он отличается от понятий «страновой мост» и «коридор развития», которые в этот концепт просто интегрируются. Геоэкономическая новизна состоит в формировании нового полюса генерации общественного богатства, заметного на фоне имеющихся мировых экономик. Геополитический аспект предполагает создание новой формы международного сотрудничества в стратегическом планировании и неоиндустриальном освоении значительных территорий. Наконец, геокультурный аспект заключается в проявлении евразийского мировоззрения, основанного на диалоге цивилизаций. Безусловно, данный подход позволяет заново активировать идею Великого Шёлкового Пути, но не только как транспортной магистрали, а, прежде всего, как коммуникативной суперинфраструктуры взаимодействия разных государств, разных религий и разных цивилизаций.

Россия, занимая 30% территории евро-азиатского континента, объективно является коммуникационным ядром между странами Азии и центрами Европы. Она находится в центре транспортных и энергетических интересов трех больших регионов — Западной Европы, Северной Америки и Юго-Восточной Азии — и может за короткий срок стать центральным элементом этой суперсистемы, к которой будут тяготеть Индия, Иран, арабский мир, постсоветские республики Азии. Интегральная инфраструктурная система соединит порты Приморья и пограничные пункты путей Китая с западной границей Белоруссии. На втором этапе может быть проложено унифицированное с этой системой ответвление к Северной Америке Сибирь—Берингов пролив—Аляска. С соответствующим бизнес-планом ко мне уже подходили разработчики. В целом система послужит созданию современного научно-промышленного пространства в азиатской части России и рентабельного транзита грузопотоков Европа—Азия и Европа—Америка.

А это значит — сверхскоростной транспорт, энергомост, транспортировка нефти и газа, новая городская инфраструктура, новые информационная и банковская инфраструктуры, новое сельское хозяйство, новые технологии и так далее. Иными словами, в рамках проекта предлагается сформировать системно-инженерную матрицу создания 10-15 новых индустриальных отраслей. Новые индустрии, новые рынки, новые рабочие места, рост ВВП, массовые производства, рынки сбыта, новые материалы, новые технологии. При этом закладывается необходимость увеличить связь инфраструктурных элементов. Не только транспортный коридор, но и коридор обмена инфраструктурными импульсами, энергетикой, ресурсами, кадрами и так далее.

В результате сам Трансевразийский пояс «Развитие» понимается как ценность и одновременно предмет кооперации и солидарного взаимодействия различных стран. Страны, которые готовы запустить планетарные процессы развития, собственно, и способны вытащить мир из застоя и кризиса, не допустить разрастания международных конфликтов в новую мировую войну. Мегапроект ТЕПР надолго соединит эти страны в конструктивное общее дело, вовлечет в создание нового каркаса хозяйственного и культурного пространства значительной части Земли.

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Транс-Евразийский пояс «Razvitie» должен быть основан на опережающей, а не догоняющей индустриализации. Мы заинтересованы в создании, прежде всего, принципиально новых, прорывных технологий, формирующих инфраструктуру следующего техно-промышленного уклада – термоядерную и солнечную энергетику, наноматериалы, лазерные станочные агрегаты, космические двигатели, биофотонические системы, системы транспорта на магнитном подвесе. Речь идёт о мультитехнологических узлах, соединяющих в своей организации 3, 4, 5 новых открытий. В научных центрах на постсоветском пространстве – в Республике Казахстан и России – есть решения по всему спектру подобных направлений. Но постсоветская практико-ориентированная наука, имеющая экспериментальные решения, в силу институциональной отсталости промышленных систем и разрушения проектных и прикладных институтов сегодня ещё больше, чем советская наука, оторвана от крупносерийного производства. Поэтому необходима интеграция российских и казахстанских научных разработок и институциональных систем западной промышленности будущего. Примером таких институциональных систем является, например, сетевое объединение инновационных промышленных групп «Fabbrica del Futuro» (Италия). Именно в контуре подобных инновационных групп могут определяться условия превращения новых технологических решений науки в конечные технологии «под ключ», вставляемые в деятельность любых корпораций в соответствии с технологическими стандартами.

Самое важное, что Транс-Евразийский пояс «Razvitie» создаётся под наши собственные требования, когда нам необходимо развивать в большом пространстве страны с небольшим числом населения, которое должно быть стимулировано к росту численности семей. Это совершенно иной тип движения в будущее, чем опора на естественный огромный прирост населения Юго-Восточной Азии. И для реализации подобных проектов нам, конечно, необходима масштабная сеть международных экспертов – сверхкомпетентов.

Одним из принципиальных направлений развития энергетики является создание энергомостов, обеспечивающих освоение гидропотенциала рек и транспортировки электроэнергии в случае её избытка в Европу на основе технологий сверхпроводимости. При этом создаваемые энергомосты, обеспечивающие связность всего Евразийского континента, должны быть ещё и энергошинами. Это задаёт совсем другое направление в развитии Smart Grid. Если в США основная задача при разработке умной энергосети – обеспечить самодостаточность и самосбалансированность конкретных энергорегионов с минимальными и четко предсказуемыми перетоками между энергорегионами-энергосетями, то у нас это должна быть энергошина – общая линия питания по всей территории Евразийского союза, на которой «висят» энергорегионы, способные как потреблять, так и давать электричество, и другие энергообъекты, которые можно почти что «втыкать в розетку», т.е. моментально подключать к энергопотоку высокой плотности. Шина, естественно, должна обладать интерфейсами в Европу, Китай, Корею, Японию – то есть являться и энергомостом, позволяющим «сбрасывать» электроэнергию зарубежным потребителям. Для формирования подобных электрошин-электромостов, конечно, нужны технологии следующего техно-промышленного уклада – например, кабель, обеспечивающий сверхпроводимость. А производство такого кабеля предполагает создание десятков наукоёмких производств.

Важно осуществление одновременно двух задач – модернизации на основе новейших технологий промышленных производств, которые есть в стране, а также создания совместно с зарубежными партнёрами технологических систем, которых пока никто производить не может – с ориентацией на новые формируемые рынки. Важным шагом в этом направлении является создание архитектуры Транс-Евразийского пояса «Razvitie» на основе транспортных и энергетических коридоров. Это нужно не только для того, чтобы облегчить таможенные барьеры для торговли и обмена имеющимся ассортиментом продукции между государствами, но и чтобы запустить новую, согласованную между участниками нового Союза, масштабную индустриализацию на основе советского и мирового опыта по производству принципиально новых товаров, услуг, технологий, исходя из понимания тех реальных процессов, которые сегодня происходят в мире.

В рамках пояса «Razvitie» предполагается выделить зоны, на которых будут создаваться индустриально-промышленные системы, инфраструктурные решения, формы поселений, которых не существует в настоящее время нигде на земном шаре, и которые задают следующий шаг развития возможностей человечества. К работе на этих экспериментальных «футурозонах» могут быть приглашены исследователи, разработчики, архитекторы, у которых есть заслуживающие внимание сумасшедшие идеи прорыва человечества в будущее, которые пройдут через самую требовательную и серьёзную комплексную экспертизу. С этой точки зрения, Транс-Евразийский пояс может стать формой мобилизации системной промышленности и практико-ориентированных проектных разработок Евросоюза.

ИНФРАСТРУКТУРА БУДУЩЕГО

Транс-Евразийскому поя­су нужны красивые и удобные наукоёмкие города, комфортная среда жизни, которая должна населяться профессионалами, готовыми включиться в неё высококвалифицированным, высокооплачиваемым трудом. Собственно, речь идёт о новых, специально проектируемых способах освоения больших ландшафтных зон, которые принципиально отличаются от естественного прироста аграрного населения Индии и Китая и исхода этого населения в города. Искусственно создаваемая неоурбанистическая среда выступает как альтернативный фокус и альтернативная форма освоения территорий по отношению к естественной урбанизации Азии.

Вероятно, к 2033 году на территории формирующегося Евразийского Союза в Транс-Евразийской зоне «Razvitie» должно появиться 10 новых городов. Это должны быть совершенно новые поселения, включённые в обслуживание создаваемых индустриальных инфраструктурных мегакомплексов и наукоёмких предприятий. Можно выделить три больших узла, вокруг которых, предположительно, должен формироваться Транс-Евразийский пояс «Razvitie». Это узел «Новосибирск-Красноярск» через Кемерово, узел «Астана-Алматы» через Караганду и узел «Владивосток-Хабаровск». Возможно, следует закладывать ещё четвёртый узел «Екатеринбург-Тюмень» для связи Европейской части России с Сибирью. Собственно, на этих трёх-четырёх узлах и должны быть созданы новые молодёжные города. А основу транспортного коридора будут составлять сверхскоростные пассажирские и грузовые поезда на магнитном подвесе.

Основная идея формирования Транс-Евразийского пояса «Razvitie» состоит в разработке проектов и физическом создании инфраструктур, которые обладают кратной мощностью по отношению к существующим, прежде всего, транспортным и энергетическим инфраструктурам. Нас интересуют сверхскоростные поезда, которые движутся в два раза быстрее обычных скоростных поездов (т.е. со скоростью 500-700 км в час). Нас интересуют энергетические системы, которые, с одной стороны, уменьшают выбросы СО2 и вредные воздействия на природу, а с другой – формируют энергетические потоки большей плотности на единицу территории, поскольку для нового витка индустриализации речь должна идти не только об энергосбережении, но и об увеличении энерговооружённости промышленных систем и территорий. Как известно, и это показано в работах профессора Танненбаума, возможность покупки под ключ целого ряда немецких технологий и заводов зависит от наличия определённого уровня энерговооружённости. Производства нефтехимии, газохимии и углехимии, лазеростроения, станкостроения, биотехнологий, двигателестроения определяются уровнем потребления электроэнергии на одного жителя страны.

Проект ТЕПР как поселенческо-индустриальной полосы шириной 200-300 км вокруг транспортных и энергетических коридоров вдоль всей Евразии предполагает объем вложений в десятки триллионов евро. Но! Во-первых, поэтапно. Во-вторых, блочно-интегрированно, так сказать. То есть инвестиции идут по отдельным блок-проектам, которые затем интегрируются в одно мегацелое. В третьих, гарантированная возвратность этих вложений определяется не платой за транспортировку, а комплексным развитием всех стран-участниц. Осуществление проекта оказывается возможным при использовании корзины нескольких фиат-валют, национальных денег, за которыми стоит вся мощь конкретного государства. Фиат-валюта определяется не золотовалютными резервами, а интегративной способностью государства довести масштабный проект до реализации. Таким образом, ТЕПР выступает, кроме всего прочего, альтернативой существующим принципам глобальной экономической динамики, ставшим причиной мирового кризиса, и предназначается для изменения доминирующей экономической парадигмы. Благодаря этому будет обеспечено кратное, причём на порядки, увеличение ВВП страны.

ЧЕЛОВЕК И КУЛЬТУРА

Уверен: он укрепит духовную сферу, усилит консолидацию российского общества. После всех кризисов Россия всегда вновь собиралась через общее дело. Он даст импульс развитию Сибири и региональной экономике, свяжет отдаленные регионы с центром, позволит создать новые рабочие места и социальную инфраструктуру. Свободные пространства Сибири и Дальнего Востока послужат площадкой для создания индустрий и поселений нового технопромышленного и социокультурного уклада. Особый вызов России — демографический. Кризис надломил людей, породил пессимизм, увлек молодежь суррогатами поприщ. Нужно движение на новые земли, решение масштабных задач, мобилизация больших средств и энергий. Таким образом, научно-промышленные зоны вдоль пояса «Развитие» станут плацдармом для возрождения российской культуры и сборки нашей цивилизации.

Источник: russkiy-malchik