Вторник, 27 октября, 2020
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > НОВОРОССИЯ > Обычная жизнь плюс война

Обычная жизнь плюс война

«Народный политолог» беседовал с народным мэром Славянска Вячеславом Пономарёвым.

19553-dsc04268np«НП»: — Вячеслав, за то время, что прошло с начала противостояния, что стало известно об изначальных целях Киева? Какие задачи ставила перед собой так называемая «антитеррористическая» операция, блокада?

Вячеслав Пономарёв: — Они планировали захватить территорию, город. О дальнейших планах можно только догадываться. Но очевидно: кто владеет территорией, тот и контролирует даже то, о чём на ней говорят люди. А это много значит.

— Почему они не решились проникнуть непосредственно в Славянск? Может ли это быть результатом того, что украинские спецслужбы убедились в неприступности города?

— Да, их агентура здесь работала и продолжает работать. Частично она состоит из местных, частично из пришлых. По мере сил мы боремся с ними, выискиваем, ликвидируем.

— Как бы вы сравнили моральный дух, настроение украинских солдат-срочников, частей ВДВ и «национальной гвардии»?

— Все они дезориентированы, это самое характерное. Если же сравнивать, то хочу сказать, что военные, а именно 95-я Черниговская бригада покрыла себя позором. Своим бездействием они позволили боевикам «национальной гвардии» расстрелять мирных жителей у села Андреевка (это в двух километрах от Славянска, район телевышки, — Авт).

Со временем мы назовём виновных и накажем их.

— Бытует мнение, что «национальная гвардия» – это то же самое, что и «Правый сектор». Вы согласны с этим?

— Не согласен. В «нацгвардию» идут люди с подготовкой, условно говоря, резервисты. Их заманивают туда, попросту обманывая; призывают якобы на десять дней, а потом грузят в автобусы и везут в зону боевых действий.

А «Правый сектор» – это идеологически накачанная орава молодых беспредельщиков, которые готовы на всё. Их в основном переодевают в форму спецподразделений СБУ. Это как раз та самая чёрная форма без знаков отличия. Но их боевая выучка, подготовка оставляет желать лучшего. Об этом говорят их потери.

— Удаётся ли в условиях блокады поддерживать системы жизнеобеспечения Славянска?

— Вот уже третья неделя пошла с тех пор, как был перебит силовой кабель, который питал посёлки Андреевка, Былбасовка, Александровка, ближайшие к Славянску. Жители остаются без электроэнергии. Мы пытались восстановить подачу электричества, но наших людей «нацгвардия» не подпускала, не давала ремонтировать под угрозой расстрела.

Мы пытались задействовать дизельные электростанции, но и это оказалось проблематично. Остаётся только ждать, когда мы освободим территорию, в том числе и гору Карачун (господствующая высота над Славянском, — Авт).

— А как с водой, с продуктами питания?

— С водой проблем нет, с продуктами тоже. Хлебозавод работает исправно. Медикаменты, кстати, тоже есть. Обычная жизнь. И аварийные службы, и «скорая помощь» действуют. Вот, запустили несколько маршрутов автобусов. А вчера мы приняли решение о возобновлении учёбы в школах.

— Как вы думаете, откуда взялись вертолёты ООН в бою под Краматорском?

— Скорее всего, эта техника использовалась миротворческим контингентом Украины в Сьерра-Леоне, по мандату ООН. А потом у украинской армии не хватило краски, чтобы её перекрасить. Как ещё один вариант: они надеялись, что мы не будем стрелять по вертолётам с символикой ООН. Но хочу заявить, что мы будем сбивать технику с любой символикой, если она выполняет боевые задачи на нашей территории.

— Что на сегодняшний вечер (14 мая, — Авт), известно о потерях обеих сторон?

— За 13 мая украинская армия потеряла 8 погибшими и 27 ранеными. С нашей стороны потерь не было. А сегодня, 14 мая, на 19 часов 12 минут у противника 11 убитых и 34 раненых. Среди наших ополченцев один погибший.

Андрей Краснощёков