Monday, December 17, 2018
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > «Не по-людски это… Cкотство это!»

«Не по-людски это… Cкотство это!»

От редакции. Публикуя материал о «Красноярском рабочем», мы и не думали, что статья вызовет такую массу откликов.  Мы публикуем только некоторые, наиболее яркие отклики, пришедшие не только в адрес КР, но в том числе и на наш адрес. Редакция выражает полную солидарность с позицией газеты и вместе со своими читателями призывает журналистское сообщество возвысить свой голос в защиту честной газеты.

***

гревнев«Не по-людски это… Cкотство это!»

Напомню читателям, что эти резкие и смелые слова бросает в лицо политруку Петушкову (Анатолий Солоницын) командир партизан Иван Локотков (Ролан Быков) в фильме «Проверка на дорогах».

Попытки удушения «Красноярского рабочего», газеты с более чем вековой историей и безупречной репутацией, возмущают разум и вызывают законное негодование. Ей-богу, слова на ум идут похлеще локотковских!

Поведение «захватчиков», готовых идти до конца, поражает наглой самоуверенностью, которая зиждется на чёткой, детально спланированной стратегии захвата, не предполагающей серьёзных уступок. Позволю себе такую параллель…

Есть, на мой взгляд, в поведении бизнесменов, отнимающих у газеты помещения, нечто от носорогов, главных, по сути, героев одной из пьес Эжена Ионеско, ибо уничтожение культуры — занятие по определению носорожье, антигуманное, подлое, постыдное. А газета — это именно культура.

Похоже, нашим гонителям свойственны те же напористость, ненасытность и бесстыдство, что и персонажам гениального французского провидца.

Кстати сказать, культура — и не только, разумеется, художественная, а любая из когда-либо существовавших и существующих — способна зародиться и быть развита только в человеческом, людском сообществе. Это то немногое, на что животные неспособны в принципе.

Подлинная культура формируется десятилетиями и не возникает из ничего или из чьих-то прихотей, как пимашковские фонтаны с пальмами и светящиеся в ночи пластмассовые дерева. Псевдокультура вызывает реакцию отторжения в городской среде, поскольку внутренне она ничем не мотивирована, идейно выморочна и убога с эстетической точки зрения. Поэтому многие красноярские новоделы городу чужды. А скромная часовенка на Караульной горе и дореволюционная аптека на улице Мира для него — органичны.

«Красноярский рабочий», без всяких сомнений, давно уже обрёл статус культурного достояния края и России, оставаясь, как и прежде, живой газетой для живых людей: правдивой, рассудительной и не подотчётной власти, но партнёрствующей со всеми её ветвями на равных условиях. Благодаря этому, «Красноярский рабочий» стал для сибиряков не просто солидной газетой, а выразителем дум и чаяний народных.

Вот именно независимостью от сильных мира сего, равно как и высоким уровнем журналистики газета меня и привлекала. Весной этого года начал с ней сотрудничать. Наверное, это могло бы произойти и раньше, но я, признаться, не решался заявить о себе, побаивался не совпасть с «форматом», как нынче принято говорить о фирменном стиле организаций. Однако очень быстро понял, что опасения были напрасными. Приятно удивила редкая по нынешним временам деликатность в работе с авторами, не исключающая в то же время высокой степени ответственности журналиста за каждый приведённый им факт.

Думается, что после того как почил в бозе «Вечерний Красноярск», среди представителей краевой прессы у «Красноярского рабочего» не осталось конкурентов. Это единственное на всё Красноярье классическое общественно-политическое издание, продолжающее традиции отечественной журналистики, или даже, шире говоря, традиции русской интеллигенции, ставящей своей целью нравственное и духовное просвещение народа, оберегающей культуру от беспощадной энтропии, безжалостно вскрывающей язвы общества и прегрешения власть имущих.

По моим наблюдениям, примерно в такой же ситуации, что и «Красноярский рабочий», находятся многие губернские издания Российской Федерации. Несколько лет назад, проиграв в имущественном споре, вынуждена была переехать в другое здание созданная в 1930 году ордена «Знак почёта» газета «Кузнецкий рабочий» (Новокузнецк). О популярности газеты и преданности ей жителей «Кузни», между прочим, говорит и фантастический для регионального издания 30-тысячный тираж, на 95 процентов распространяемый по подписке.

О том, как развивались события вокруг газеты, мне подробно рассказывал брат, занимающий в «Кузнецком рабочем» должность заместителя главного редактора. А развивались они, как и в нашем случае, не по-людски. Но похоже, что власть, весьма чувствительная к критике, по-другому вести себя не умеет.

Владимир ГРЕВНЁВ, журналист. Бородино.

***

Шерифа то не касается?

Случились как-то в моей журналистской судьбе три ярцевских дня. Так я называю поездку на юбилей села Ярцево Енисейского района с ограниченной группой товарищей.

Ехали на автомашине, потом шли на катере. Из газетчиков были только из «Красноярского рабочего» — я и фотокорреспондент Валерий Заболоцкий (кстати, уроженец и патриот Ярцева).

Были ребята и с телевидения. Перед телезвездой Алёной мы выглядели бледно и допотопно, она и там с губернатором бывала, и за границей репортажи делала, и вообще вся видная и продвинутая, а мы — ну просто какой-то СМИшный отстой. На нас она смотрела, как в афишу коза, не стеснялась спрашивать: «Неужели кто-то ещё читает газеты, и тем более «Красноярский рабочий»? Наверное, только седые пенсионеры».

Но блистала она ровно до той минуты, пока не начала с пренебрежением пролистывать газетный номер. Над материалом Юрия Чувашева она замолкла потрясённо и надолго. И, чувствовалось, не могла уже оторваться. Прочитала номер от корки до корки. И покраснела. Ну а на берегу и вовсе сникла.

Телеканал, который она представляла, до енисейской стороны ещё не дошёл, её в эфире никто не видел, и, как можно было понять, телевидение ярцевцы и енисейцы не слишком почитают. А «Красноярский рабочий» знали все и встречали нас как родных, тут же вспоминая публикации, спрашивая про журналистов, с признанием и уважением говоря про газету, что интересная, грамотная, добрая, смелая. Причём не только одни седые пенсионеры. И часто слышалось: «Только в вашей газете душа и осталась».

Про душевность говорят все читатели. Порой даже с каким-то удивлением — как, мол, удаётся оставаться на нравственной высоте, и спасибо вам за внимание к людям, за сердечность строк. Но что властям и нынешним Лопахиным душа и искренность, нужен ли им душевный разговор и газета как история души Красноярья? А ведь это и есть школа «Красноярского рабочего» — во внимании к людям, в соучастии, в добром посыле публикаций, в аналитической отражённости жизни.

Знаю, уверена, что так, как «Красноярский рабочий», ни одна газета в крае, не говоря уж о ТВ или интернет-изданиях, не сможет «показать» село, раскрыть проблемы аграриев, наконец, рассказать о людях земли. Ну кто из журналистов может так упоённо, со знанием дела поведать о работе комбайнёра, как это делает наш собкор Виктор Решетень?

Да, скажут властные, жильё для редакции — это ваша частная проблема, шерифа то не касается. Карабкайтесь-де сами. Карабкаемся. Тужимся из последних сил, если честно. Только сколько от этого потерь и власти, она и не догадывается.

Сколько деревень и сёл остались безвестными для края, не упомянутыми, не «рассказанными», сколько командировок и встреч не состоялось. Не потеплело в душах людей от газетной строки. Неужели не понимаете, гнобящие нас, что вы себе и сами урон наносите? А потом и удивляетесь, почему народ к вам спиной поворачивается и «Не верю!» безмолвно кричит.

Татьяна АЛЕКСЕЕВИЧ, обозреватель «Красноярского рабочего», лауреат всероссийских и региональных конкурсов журналистов.

***

Власть ненавидит слово «рабочий»

Видит бог, долго я терпел, глядя, как гнобят, сживают со свету мою родную газету, с которой связана вся моя жизнь начиная с 1949 года, когда ещё студентом Уральского госуниверситета я опубликовал в «Красноярском рабочем» свои первые заметки. И вот — не вытерпел.

Подчеркну ещё раз, что «Красноярский рабочий» — старейшая в стране газета с богатейшими традициями. Начиная с 1905 года, она всегда защищала интересы простого народа, воспитывала в людях чувство гордости за свою страну, боролась за справедливость. Неоценим её вклад в победу над фашистской Германией, восстановление народного хозяйства, развитие в крае промышленности, сельского хозяйства, науки и культуры.

Помню торжественное заседание в театре имени А. С. Пушкина, посвящённое 50-летию «Красноярского рабочего» и вручению ему ордена Трудового Красного Знамени. Помню, как улучшались условия труда журналистов и печатников, как мы переезжали из здания на проспекте Мира, 55, в здание на проспекте Мира, 89, а затем — на улице Республики, 51. Была настоящая, не показушная забота о газете, о журналистах!

И вот всё это — в прошлом. Что же мы видим сегодня? Ещё генерал Лебедь, которому не нравилась самостоятельность и независимость «Красноярского рабочего», ополчился на него, пытался поставить на колени. Не вышло. В защиту «Красноярского рабочего» выступила не только общественность края, его читатели, но и Союз журналистов, десятки других газет страны. «Красраб» выстоял!

Теперь — новая атака. «Красноярский рабочий» пытаются выселить из помещений, где он находится на вполне законном основании, ведь именно для него, других газет и работников типографии «Красноярский рабочий» было построено здание на улице Республики, 51. Многие годы его украшал логотип «Красноярского рабочего». Неужели эти факты не знает нынешняя краевая власть?

Оказывается, знает. И делает вид, что ничего особенного не происходит, так — разные мелочи. Или она надеется, что «рынок всё отрегулирует»? А ведь всесилие, безнаказанность и даже жестокость рынка мы уже давно испытали на себе. Именно рынок своей безжалостной рукой задушил в крае десятки промышленных предприятий, выбросил на улицу многие тысячи рабочих.

Теперь на очереди журналисты старейшей в стране газеты? Хотите загнать «Красноярский рабочий» в подполье? Так он уже там был в пору своей молодости! И выжил! Или хотите, чтоб он стал послушным и ласковым, как котёнок? И этому не бывать! Журналисты «Красноярского рабочего» — люди закалённые, им подачки не нужны, для них честь и достоинство — не простые слова!

Вдумаемся в название газеты, ключевое слово в нём — «рабочий», то есть человек труда. Человек, который не только содержит себя и свою семью, но и страну, способствует её развитию и процветанию. И вот это слово — «рабочий» — похоже, ненавистно нынешней власти.

Наверное, ей очень хочется, чтобы взамен «Красноярского рабочего» появилась новая газета, например, «Красноярский бизнесмен», а ещё лучше — «Красноярский менеджер», ведь эта власть страсть как любит всё иностранное.

Вот уж будет славно! Перейдёт здание «Офсета» и «Красноярского рабочего» в частные руки, вот и настанет тишина! Никакого беспокойства, никакой критики, тишь да гладь, да божья благодать!

Хочу напоследок обратиться непосредственно к губернатору края. Уважаемый Лев Владимирович! Не пора ли сказать своё веское слово? Не пора ли прекратить всю эту вакханалию вокруг «Красноярского рабочего»? Не слишком ли усердны его гонители?

Тут есть о чём задуматься. Вот из газет стало известно, что группа депутатов Госдумы готовит документы об объявлении вотума недоверия правительству страны. И обнародовали десять причин такого шага — бездарная экономическая политика, такая же финансовая, хищническая приватизация госсобственности, урезание социальных гарантий для народа, неспособность справиться с коррупцией, образование и так далее.

Вам, Лев Владимирович, ни о чём не говорит такая ситуация?

Коминт ПОПОВ, ветеран «Красноярского рабочего», заслуженный работник культуры России. Красноярск.

***

Кому не нравится правда…

Читать газету «Красноярский рабочий я начал где-то в 70-е годы. Она была обычным дополнением ко многим другим изданиям и особо ничем не выделялась в серии политизированной по-советскому прессы.

Но всё познаётся в сравнении и испытывается самым верным судьёй — временем. Настали новые времена. Всё перевернулось с ног на голову. Люди, поддержавшие в 1991 реформы, ожидали, что справедливость восторжествует, правда станет нормой жизни общества, независимая печать будет стоять на страже этих завоеваний. Но всё обернулось простым возвратом в жестокий, бессовестный и жадный капитализм, от которого даже на Западе пытаются отказываться.

Мы ругали советскую печать за идеологическую направленность, за привязку её к партии и «родному правительству». Что получили? Не политизированную печать, а зачастую — лжепечать, в угоду хозяевам разных мастей. К сожалению, только немногие газеты сохранили журналистское достоинство и профессиональную честь.

Вот почему большой вопрос у меня возникает к «народной власти»: чем не угодила ей газета «Красноярский рабочий» и почему нет ей никакой поддержки?

Давайте посмотрим честно. «Красноярский рабочий» — это газета сегодня самая правдивая, и я не побоюсь сказать, что она самая профессиональная. Её политической выдержке и объективности могут позавидовать многие редакционные коллективы России.

Чем не устраивает профессиональный и объективный орган печати? Ведь история одна, и как бы её не писали современники и не переписывали их близкие потомки, жизнь всё поставит на свои места. Победит правда. Отвечать за содеянное будут не третьестепенные клерки-пакостники, а непосредственно губернатор, который делает вид, что ничего не замечает и что у него слишком много дел за пределами региона.

С уважением, Геннадий ВОЛОБУЕВ, многолетний читатель газеты. Заозёрный.

***

На словах — ласка, на деле — жестокость

Прочитала на днях в одной из газет интервью с председателем Законодательного Собрания Александром Уссом, который, как мне показалось, открыто разгромил работу исполнительной краевой власти.

У меня сохранилось удостоверение с надписью «Наблюдатель от кандидата в губернаторы Красноярского края А. В. Усса». Когда это было! И сколько их, губернаторов, за это время сменилось: Лебедь, Хлопонин и вот уже столько лет — Кузнецов. Куда за это время делись заводы, налоги?

Не так давно я радовалась, когда Законодательному Собранию удалось отстоять кандидатуру Александра Викторовича на должность председателя. И поздравила его — выдался такой случай во время его визита, связанного с беспределом власти в Уярском районе.

И вот теперь хочу через газету «Красноярский рабочий» спросить у Александра Викторовича, почему Заксобрание так безучастно к судьбе этой старейшей газеты края и так безразлично к её читателям? И попросить, чтобы хотя бы сейчас нашли возможность исправить выходящую за всякие рамки приличия, позорную для Красноярского края ситуацию.

Читала накануне очередного Дня российской прессы: «В Красноярском крае, по общему мнению, работают действительно профессиональные СМИ. Об этом убедительно свидетельствуют десятки наград, которые краевые журналисты ежегодно получают на конкурсах и фестивалях самого высокого уровня. Сейчас, когда социально-экономическая ситуация в мире и в стране, и в крае осложнилась, как никогда важно быстро принимать точные управленческие решения. Только с помощью сильной, независимой прессы власть может получить максимально полную, объективную информацию о ситуации на территории, выявить более острые проблемы и найти оптимальные решения».

Под этими словами две подписи: губернатор Красноярского края Л. В. Кузнецов, председатель Законодательного Собрания края А. В. Усс.

Какие ласковые слова, и какие поступки.

Тамара ШИКУЛА, Уяр.

***

Вековой исполин выстоит!

Разве можно богатыря с вековой родословной кознями растоптать?! Конечно, нет, но мешать работе, нервировать творческий коллектив краевое руководство умеет. Они пришлые, да вскоре уедут восвояси, но чёрную отметину на имени своём оставят, а «Красноярский рабочий» будет жить и жить…

Газета нашу семью сопровождала всегда. Приятно было после школы бежать на второй этаж ползуновского дома и вынимать из ячейки «Красноярский рабочий», «Пионерскую правду» и ежемесячный журнал «Работница». Папа, учитель русского языка и литературы, запрещал называть его любимую газету «Красноярский рабочий» сокращённо. Он говорил, что надо с почтением да по имени-отчеству её величать…

А как по-особенному читал газету наш сосед, майор медицинской службы Василий Гордеевич Бочкарёв! Утром в любую погоду делал зарядку на балконе второго этажа, затем надевал военный мундир, садился там же в плетёное кресло и разворачивал свежий номер «Красноярского рабочего», называя его «аппетитным пирогом». Читал долго, вдумчиво, что-то подчёркивая и вырезая. И вся улица видела, как он пообщался с «Красноярским рабочим». После чего фронтовик шёл в тополиный садик к друзьям-шахматистам, и они (знаю!) продолжали разговор о газете и о многом житейском.

В восьмом классе меня наш учитель русского языка, выпускница факультета журналистики МГУ Любовь Васильевна Ушакова привезла на двухгодичные курсы слушателей при редакции газеты «Красноярский рабочий». Там я оказалась самая молодая. Впервые увидела много настоящих журналистов и руководство издания. Позже нам дали место для заметок. У меня же получилось всего лишь несколько строк о портнихе из соседнего ателье… Так что уже почти полвека я — в «Красноярском рабочем».

Могучий журналистский костяк газеты учил не только «водить пёрышком», но прежде видеть человека. Король жанра — очерк — всегда жил в этом издании. И с какими только я отделами ни сотрудничала: информации, промышленности, строительства и, конечно, культуры. Больше всего моих материалов вышло под патронажем Валентины Майстренко и писателя Эдуарда Русакова. Многие иллюстрированы незабвенным фотокором Алексеем Гореловым.

В школьные годы и позже я обычно забегала в редакцию поздороваться к Галине Анисимовне Смирновой (она дружила с мамой). Уходя, тётя Галя «завещала» мне своего юного коллегу Игоря Рака.

Сильный, яркий, стабильный журналистский корпус — достоинство «Красноярского рабочего». Ни одному изданию его не повторить. Одним словом, вековой исполин, по которому можно писать правдивые учебники истории, и не только с провинциальным уклоном. Редкий архив бережно хранит коллектив редакции.

Издание тактично позволяет людям разных взглядов высказывать свои мысли, выражать эмоции, убеждения. Умное, бережное редактирование материалов, работа над стилем, над языком, корректорский труд — всё это делает газету уникальной и чистой. Ведь никто из корреспондентов не подсматривает в замочную скважину, не заглядывает под подолы… Но всегда честные, правдивые статьи здесь — вековая традиция газеты.

К примеру, в статьях о кардиоцентре, считаю, многое написано правильно. Моему супругу там сделали анализ крови, где оказалось РОЭ — 80! Мы взволновались, я позвонила знакомому доктору — 93-летней фронтовичке Нине Васильевне Тесленко, и та сказала: «Такого просто быть не может, значит, у них старые реактивы…» Переделали анализ — и он оказался нормальным.

Хитрунам, бумажным промокашкам, подлецам всех мастей, суперворам, конечно, газета — «шило в кресле»: не даёт уютно бесчинствовать. Да ещё и жалит, жалит, режет правду-матку. Народу же — ой как надо достоверные факты знать и собственные выводы делать.

К примеру, узнала, что наш приезжий губернатор Кузнецов занимает далеко не последнее место по богатству в стране. И подумала: бедный, несчастный Норильск, скрипящий косточками узников, пропитанный потом и слезами рабочих с забитыми серой лёгкими,- одним дал кончину, а других, случайных — озолотил… А я жду, когда же страна спросит теперешних богачей, с мифическими их трудами: «Где деньги взяли?!»

В каждом аналитическом материале «Красноярского рабочего» звучит, пусть неявно, этот вопрос… Они-то — прощелыги всех мастей, как чумы боятся разоблачений. Вот и бьют «КР» смертным боем, лишая скромного очага. Остался-то всего один этаж вместо четырёх… И на тот покусились!

Мой супруг Анатолий Михайлович, сотрудничавший с газетой с 1957 года, удивляется: отчего Красноярское отделение Союза журналистов не обратит внимания на проблемы «Красноярского рабочего»? А вот из далёкой Германии, из Берлина нам часто звонит друг нашей семьи и читатель «КР» Давид Денк (герой моего очерка «Доктор из Июса»), который, узнав о беде, сообщил, что послал по почте своё слово в защиту обожаемой им газеты.

Все мы, авторы и читатели, верим, что наш вековой исполин «Красноярский рабочий» ещё твёрже станет на изломе — и победит!

Вероника АНУФРИЕВА, член Международной Федерации журналистов (N БА-3932, штаб-квартира в Бельгии).

***

Отклики из Facebook:

Светлана Рузлева Огромное уважение и редакторская поддержка Владимиру Павловскому. Таким редакторам особенно трудно, они идут первыми. Мы тоже пережили много разного, но мы негосударственное издание. Я абсолютно уверена, что такая уважаемая газета обязательно возродится.

Василий Смирнов Все дело- то как раз именно в том, что «Красноярскому рабочему» не надо возрождаться. Он живет! И уже это кому-то не нравится. Своей прямотой и неподкупностью он смущает власть. Против газеты по сути ведется необъявленная война — задирают тарифы, блокируют сайты, изгоняют с законно занимаемых площадей. Призываю журналистское сообщество и Союз журналистов России возвысить голос в защиту честной газеты, публично осудить нечистоплотные действия организаторов травли журналистов.

Геннадий Рогов Вот именно, БРАВО!

 

Владимир Павловский Светлане: Спасибо, но мы действительно, прав Василий Смирнов, никуда не исчезали и нам незачем возрождаться. Вчера выпустили очередной цветной 48-полосный номер на субботу и вторник уже готовим 16-полосные выпуски. Живём и держим все свои обязательства перед читателями и партнёрами. К тому же, «Красноярский рабочий» негосударственное издание, оттого и все напасти: власть терпеть не может независимые СМИ.

Юрий Пургин Держись, дружище!

 

Владимир Павловский Юр, у нас нет другого выхода.

 

Светлана Рузлева Мне кажется здравой идея поддержать «Красноярский рабочий» всем Союзом и сообществом. Тем более, что тенденция налицо.

 

 

Источник: krasrab