Tuesday, October 16, 2018
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > ТЕХНОЛОГИИ > Почему мы все сидим в телефонах и что это значит для журналистики

Почему мы все сидим в телефонах и что это значит для журналистики

Источник: KPCB 2015 internet trends

В конце 2014 года Россия стала страной победившего Androida — по данным Liveinternet, именно эта мобильная операционная система стала основной среди посетителей сайтов Рунета.

Использование операционных систем в Рунете, данные Liveninteret.ru

Мобильники — самая быстрорастущая категория электроники. Продажи смартфонов в России показали в 2014 году прирост 46% и фактически стали главным устройством для доступа в интернет. Все остальные категории снизились.

По данным IDC

Все больше людей выбирают смартфоны, а не обычные телефоны. Они более функциональные, с быстрым доступом в интернет, мультимедийными функциями. 64% всех проданных телефонов в России в 2014 году были смартфонами. По прогнозу, в 2019 году их будет уже 92%.

По данным Json&Partners

В апреле 2015 году Google устроила «Мобайлгеддон» — компания изменила алгоритмы поисковой выдачи таким образом, что неадаптированные под мобильные устройства сайты понижались в ней. У mobile-friendly сайтов появился приоритет.

Изображение с сайта http://searchengineland.com

Мы смотрим в смартфон в метро, на работе, на обеде и во время разговора с близким человеком — в среднем, мы смотрим туда около 200 раз на дню. 8 из 10 пользователей смартфонов проверяют свои устройства в течение 15 минут после пробуждения.

Появление в нашей жизни этого устройства очень сильно изменило то, как именно мы взаимодействуем с информацией и друг с другом:

Когда мы читаем новости с мобильника, то обычно делаем это на бегу, торопимся. Нас легко отвлечь, а наше внимание сложно удержать.
Буквально на днях в бельгийском Антверпене появились специальные дорожки для людей со смартфонами. Пока что временные, однако если они будут пользоваться спросом, их оставят насовсем.
Кроме того, люди становятся многозадачными — они могут смотреть телевизор и переписываться в телефоне одновременно. Поэтому издатели начинают создавать «ловушки для внимания» — так называемые second screen apps или приложения второго экрана. Такое приложение сделал даже «Первый канал»:
Теперь журналисту не обязательно быть на месте события — скорее всего, первым информацию сообщит случайный прохожий в своем твиттере.
Уже есть специальные мобильные приложения, которые позволяют редакциям давать задания гражданским репортерам. Например, приложение Lifenews, из которого выросла целая платформа для создания таких брендированных аппов Babo:
В этой нарезке — только те видео, которые прислали в редакцию Lifenews сами пользователи, не профессиональные журналисты:

 

 

 

 


С одной стороны, смартфоны открывают новые потрясающие возможности для журналистики — вот он, читатель, достаточно лишь попасть к нему на этот маленький экран. С другой стороны, сделать это совсем непросто, учитывая возросшую конкуренцию со стороны технологических компаний и потребительских брендов.В любом случае, становится понятно, что старые форматы изложения сюжетов не работают, нужны новые. Смотрите, что делает с новостью стартап для мобильников Circa:

Контент атомизируется, тексты становятся короче, смысл ужимается. Консервативные журналисты считают все это примитивизацией, поверхностным подходом. Но на самом деле, это настоящее искусство — изложить информацию кратко, ёмко и без искажения смысла. Мы экономим время нашей аудитории.

Ограничение сообщения до 140 символов в Twitter’е было своеобразной подготовкой к написанию новостей на «умных часах». Да, Apple Watch теперь полноценная новостная платформа.

Уже появилось много названий для журналистики носимой электроники: «glance-journalism», «некликабельная журналистика», «journalism of interruption». Но значение имеет только то, что теперь мы должны думать и о носимой электронике как о новостной платформе.

Между тем, умные браслеты, часы и очки сами умеют генерировать огромное количество данных о тех, кто их носит. Посмотрите на маршруты пользователей приложения для бега RunKeeper, нанесенные на карты городов:

Журналистам нужно учиться анализировать эти данные и находить в них материал для интересных историй.

Помимо этого, данные о пользователях можно использовать для лучшего таргетинга и персонализации контента. Ньюсрумы по всему миру постепенно начинают использовать большие данные о поведении своей аудитории для принятия ключевых решений (например, о виртуальных дедлайнах или о стандартах заголовков или об идеальной длине материала). Они становятся так называемыми data-driven newsrooms.

Такие сервисы, как Chartbeat, позволяют лучше понимать вовлеченность своей аудитории и моментально реагировать на изменения в ее поведении

А теперь давайте подумаем. Персональное мультимедийное устройство, которое знает о вас все, с котором вы проводите кучу времени, обращаясь 200 раз в день — это…

идеальный рекламный носитель

Если издание не предлагает рекламу на мобильных платформах, оно теряет огромный рынок.

Вспомните про те же приложения второго экрана — представьте, что вы можете купить пальто Камбербэтча из сериала Sherlock прямо во время его просмотра в два клика. И подобные мобильные приложения уже есть. Как насчет купить все ингредиенты для рецепта, который прямо сейчас описывает Джейми Оливер? Пожалуйста.

Рекламодатели постепенно начинают понимать силу и возможности мобильных платформ, но этот рынок все еще недооценен. Посмотрите на график распределения пользовательского внимания и рекламных бюджетов в США из ежегодного отчета об интернет-трендах KPCB. Желтый столбик — время, проведенное с носителем, синий — рекламный бюджет. По оценкам KPCB, мобильные платформы в настоящее время недооценены на $25 млрд, зато на принт по инерции тратится много денег:

Итак, мобильники для журналистики это:

  • Новые привычки читателей
  • Огромное количество контента от людей с телефонами на месте событий
  • Новые форматы материалов
  • Новые платформы для публикации
  • Безграничный источник информации об аудитории
  • Новые источники прибыли

Источник: pulya