НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Общественное мнение: «Литературную нобелевку отдали замполиту»

Общественное мнение: «Литературную нобелевку отдали замполиту»

m771270Нобелевская премия по литературе за 2015 год присуждена белорусской писательнице Светлане Алексиевич, победа которой не стала неожиданностью, но расколола литературное сообщество по политическим причинам.

Андрей ЛАЗАРЧУК, писатель-фантаст: Нобелевский комитет, как я понимаю, опять железно облажался…

Лев ПИРОГОВ, литературный критик: Это ж каким олимпийским цинизмом надо обладать, чтобы в тот год, когда весь мир, затаив дыхание, следит за сражающейся Украиной, рукоплещет ее дипломатическим и военным победам, присудить нобелевку белорусской писательнице! Впрочем, может, они просто перепутали Белоруссию с Украиной. Тогда ничего.

Александр КОНДРАШОВ, редактор «Литературной газеты»: Ликуй, «Эхо Москвы».

Дмитрий КОНАНЫХИН, писатель: Русское подполье поздравляет российскую литературу на российском языке с очередным достижением. «Бачили очі, що купували – їжте, хоч повилазьте!» В день рождения Цветаевой – это особенно тонко.

«Это не один Путин, это Путин в каждом из русских. Мы все – люди из общества насилия, у нас нет другого опыта жизни. Поэтому всякое проявление силы кажется величием» (Светлана Алексиевич).

Жрите, ватники, не подавитесь. Рецепт Нобеля понятен, как слеза младенца: «больше д…рьма о русских, больше д…рьма о диктаторе Путине – и вы получите шоколадку от зондеркоманды».

Татьяна НАУМОВА, литературный критик: Премия Алексиевич очень понятна со всех сторон: женщина, про войну, неприкрытый натурализм. Это все замечательно. Это модно и востребовано. Возьми любого успешного постмодерниста и плещись в многоголосье. Читай новости и смотри на натуралистичные кишки. И сейчас я не говорю о том, что этого быть не должно. Должно – и про то, что мирное небо важно. И про то, что человек бесценен. И про то, чтобы просто помнить и представлять хоть как-то.

Но в книгах Алексиевич нет живого. Много всего есть – но это как в морге: живым там делать нечего. Мне кажется, что книги Ярова, которые абсолютно документальны и говорят не про розовых пони, а про маленьких людей в блокаде, – это литература. А собранная беспросветная грязь и отчаянье – это не литература, а просто истории о безысходности без света, тепла и любви.

Егор ХОЛМОГОРОВ, колумнист газеты ВЗГЛЯД: В нобелевке украинской писательнице Алексиевич хорошо только одно. В Белоруссии ее все-таки воспринимают однозначно как оппозиционерку. То есть Батька взбесится, даже если публично не покажет. Главное, не слушайте бредни про «русскую писательницу».

Кирилл ЗУБКОВ, представитель пресс-службы фракции «Единая Россия»: Ну что ж: хороший урок Лукашенко. На всякий поклон в сторону Запада следует смачный плевок в лицо. И чем ниже кланяешься – тем смачнее плюют. Это был комментарий по итогам вручения Нобелевской премии по литературе.

Алена ВЛАДИМИРСКАЯ, руководитель агентства PRUFFI: Я читала Алексиевич, когда это еще не было модным. И вам советую.

Михаил БУДАРАГИН, колумнист газеты ВЗГЛЯД: «Маленький человек в войне» – это западный нынешний мейнстрим. Кровавые Гитлер и Сталин всех поубивахом, сочувствуйте немедленно, как вы можете не.

Это все написано обычно предельно тягомотно и скучно, но против такого лома трудно найти прием. Тоталитарное сочувствие, тиха будь!

Пожалуй, если бы они осмелились бы отдать премию Брэдбери или Лему, Кингу или Гейману, тогда, наверное, картина была бы иной.

Александр ЧАЛЕНКО, журналист: Интересно, можно ли говорить, что это русский писатель получил Нобелевскую премию? Ведь белорусы – это русские, как и великороссы и малороссы. К тому же Алексиевич и пишет по-русски. Считаем же мы белорусского (литвинского) националиста Василя Быкова русским писателем.

Дмитрий САМОЙЛОВ, театровед: Поздравляю Светлану Алексиевич с получением Нобелевской премии по литературе.

Что такое книга «Время секонд-хенд»? Сборник публицистики о постперестроечном времени, строго говоря, не литература вообще. Десятками страниц, по кругу, повторяются рассуждения в духе «Да, это было трудное время, но это было наше время. Время, которое выковало нас. Это время шло к нам в руки, но ушло сквозь пальцы. Но это было наше время, то время, которое…».

И так далее. По структуре книга повторяет «Обращение вслух» Антона Понизовского – это нескончаемая череда историй так называемых простых людей. Автор пытается форсировать простонародную манеру изложения, и выглядит это примерно как если бы, скажем, Евгения Альбац пыталась проникнуться бедами тамбовских крестьян, имитируя деревенский выговор в эфире «Эха Москвы».

Татьяна ДАНИЛОВА, пользователь Сети: Литературную нобелевку отдали, как и ожидалось, замполиту, который глуповат и беден талантом, зато умеет искренне ходить строем. Эх. А когда-то лауреатами были Моммзен, Лагерлёф, Черчилль.

Источник: vz