НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Социологи в мундирах против «партизанской социологии»

Социологи в мундирах против «партизанской социологии»

За две недели до выборов мэра Москвы в бой вступила тяжелая артиллерия: начались уже не только публикации результатов разных электоральных опросов, но и взаимные обвинения социологов и политиков в недобросовестности.

Сначала цифры по двум кандидатам, конкуренция которых составляет основную интригу выборов:

По данным ВЦИОМ, у Собянина 100% победа в первом туре с огромным (в разы) отрывом. По данным КОМКОН, вероятность второго тура крайне мала, но разрыв может быть не таким громадным, поскольку КОМКОН фиксирует постоянный рост поддержки Навального и падение рейтинга Собянина. Штаб Навального уверенно говорит о втором туре.

выборыСухие цифры сопровождаются весьма смачными комментариями. Алексей Навальный, публикуя данные своего штаба, сопровождает их репликой: «Это вам вместо бреда от ВЦИОМа». И тут же получает отповедь от всех трех ведущих социологических центров, доминирующих на рынке электоральной социологии. Информагентство «Национальная служба новостей» публикует под рубрикой «Новость № 1» материал, который называется «44% активистов Навального готовы голосовать за Собянина». Это в заголовок поставлена шутка от гендиректора ВЦИОМ Валерия Федорова, который так игриво оценил данные штаба Навального, мол, проводили сами с собой опросы, вот и получили результат, который можно интерпретировать таким смешным образом.

Руководитель ФОМа Александр Ослон сообщил, что у Навального был рейтинг 6% на конец июля, и добавил, чтобы уж никаких сомнений не было, что скачки в разы невозможны. Тут я позволю себе маленький комментарий. Самая глубокая лужа, в которую сели российские социологи, была на выборах в Госдуму 1-го созыва в 1993 году. Тогда все социологические центры единогласно предрекали победу гайдаровскому «Выбору России», а победила с большим отрывом ЛДПР Жириновского, набрав 22,92%, хотя ей никто и 10 процентов не давал. Сидя в этой луже, социологи тогда объясняли свой промах в точности тем, что Жириновский именно в разы прибавил за последнюю неделю, благодаря тому, что его начали активно мочить по ТВ. Гонимых у нас, как известно, любят. Вы, случайно, не в курсе, кого у нас на этот раз мочат по ТВ?

Но наиболее развернутый отпор «неправильной» социологии от Навального дал аналитик Левада-центра Денис Волков, которому и принадлежит авторство термина «партизанская социология». Термина, вполне, на мой взгляд, точно отражающего суть того процесса, который идет сейчас не только в избирательной кампании мэра столицы, но и в российской социологии. Все верно, идет война, есть оккупанты и их полицаи, значит, должны быть и партизаны. В предыдущей «Медиафрении» я писал о процессе колонизации журналистики со стороны политтехнологий и пропаганды. Похожий процесс идет и в отечественной социологии.

Пушки, стреляющие в будущее

Летом 1948 года американский социолог Роберт Мертон опубликовал в журнале Antioch Review статью под названием «Самоисполняющееся пророчество». Позже он даст этому явлению такое определение: «Самоисполняющееся пророчество – ложное представление о реальности, вызывающее новое поведение, которое превращает первоначально ложное представление в реальность». Классический пример – мир финансов, в котором блефовый экспертный прогноз о крахе успешного банка может привести к его реальному краху.

Политтехнологи часто используют т.н. «формирующие» электоральные опросы, которые представляют собой пушки, стреляющие в будущее, поскольку, узнав, что большинство поддерживает кандидата «А», конформисты захотят примкнуть к большинству, а остальные не пойдут голосовать, не желая зря терять время и свой голос. В то же время честная и авторитетная социология может стать фактором, препятствующим фальсификации выборов, поскольку при большом расхождении социологических прогнозов и данных ЦИК общество может больше поверить социологам, чем чиновникам.

Валерий ФедоровИменно поэтому путинский режим, последовательно ликвидируя независимость во всех сферах, социологию зачистил одной из первых. В августе 2003 вместо Юрия Левады руководить главным социологическим центром страны, ВЦИОМом, был назначен 29-летний политтехнолог Валерий Федоров, который до этого руководил Центром политической конъюнктуры России, организации, обслуживавшей избирательные кампании блока «Единства», «Единой России» и работавшей по заказам Администрации президента. Смену вектора неплохо иллюстрирует смена девиза ВЦИОМ. Вместо девиза Левады: «От мнения – к пониманию», теперь на знамени ВЦИОМ боевой клич Федорова: «Знать, чтобы побеждать!», лозунг, более уместный для СМЕРШа, ГРУ или КГБ, чем для научного учреждения.

Сегодняшняя борьба с иностранными агентами в гражданском обществе окончательно затоптала всякие ростки независимой социологии. Все более-менее крупные центры (а электоральная социология мелким центрам не под силу) наперебой спешат продемонстрировать лояльность. Причем, мэтры социологии, например, из Левады-центра могут публиковать любые аналитические тексты, в том числе и критические, но цифры – это святое. Они должны совпадать с данными Чурова, и они, эти цифры, совпадают порой с точностью до процента.

В этом, и ни в чем другом, причина появления «партизанской социологии». Общество не доверяет результатам опросов «большой тройки». В тот момент, когда сотни тысяч людей своими глазами видят тотальные фальсификации, а социологи своими данными подтверждают чуровское вранье, репутация социологов испаряется. Вот цифры, которые убили репутацию «большой тройки» (2011 год, выборы в Госдуму. Привожу данные по экзит-поллам как наиболее характерные):

Совпадение данных экзит-поллов с итогами голосований с точностью до одного процента по всем кандидатам – это уникальный результат. И абсолютно невозможно в ситуации выборов 2011 года, на которых десятки тысяч наблюдателей своими глазами видели вбросы бюллетеней. На которых в республиках Северного Кавказа и некоторых республиках Поволжья была нарисована почти 100% явка и все голоса приписаны одной партии. Это означает, что эти данные социологи получили не в поле, а взяли со стола у Чурова. Или вместе с Чуровым взяли с какого-то третьего стола.

Ассоциация «ГОЛОС», собравшая протоколы по 1000 избирательным участкам, делает вывод, что только в результате переписывания (фальсификации) протоколов «Единой России» приписано 10-15 млн голосов. Это без учета административного ресурса и прочих «каруселей».

Примерно те же выводы в отношении масштабов фальсификаций делает математик Сергей Шпилькин на основе анализа отклонений голосования от нормального распределения. То есть не существует иной причины, кроме фальсификации, которой можно объяснить невероятные скачки голосования за «Единую Россию» на участках с аномально высокой явкой (до 100%) и в период перед закрытием участков.

Представители «большой социологической тройки» пытаются принять позу профессора, которому деревенский умелец принес макет вечного двигателя. Денис Волков (Левада-центр), осуждая идею «партизанской социологии» как «очень плохую и неумную», ссылается на то, что он не знает, по какой методике проводятся эти опросы и сомневается, что там вообще есть методика. Штаб Навального довольно подробно описывал методику своих опросов, и, насколько мне известно, там, в этом штабе, есть профессиональные социологи. Это не делает опросы штаба достаточно надежными. В опросах, проводимых субъектом избирательного процесса, присутствует конфликт интересов и всегда есть риск выдать желаемое за действительное, даже невольно. Но менторская поза «социологических мундиров» на фоне их подмоченной репутации выглядит нелепо.

Отдельный вопрос, это, конечно, Левада-центр, населенный такими гуру социологии, как Лев Гудков, Борис Дубин и Алексей Левинсон. Комментируя думские выборы 2011 года, директор Левады-центра Лев Гудков оценил уровень фальсификации в 5-8%, отметив, что в Москве, по их данным, ЕР не могла набрать более 30% (Чуров насчитал 46,6%). Давайте поверим Гудкову, что фальсификации были не 15-20%, а «всего» 5-8%. Забудем про «ГОЛОС», свидетельства тысяч наблюдателей, выкладки математиков, закроем глаза и поверим уважаемому человеку.

Но в этом случае, Лев Дмитриевич, гуру вы наш социологический, как же при фальсификации в 5-8% ваш центр накануне выборов прогнозировал 51% за ЕР? Ведь это практически с точностью до процента попадание в чуровские цифры. Даже на 1,68% больше, чем у Чурова, у которого 49,32%. Стесняюсь, но все-таки спрошу: вы что меряете и прогнозируете – электоральные предпочтения и поведение избирателей или действия Чурова? Если последнее, то не лучше ли вместо того, чтобы морочить голову людям, спросить напрямую Чурова, а ваш центр распустить за ненадобностью?

Царство унылого вранья

В российской социологии сегодня около тысячи докторов наук (в период с 1990 по 2010гг. защищено 888 докторских диссертаций по социологии) и несколько тысяч кандидатов. Специальность модная, почти в каждом вузе готовят социологов. Правда, иногда несколько специфическим образом. Например, декан социологического факультета МГУ, горячий сторонник введения смертной казни и уваровской триады «православие-самодержавие-народность», профессор Добреньков держит курс на подготовку специалистов в области «православной социологии». Под сенью «православной социологии» процветает уличенный судом в плагиате профессор Кравченко, Жириновский защищает докторскую диссертацию на основе фельетонного текста, получает должность руководителя исследовательского центра идеолог псевдонаучной доктрины евразийства Дугин, а студентам предлагают совершать паломничества и читать книжки, одобряющие «Протоколы сионских мудрецов». Соцфак МГУ, возможно, крайний, предельный случай деградации социологии в России, но он показывает вектор, общую тенденцию ее движения.

Президент Американской Социологической ассоциации в 2003-2004 гг. Майк Буравой, который хорошо знаком с социологией в России и в других странах, делая обзор национальных социологий, сравнивает нашу с китайской: «Это (китайская социология – И.Я.) открытая, насыщенная энергией социология, очень отличная от приводящей в уныние фрагментации, находимой в России» («Общественная роль социологии» М. 2008, с 153).

Среди унылых фрагментов российской социологии есть два участка, на которых социолог производит данные, вступающие в непосредственное соприкосновение с фактами вещного мира, то есть данные социолога можно пощупать руками, проверить на истинность. Первый участок – это электоральная социология, данные которой мы только что пощупали и убедились в их недостоверности. Для того чтобы убедиться, что это не урод в здоровой социологической семье, а общая деградация всей семьи, посмотрим, что происходит в еще одном сегменте – в медиаизмерениях. Это раздел социологии, ответственный за выпуск валюты, на основе которой распределяются рекламные бюджеты в СМИ, общий объем которых сегодня перевалил за 10 млрд. долларов США.

Монополист по выпуску этой валюты – компания TNS. Проще всего проверить их данные по аудитории печатных СМИ, поскольку у газет и журналов есть точно известный количественный показатель – тираж, с которым их можно соотнести. А поскольку я, помимо всего прочего, 15 лет руковожу Национальной тиражной службой, то по тиражам у меня есть довольно полная и достоверная статистика. Можно считать это моим хобби. Вот у Навального хобби – ловить за руку жуликов и воров, находя их собственность и счета. Пархоменко развлекается на досуге тем, что кошмарит диссертационных плагиаторов во власти. Ну, а я уже 15 лет ловлю тиражных врунов и еще больших лжецов от социологии.

Итак, сравните данные по аудитории (AIR), которые дает TNS и отпечатанные тиражи журналов и газет. При этом мы не учитываем возврат тиража, берем только отпечатанный тираж. И смотрим, сколько получается читателей одного экземпляра издания.

Краткий комментарий. Данные измерения касаются только бумажных версий. В цифровых свое вранье. Мы проводили множество исследований на эту тему. Реальное число читателей одного номера журнала редко бывает больше двух человек. Исключение – небольшая часть тиража, которая попадает в приемные руководителей или в места, где листают журнал в ожидании очереди: салоны красоты и т.д. Средний коэффициент прочтения: от 1 до 2,5 человек в зависимости от издания. Посмотрите на цифры в правой колонке таблицы и убедитесь в масштабах лжи. TNS, данные которого являются валютой на рекламном рынке, врет в среднем в 10 раз. Издатель доволен – у него рейтинг в 10 раз больше реального. Рекламный агент доволен – он получил больший процент плюс откат от издателя. Доволен и менеджер рекламодателя, который тоже получил солидный откат. Плохо только рынку в целом и добросовестным издателям, которые в этом мутном океане лжи не могут пробиться.

Предательство профессии

В этой заметке нет никаких открытий.

Весь академический и университетский мир знает, что социологический факультет МГУ – не место для социологии.

Весь политический мир знает, что «большая тройка» списывает результаты своих опросов у волшебника Чурова.

Весь медийный и рекламный мир знает, что данные TNS об аудитории не имеют ничего общего с реальностью, во всяком случае, в отношении печатных СМИ.

Каждая наука живет в башне из слоновой кости, но обязательно выходит погулять, в том числе для того, чтобы защитить родную башню от внешней агрессии. Даже затворник Перельман, самый яркий представитель самой автономно-замкнутой сферы науки, на самом деле занимает весьма активную гражданскую позицию и своим бойкотом защищает науку от вторжения суетного публичного гламура и конъюнктуры руководителей математических организаций.

Защита науки не в умении клянчить бюджетные деньги и бороться за недвижимость, а в том, чтобы отстаивать основания, на которых данная наука базируется. Для историка нормально защищать сохранение и открытость архивов, а также свободу исторической дискуссии. Историк, соглашающийся с приоритетом интересов государства в истории ради воспитательно-патриотических или военно-политических целей – это предатель. Ему надо менять специальность.

Социология родилась из потребностей гражданского общества в защите от агрессии государства и рынка. Социолог, стоящий на защите интересов чиновника – это предатель своей профессии, ее разрушитель. И, пожалуйста, давайте не будем про деньги, которые есть только у государства и зависимого от него бизнеса. Социология «шестидесятников» жила на деньги советского государства, у которого не забалуешь. И, несмотря на роль «советников при Чингисхане», по выражению Левады, лучшие из этих «советников» умели делать честную социологию, идти против течения и плевать против ветра, пусть даже ценой своих карьер. Примером такой позиции является ушедшая от нас на прошлой неделе Татьяна Ивановна Заславская, чей «Новосибирский манифест» был запрещен цензурой, послужил причиной гонений, но, тем не менее, увидел свет и стал одним из провозвестников перемен в нашей стране.

«Партизанская социология», которую на коленке делает штаб Навального или тот же активист «Солидарности» Михаил Шнейдер, это те самые активные группы гражданского общества, для которых только и существует социология. Воюя с ними, «социологи в мундирах» стреляют по своим. Социологии для государства не бывает. Даже в том случае, если заказчиком выступает государство, социолог обязан быть на стороне общества. Для чиновников вполне достаточно Чурова и Габрелянова, а цифры «опросов» им нарисует любой политтехнолог.

Кризисы доверия случались у самых лучших социологов. Важно, как они их воспринимали. Знаменитое «фиаско-1948», когда великий Гэллап, великий Кроссли и великий Роупер единодушно предсказали Дьюи победу с большим отрывом, а президентом был избран с большим преимуществом Трумэн, было воспринято как социальный вызов всем сообществом социологов США. Был создан Комитет с участием многих организаций. Гэллап, Кроссли и Роупер предоставили Комитету всю необходимую информацию. Экспертизе были подвергнуты все этапы исследований и через несколько месяцев итоги этой экспертизы были представлены на конференции в феврале 1949 года. Публичный и честный разговор о причинах «фиаско-1948» позволил американской социологии с честью выйти из кризиса доверия.

У российской социологии есть хороший шанс переплавить нынешний кризис доверия в энергетику собственного развития. Для этого надо инициировать создание гражданской структуры по наблюдению за организацией и проведением экзит-полла на выборах 8 сентября. Дмитрий Орешкин с коллегами организует мощную структуру наблюдателей на участках. Соединив усилия наблюдателей и поллстеров, мы можем прекратить практику массовых фальсификаций результатов выборов.

Игорь Яковенко

Источник: ежедневный журнал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.