Monday, December 17, 2018
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МЕДИАСФЕРА > Наказали за отказ бить поклоны

Наказали за отказ бить поклоны

smallСитуация с “Красноярским рабочим» — чистой воды ошибка его топ-менеджмента. Экс-губернатор Хлопонин предлагал изданию финансирование, но, как истый бизнесмен, он потребовал контрольный пакет акций газеты, в чём ему было отказано. В результате появилось новое издание администрации края — “Наш Красноярский край”. Здание, где находился многие годы “КР” — в собственности администрации, как и печатный комплекс “Офсет” рядом с ним. Свободная пресса — блеф, она всегда зависит от рекламодателей, спонсоров или денег бюджета. Уважаю г-на Павловского, но таково моё мнение, как редактора и издателя.

Владимир МИХАЙЛОВ.

Это письмо — единственное в своём роде. В нём нет возмущения действиями красноярских властей, как в многочисленных посланиях читателей. Напротив, виновным в том, что “Красноярский рабочий” лишается помещений, которые занимает четверть века, признаётся руководство редакции. К тому же письмо прислано не нам, а нашим московским партнёрам, регулярно информирующим на своём сайте www.arspress.ru о развитии ситуации в географическом центре России.

Честно говоря, коллегу Владимира Михайлова не знаю, хотя несколько тронут тем, что меня он, осуждая, всё же уважает. Но мнение его решил довести до читателей, как и свой взгляд на весьма прозаичные вещи.

С Александром Хлопониным в 2008 году мы действительно “оформили развод”. Газета до той поры считалась государственной, но редакция “Красноярского рабочего” послушанием, в отличие от большинства тогдашних и нынешних госСМИ, не отличалась. Мы считали себя, как считаем и теперь, изданием читателей, в котором должен быть представлен весь спектр общественного мнения, а не только отчёты и размышлизмы чиновников и депутатов.

К слову, Хлопонин проявил смелость. Он приехал в редакцию, мы откровенно поговорили и вежливо расстались. После чего и родилась официозная газета “Наш Красноярский край”, а “Красноярский рабочий” стал не только по сути своей, но и юридически независимым.

Никакого финансирования и деления несуществующих акций бывший губернатор не предлагал. Чего не было — того не было. Подобное предложение я лично выслушивал из уст других чиновников — премного наследивших во время лебедевского правления вице-губернатора Людмилы Селивановой и начальника управления печати Евгения Цветкова. Они рассказывали мне о посетившей их идее создания совместного АО, где бы акции между редакцией и краевой администрацией были поделены поровну. Более того, лично мне шутники от власти гарантировали… пожизненное редакторство с правом наследования должности.

На этот административный бред я сразу ответил отказом. Согласие означало ликвидацию “Красноярского рабочего” в том виде, в котором он существовал и пользовался у читателей популярностью. Ведь что означают 50 процентов акций, если ими распоряжались бы такие люди, как Селиванова и Цветков? Ещё бы один процент они обязательно купили, заплатив за него любую цену, тем более что деньги не свои. А что случилось бы дальше, предугадать не трудно.

То, что свободная пресса — блеф, это, извините, враньё. Не знаю, где работает издатель и редактор Владимир Михайлов, но его главная беда в том, что он, видимо, частично или полностью зависим от власти. “Красноярский рабочий” — пример именно свободной прессы. И такие примеры я могу привести по всем регионам России. Безусловно, мы зависим от рекламодателей и от читателей, которые выписывают и покупают газету. Но это как раз нормально — деньги с неба не падают, их нужно зарабатывать.

Самое, поверьте, страшное в журналистской профессии — это зависимость от власти. Во время недавнего телеэфира в студии “Центр-Красноярск” заместитель председателя Законодательного Собрания края Всеволод Севастьянов рассказывал о том, как он пытался разместить собственную статью в государственной газете “Наш Красноярский край”. Статью проблемную, не восхваляющую исполнительную власть.

Так вот, главный редактор той газеты ответила депутату примерно так: “Если я понесу вашу статью согласовывать, её не согласуют. Если опубликую на свой страх и риск, завтра же распрощаюсь с должностью”.

И это называется демократией? Знаю, что даже в советские времена редактор “Красноярского рабочего” не бегал по кабинетам крайкома с редакционными материалами. От него если и требовали согласования, то крайне редко. Вот почему мы и вчера не желали, и сегодня не хотим находиться, как однажды выразился нынешний начальник управления информационной политики губернатора края Цветков, в “государственном стойле”.

Загнать краевую независимую газету в это стойло — давнишняя мечта серенького кардинала. И пока некоторые козыри в его руках, он всячески использует ситуацию, чтобы ущемить “Красноярский рабочий”. Прежние руководители администрации губернатора хотя бы поступали честнее. Помню, Василий Кузубов говорил мне: “Будет совсем трудно, скажите. Мы у вас купим газету”. Правда, не представляю, как бы сейчас, из Америки, управлял изданием незабвенный Василий Юрьевич.

Сегодня для прессы быть государственной — значит беспрерывно гнуть спину перед властью, печатать исключительно хвалебные статьи и отчёты, игнорировать мнение читателей. Хотите вы видеть “Красноярский рабочий” таким? Лично я — нет.

Паскудство сложившейся ситуации заключается в том, что никакой вины редакции в сложившемся не было и нет. В том, что журналистов лишают помещений, вина руководства производственно-издательского комбината “Офсет”, которое довело его, что называется, до ручки. Замечу: предприятия государственного, управляли которым краевые чиновники, а депутаты Законодательного Собрания утверждали не только первых лиц типографии, но и членов её совета директоров. Доназначались и дорулили.

И теперь чиновники, сами создавшие абсурдную ситуацию, позорящие Красноярский край на всю Россию, крутятся-вертятся, будто ужи на сковородке. Руководитель агентства по управлению госимуществом Алексей Колович очень оригинально оправдывается перед депутатами за своё неумение руководить госсобственностью:

pavlovsky_2-25190“Поскольку размер арендной платы, установленной для ООО “Редакция газеты “Красноярский рабочий”, не превышал размер арендной платы, установленной Обществом (ОАО “ПИК “Офсет”.– Прим. авт.) для краевых автономных и бюджетных учреждений, доходы Общества от сдачи помещений в аренду не позволяли компенсировать затраты на содержание здания”.

Это ж надо так бесстыдно лукавить! “Красноярский рабочий” занимает чуть больше одного этажа. Причём на первом мы арендует часть холла, который раньше вообще пустовал. Выставили же на продажу 7 (семь) этажей редакционно-издательского комплекса плюс подвалы. Вопрос Коловичу: там тоже везде была арендная плата в убыток?

Да и не убыточная она вовсе — аренда помещений — для “Офсета”. Тем более что ставки устанавливались на уровне краевой власти, одобрял их лично первый заместитель губернатора, руководитель его администрации Сергей Пономаренко. Неужто он мог бы позволить, чтобы “Красноярский рабочий” разорил государственную типографию? Наоборот, мы перевели в “Офсет” печать своих газет, чтобы помочь ему материально. Теперь же все договорные отношения расторгаем, а это значит, что ОАО лишается не только арендной платы, но шести миллионов рублей в год за печатание “Красноярского рабочего” и его дочерних изданий.

Дальнейшую судьбу “Офсета” я вижу печальной. Судя по всему, ему грозит банкротство. Остатки краевой собственности купят за гроши люди, которые уже окружили это предприятие и облизываются в предвкушении будущего счастья. Солидный имущественный комплекс в центре Красноярска за бесценок — это будет для них щедрым подарком от власти. А ведь просто так никто никому ничего в наше время не дарит, тем более — в условиях громадного дефицита краевого бюджета.

Председатель регионального правительства Виктор Томенко не спешит отвечать на мой запрос: на основании каких документов была осуществлена продажа краевой собственности на улице Республики, 51? В законе “О прогнозном плане (программе) приватизации краевого имущества на 2013 год и плановый период 2014–2015 годов” ничего про “Офсет” не сказано, сделка на 140 миллионов рублей не была вынесена на одобрение Законодательного Собрания. Кто дал право совету директоров типографии объявлять такие аукционы? Но нет пока ответа от Томенко.

Пошёл второй месяц с того дня, когда я отправил запрос и прокурору Красноярского края Михаилу Савчину. А просил я его, в частности, вот что: “проверить обоснованность принятия решения о реализации государственного имущества правительством Красноярского края, агентством по управлению государственным имуществом Красноярского края и советом директоров ОАО “ПИК “Офсет”, в том числе с точки зрения антикоррупционного законодательства”. Молчит и прокурор.

Тем временем новая собственница “наших” помещений — индивидуальный предприниматель Нина Карышева, которую в редакции никто и в глаза не видел, вроде как зарегистрировала свои права на них и буквально выдавливает нас с этажа новыми условиями аренды, в основном финансовыми. Она уже вписала своё имя в 108-летнюю историю “Красноярского рабочего” далеко не золотыми буквами, но нисколько не смущается этим обстоятельством. Деньги для таких людей точно ничем не пахнут.

Что будет дальше — известно одному Богу. Но, думаю, и для него в деле с сомнительного свойства приватизацией госсобственности много загадок. И это подтверждают многочисленные читатели, считающие, что с “Красноярским рабочим” поступают и не по-божески, и не по-человечески.

Источник: krasrab