Вторник, 29 сентября, 2020
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Не поминать всуе, не печатать после

Не поминать всуе, не печатать после

DETAIL_PICTURE__98617330Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков накануне раскрыл страшную тайну — поведал о том, почему его шеф публично не произносит фамилию «Навальный». Вроде бы в изложении Пескова мотивация Путина была следующей: «Путин в этой стране в политическом плане находится вне конкуренции, если он произнесет имя Навального, он отдаст ему часть своей популярности».

История получилась состоящей из двух частей, вернее, вокруг этого заявления возникло сразу две темы. Одна: узкоспециальная, про масс-медиа и их работу. Другая пошире: про то, как политики воспринимают действительность.

Про масс-медиа темы бы, наверно, и не должно было возникнуть, но тут сами журналисты постарались. Выступал Песков в рамках проекта «Академия журналистики «Коммерсантъ»» в одноименном издательском доме. Там присутствовали и профессиональные журналисты, задавали Пескову различные вопросы, в том числе и вопрос про Навального. Потом «Коммерсантъ-онлайн» выдал пару новостей с цитатами из Пескова. Но вот беда: мероприятие было не «пресс-конференцией», как это восприняли в онлайновой редакции «Коммерсанта», а совсем даже наоборот — встречей не под запись, off the record. Откровения Пескова, меж тем, уже успел перепечатать еще и «Интерфакс». Спустя несколько часов «Коммерсантъ» исправился и сообщения удалил, таким же образом поступил и «Интерфакс», но это тут же заметили коллеги с телеканала «Дождь» и дали новость об исчезнувшей новости.

Президент «Академии журналистики» «путинский летописец» Андрей Колесников по этому поводу даже объяснился. «Разговор был такой откровенный, потому что с самого начала и я, как куратор академии, и господин Песков предупредили присутствующих в зале, что это будет разговор off the record… Но тут вышла неувязочка. В зале оказались те, кто не понял. И в результате не где-нибудь, в чем мое главное расстройство, а именно на сайте ИД «Коммерсантъ» вышли три новости, которые были вынесены из зала двумя сотрудницами сайта. Они прекрасно знали про закрытый формат встречи, но все-таки сделали это, причем с большими ошибками, эти цитаты не были аутентичными. Это называется уж точно — «пришла беда, откуда не ждали». С сайта эти сообщения были удалены, потому что, повторяю, цитаты не были верны, эти сообщения грубо нарушали договоренности по этому поводу»,  — заявил Колесников в эфире «Коммерсант-FM». И пошутил: «но зато для слушателей академии есть и хорошие новости: вчера вечером на сайте появились две свободных вакансии у нас».

Онлайн-редакция «Коммерсанта», безусловно, напортачила, если слова «не под запись» на встрече и впрямь прозвучали. Ибо есть в России такой закон — «О средствах массовой информации». Статья 49 этого закона недвусмысленно объясняет, что журналист обязан «удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые» и «сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника».

Таким образом, ежели Песков не давал согласия на цитирование, то публикация прямо противоречит закону. Впрочем, закон о СМИ у нас частенько не соблюдают, бывает так, что и сами журналисты. В профессиональной среде недавно было два больших обсуждения: имел ли право «Форбс.ру» публиковать предсмертное интервью с Борисом Березовским и этичной ли была публикация незавизированного интервью Константина Эрнста журналистом Евгением Левковичем на «Сноб.ру». В первом случае еще можно спорить (кто будет решать, можно ли публиковать, если давший интервью скончался?), то во втором закон о СМИ был точно нарушен.

Госорганы, правда, на закон тоже смотрят как на нечто необязательное. Регулярно нарушают сроки предоставления информации, требуют письменный запрос (хотя законом определено, что запрос может быть и в устной форме), необоснованно закрывают информацию от СМИ и так далее. Вопрос, в общем, узкоспециальный, и читателям и зрителям должно быть тут интересно только одно: они получают далеко не всю информацию, которой располагают журналисты. Потому как не все можно публиковать. Вот и о заявлении Пескова они бы могли и не узнать. И даже так: о нем бы узнало меньше людей, не сними «Коммерсантъ» новость с сайта. Теперь все, кому интересно, могут узнать, почему Путин не произносит имени Навального (по крайней мере с точки зрения путинского пресс-секретаря).

Что характерно: выступление Пескова было на тему «Новостная журналистика в России» и говорил он в том числе о взаимоотношениях журналистов и ньюсмейкеров. Удачная получилась иллюстрация возникающих в этом общении проблем. Несомненная удача — плюс к лекции пресс-секретаря получился еще и мастер-класс, причем не форме игры или тренировки, а прямо в боевой обстановке.

Само по себе заявление сенсационного характера, строго говоря, не носит. Примерно также неофициально (а иногда и официально) объясняли и отказ представителей власти от предвыборных дебатов. Если, дескать, условный Собянин просто встанет рядом с Навальным или Мельниковым, то вырастет рейтинг Навального или Мельникова, а зачем это Собянину? Иными словами: представители российских властей стараются не демонстрировать, что кто-то может быть им равновелик, всячески подчеркивая, что все остальные участники политического процесса — просто болтуны и «реальным пацанам» ни разу не конкуренты.

Такая позиция в определенном смысле ложная (пусть часто и эффективна в политтехнологическом плане). У любого политика в жизни был этап, когда он не имел управленческого опыта и прочих показных достоинств действующих властей. Это никак не значит, что условный Мельников будет мэром хуже условного Собянина — с чего это вообще кто-то взял? Кто-то это проверял?

Иллюзия власти еще и в том, будто «игнор» конкурентов их как-то обезопасит от самой конкуренции. Когда все и без того хорошо это, вероятно, работает почти всегда, но что произойдет, если нефть упадет в цене и обескровит бюджет?
Наконец, тут есть некоторое лукавство. Путин же не только Навального по имени не величал, он и имя Ходорковского долгое время старался не произносить. Нельзя же и в самом деле подумать, что он опасался «отдать часть своей популярности» сидевшему в узилище «опальному олигарху». Или все-таки Путин как раз рассматривал такой вариант и Ходрковский даже за решеткой воспринимался как реальная угроза популярности безальтернативного президента? Тут сложно сказать.

Откровение Пескова в этом плане мало что определенного говорит о мотивации Путина и политического истеблишмента в целом. Лишь полунамек, полуоткрытие, полуправда. Без публикации «Коммерсанта» и последующего отзыва публикации заявления, наверно, и говорить было бы сложно. Да и вообще — Путин не так давно вполне Навального по имени называл. Правда, его практически приперли к стенке, но факт был.

Михаил Захаров

Источник: ПОЛИТ