НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Похвальное слово пропаганде, или Все журналисты делают это

Похвальное слово пропаганде, или Все журналисты делают это

Член Зиновьевского клуба Алексей Панкин предлагает поговорить о том, как в современных СМИ пропаганда превращается в главный смысл журналистского труда, и стоит ли этого стесняться.

1036553038Дурные примеры заразительны

На Западе зафиксирована вспышка RT-фобии. Поясню, что RT — это российский телеканал иновещания, а RT-фобия — тяжелая социальная болезнь, поражающая мозг западных государственных деятелей, а также устои демократического правления.

О тяжести заболевания можно судить по симптоматике больного Эндрю Лэка, свеженазначенного главы американского государственного иновещания, то есть аналога RT. В интервью The New York Times в конце января он уподобил российских коллег Исламскому Государству и террористической организации Боко-Харам. Вслед за ним симптомы болезни проявились у Эдварда Лукаса, старшего экономического редактора британского журнала Economist. Выступая недавно на Мюнхенской конференции по безопасности, он призвал присутствующих всячески унижать и подвергать остракизму RT, а также радиостанцию Sputnik International и всех работающих там журналистов и продюсеров. А если унижение не поможет, то взять да и запретить.

О том, что мы наблюдаем именно эпидемию, свидетельствует сухая статистика. За все 12 месяцев 2014 года нехорошие слова для RT нашлись лишь у двух американских чиновников, госсекретаря Джона Керри и его зама по общественной дипломатии Ричарда Стенджела. А всего за первые полтора месяца текущего года по теме отметились уже целых три высокопоставленных должностных лица: упомянутый Лэк, помощник госсекретаря США Виктория Нуланд и официальный представитель госдепа Джен Псаки.

И Лукас тоже скорее сановник, чем журналист. Он лауреат правительственных наград и почетных званий Польши и стран Балтии. Да еще и налоговые льготы приобрел вместе с карточкой «электронного резидента» Эстонии, врученной ему в прошлом декабре лично президентом страны. Если кто не знает, в классической западной журналистской этике получать бенефиты от правительств, о которых ты пишешь, приравнивается к смертному греху. Но ведь не подвергли же Лукаса остракизму, а, наоборот, позвали на одну панель с натовскими генералами поделиться опытом ведения информационной войны против России.

RT-фобия против Конституции США

Поговорим теперь, как RT-фобия разъедает самые основы западной демократии.

Есть такая Первая поправка к Конституции США. Она гласит: «Конгресс не должен издавать никакого закона… ограничивающего свободу слова и прессы». И относятся там к сему установлению с убийственной серьезностью. Вот лишь один пример. Аж до 1992 года США отказывались ратифицировать подписанный в 1966 году Международный пакт ООН о гражданских и политических правах. А когда ратифицировали, сделали все же оговорку относительно непризнания статьи 20. О чем эта статья? Она содержит стандартный для европейского законодательства запрет пропаганды войны и выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. О, ужас! Все эти запреты противоречат Первой поправке, в соответствии с которой вы имеете полное право разжигать и подстрекать, до тех пор, пока не начнете физически громить, насиловать и убивать.

В голове не укладывается, как при таком официальном понимании свободы слова и прессы государственные деятели США позволяют себе травить RT и Sputnik International. Это прямо-таки тянет на неуважение к Конституции («измена Родине» в наших терминах). Но, судя по популярности этого занятия, в Штатах нынче это стало правилом.

Американская пресса как коллективный агитатор и пропагандист

Продолжим наш разговор о превращении патологии в норму. Под гром официальных обличений российской пропаганды диссидентствующие американские поборники принципов независимой и объективной прессы уже больше года — с самого начала киевского майдана — методично и систематически ловят на лжи ведущие американские органы СМИ. Тут вам все лидеры мнений — и The New York Times, и Washington Post, и телеканалы Fox News, и CNN, и журнал New Republic, и другие флагманы американской журналистики. Делается это просто: берется набор «само собой разумеющихся» утверждений американской прессы и сопоставляется с тем, что можно считать доказанными фактами.

Например. Респектабельные медиа твердят своей многомиллионной аудитории: «правительственные снайперы убивали мирных протестующих на Майдане». Инакомыслящие с задворок интернета: «результаты официального расследования представьте, пожалуйста, хотя бы год спустя». Они: «Янукович был подвергнут импичменту». Им: «Вот порядок отстранения президента от власти в соответствии с Конституцией Украины. Импичментом тут близко не пахнет. В чистом виде государственный переворот». Они: «Малайзийский «Боинг» сбили пророссийские сепаратисты с помощью российского оружия». Им: «Очень может быть. Но предъявите в доказательство хоть одну фотку не из соцсети, а со штампом и печатью правительства США».

Каждый сомневающийся может проделать аналогичный эксперимент самостоятельно. Вы неизбежно придете к выводам, отраженным в заголовках самых последних недель: «The New York Times опустилась до небывалого журналистского позора в своем освещении событий на Украине». Или: «Подтасовки, ложь и умолчания: The New York Times никогда не скажет вам правды о событиях на Украине и о причинах экономических проблем России». Еще: «Итоги 2014: год, когда американская пропаганда обрела настоящую зрелость».

А под конец прошлого года даже целая книга вышла, выполненная в этой традиции. Называется «Украина в оптическом прицеле», объем 240 страниц. Ее автор, Уильям Данкерли, доказывает, что подтасовки, ложь и умолчания рождаются в недрах американской власти, а СМИ, не задавая лишних вопросов, транслируют их для своей аудитории. Ау, Джон Керри, как вы там выразились про RT: «пропагандистский рупор Кремля»?

Но, как говорится, правдолюбы из интернета лают, а караван пропаганды, ведомый The New York Times и Washington Post, идет. И дело тут не в том, что нравы повредились, или журналисты и народные избранники стали плохие, и Конституцию США каждый день перед обедом перестали перечитывать. Напротив, они отлично делают свое дело в рамках сложившейся модели медиа: сутью журналистского труда стала пропаганда.

Это логичное следствие эволюции «западнизма», по определению Александра Зиновьева. Иначе говоря, симбиоза транснациональных финансов, международных гражданских и военных, государственных и некоммерческих бюрократий, при ведущей роли США строящих глобальную колониальную империю. «Коллективный пропагандист и агитатор», «к штыку перо», «если враг не сдается — его уничтожают», «морально все, что способствует победе нашего дела» — вот ключевые слова для понимания роли медиа в этой системе. Она весьма эффективна на подконтрольном западнизму пространстве. Респектабельным СМИ публика верит и посему не мешает начальству беспредельничать за рубежом. Диссиденты же становятся жертвами «репрессивной толерантности»: их объявляют неудачниками, сумасшедшими, «полезными идиотами Путина», отлучают от «больших медиа» и ссылают в Интернет…

Добрым молодцам урок…

Обратим эти сюжеты на отечественное медийное пространство. Казалось бы, если против твоей страны очевидно нечестно играют, ты можешь чувствовать себя не связанным выбором средств противодействия. «На чьей стороне ты воюешь?», — вот главный вопрос для самоопределения журналиста в наши дни. А сугубо профессиональные задачи должны решаться уже в зависимости от сделанного выбора в интересах сопротивления превосходящим силам противника.

Тем не менее, на высоких и низких этажах нашего журналистского сообщества, в СМИ государственных и частных я постоянно встречаю людей в состоянии глубокой фрустрации от того, что злое начальство не дает им следовать западным принципам свободной и независимой прессы. И — вы не поверите! — в качестве образца таковой они чаще всего приводят The New York Times, на которой уже давно пробы ставить негде.

По мне так наивный русский журналист, черпающий примеры для подражания в существующем только в его воображении западном мире, опаснее самого последнего Эда Лукаса, врущего про Россию за рубежом.

Борис Романович Изаков, легендарный «правдист», коминтерновец, фронтовик, а также переводчик на русский Джека Лондона и Эрнеста Хемингуэя, Джона Голсуорси и Сомерсета Моэма, учил молодых журналистов: «Писать надо так, чтобы врагу было больно». Тогда, в начале 1980-х, это казалось немыслимой архаикой. С перестройкой все мы включились в усвоение «западных ценностей». Глядя на результат, я понимаю, что Борис Романович был прав.

Сегодня лишь тот может считаться настоящим журналистом, кто усвоил весь опыт былой советской и современной западной пропаганды, накопленный человечеством.

Источник: РИАНовости