Thursday, December 14, 2017
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > О независимости и свободе слова

О независимости и свободе слова

30 октября в рамках Гражданского форума УР «Общество и власть-2013. Институты гражданского общества как ресурс развития республики» состоялось заключительное заседание секции «СМИ – гражданская журналистика – гражданское общество».

DETAIL_PICTURE__47818748Специальным гостем секции стал Павел Гусев — главный редактор газеты «Московский комсомолец» (г. Москва), председатель комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ, председатель Общественного совета при Минобороны России.

Разговор был посвящен роли традиционных средств массовой информации и гражданской журналистики в развитии гражданского общества, проблемам выстраивания эффективной коммуникации между СМИ и общественными организациями, поискам механизмов взаимодействия общественности и СМИ в вопросах поддержки общественных инициатив.

На секции присутствовали руководители пресс-служб, главные редакторы массовых изданий Удмуртии, журналисты и общественники.

После этого Павел Гусев встретился со студентами Удмуртского госуниверситета, где также рассказал о своей общественной деятельности и работе в СМИ.

Сегодня публикуем выдержки из выступления.

— Недавно были приняты поправки о работе журналиста в Гражданский кодекс. Жесточайшие поправки, которые, по сути дела, уничтожают расследовательскую журналистику и возможности наших журналистов писать о чиновниках, их семьях, их доходах, о том, как они живут, и вообще рассказывать о людях, которые представляют власть в обществе. По сути дела, все это закрывается. Но надо отдать должное Администрации Президента РФ: ряд поправок, которые мы внесли, были приняты.

— Социальные сети на сегодняшний день — это абсолютно свободное пространство. Это и так называемая «помойка», и выражение любых человеческих эмоций и желаний. Влезть туда и пытаться что-то в этом пространстве запрещать весьма сложно.

— Конечно, новые технологии – это будущее нашей страны. Но давайте взглянем на ситуацию трезво. У нас примерно 60 млн пользователей Интернета. По ряду исследований даже 57-58 млн. А в стране 147 млн населения.

— Интернет – это не средство массовой информации. Это средство массовой коммуникации, куда составной частью входят средства массовой информации. В России до 50 процентов потока – это эротика и порнография. 30-40 процентов человек используют Интернет как музыкальное, видео- и другие приложения, еще меньше пользуются им для покупок, как средство коммуникации. И всего лишь 12-14 процентов россиян используют его как СМИ, то есть для получения информации, которую предоставляем мы. А теперь давайте посчитаем 14 процентов от 60 млн. Это 6-8 млн человек примерно. Это непосредственно те, кто использует Интернет как СМИ. Ну пусть даже 10 млн.

Дальше. Традиционных СМИ у нас зарегистрировано больше 80 тысяч, большинство – печатные, потом ТВ, радио и только потом интернет-издания. А теперь кто скажет мне, что традиционные, печатные СМИ погибли? Я недавно посетил редакцию издания «The Washington Post». Тираж печатной версии издания составляет 300-400 тыс. экз. Это у них основное издание. На сайте посетителей примерно 20 млн человек. И 80 процентов средств они получают от печатной версии.

— На сегодняшний день современное развитие СМИ не может быть зациклено на чем-то одном. Нужна мультимедийность, нужно объединять ресурсы. Все это вместе дает возможность СМИ существовать.

— Нет независимых газет. Каждая газета зависима от редактора, от своей аудитории, от своих журналистов. Бывает независимость экономическая, независимость от чего-то и свобода слова, потому что нельзя свободу слова ограничить. Если она ограничена, то ее нет. Что такое 50 процентов свободы слова?

— Наше издание абсолютно независимо от государства. Мы не являемся оппозиционной газетой, но мы говорим с властью так, как считаем нужным, когда власть ошибается. Мы не оскорбляем власть и не кричим: «Долой!..», «Посадить!..» Пусть суд сажает. Вот когда суд посадит, мы напишем, что суд посадил такого-то чиновника. То есть мы себя поставили изданием, не оскорбляющим власть, а критикующим ее, не изгаляющимся над ней, а показывающим ошибки и перекосы власти.

— Зачастую мы, как журналисты, увлекаемся или излишним восхвалением, или излишней оппозиционностью. Это неправильно, и такого быть не должно. Если люди получают однобокую информацию, они начинают ее выплескивать с других позиций. Более того, при существовании интернет-СМИ, социальных сетей ситуация развивается совсем по-другому.

— 30 процентов киосков по стране закрылось. Подписка изничтожается как класс. Мне это абсолютно непонятно. Многие говорят, что виноваты новые технологии. Какие технологии? Возьмите Японию. У них тиражи газет по 6-8 млн экземпляров. При том что у каждого по 8 гаджетов и прочей гадости. У них подписка работает, потому что в подписном талончике написано, что доставка газет в 6.15. И ровно в 6.10 у них будет газета на крыльце лежать. Вот в чем смысл. А мы уничтожили почту.

— Я против такой политики, когда смена власти должна произойти через кровь. Это не демократия. Почему-то для того, чтобы сегодня сменилась власть, нам надо кого-то посадить, повесить, убить, расстрелять и прочее. А где демократия-то?

— Власть сегодня решает свои вопросы. Гражданское общество – свои. И между ними должен происходить диалог. Если его правильно вести, то можно добиться нормальных и хороших результатов.

— Власть меняется рано или поздно. Это происходит. Страна-то большая.

Источник: МК