Суббота, 5 декабря, 2020
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > МНЕНИЯ > Лакомые куски Содружества

Лакомые куски Содружества

Регион СНГ — это особый ареал на карте мира. Он включает в себя совокупную территорию относительно молодых независимых государств Евразии, возникших на месте распада СССР (в 1991 г.) и объединившихся позднее в международную организацию под названием Содружество Независимых Государств (1991-1993 гг.). Нередко этот термин используют в качестве синонима таких понятий, как «постсоветский регион», «постсоветское пространство», или «постсоветские государства».

В настоящее время в регион СНГ входят 11 новых независимых государств – бывших республик СССР: Армения, Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан (как ассоциированный член организации СНГ), Узбекистан и Украина (последняя не подписывала Устав СНГ в 1993 г.).

Территория и ресурсный потенциал региона огромны. Страны СНГ занимают площадь в 22,3 млн. кв. км (16,4% мировой территории, почти 1/6 часть суши), в них проживают 281 млн. чел. (2009 г.), или 4,4% населения мира. По демографическому потенциалу СНГ более чем в 2 раза уступает населению ЕС (585 млн. чел.). На территории стран СНГ сконцентрировано 25% разведанных в мире базовых видов полезных ископаемых, что ставит его на первое место по запасам сырьевых ресурсов, стоимость которых оценивается в диапазоне от 30 до 40 трлн. долл. На долю региона приходится примерно 40% мировых запасов природного газа, 20% – нефти, 25 % угля, 25% мировых запасов леса, почти 11% мировых возобновляемых водных ресурсов и 13% пахотных земель. Площадь сельхозугодий оценивается в 524 млн. га, а доля стран СНГ в мировом производстве зерна достигает 63%.

Доля СНГ в мировых запасах природных ресурсов
Доля СНГ в мировых запасах природных ресурсов

Ресурсы отдельных стран также дают им определенные конкурентные преимущества. Украина, например, обладает третью площадей всех черноземных почв в мире (самых плодородных для сельского хозяйства) и 27% всех пахотных земель в Европе. Имея в недрах железные и марганцевые руды, коксующиеся угли, Украина развивает крупную металлургическую промышленность в основном на собственных ресурсах и занимает 6-е место в мире по экспорту стали. Узбекистан – это крупный производитель и экспортер хлопка, обладающий значительными запасами золота (4-е место в мире), урана (8-е место), меди (11-е место), а также нефти и газа. Уникальными природными ресурсами располагает Казахстан: это нефтяные и газовые месторождения, запасы урановых руд (1- е место в мире), хромовой руды ( 3-е место в мире, а их добыча составляет 17 % мирового объема производства этого ценнейшего сырья). Суммарная добыча нефти и газа Казахстаном, Узбекистаном, Туркменией и Азербайджаном составляла в 1996 г. примерно 15 % от российского уровня, а в 2006 г. — уже 25%. Перспективы разработки богатых прикаспийских месторождений могут существенно повысить энергоэкспортный потенциал указанных государств и вывести их в ряд глобальных поставщиков минерального топлива. По имеющимся оценкам, экспорт казахстанской нефти может увеличиться с 55 млн. тонн в 2006 г. до 120 — 150 млн. тонн к 2015 г., добыча природного газа в Туркмении предположительно возрастет до 240 млрд. куб. м к 2020 г. Таджикистан за годы независимости стал крупным экспортером алюминия на мировой рынок. Республика Беларусь — единственная среди стран Восточной Европы имеет богатые залежи калийных солей.
Транспортно-коммуникационная инфраструктура государств – участников СНГ играет важную роль во взаимных торгово-экономических связях и отчасти включена в мировые хозяйственные связи (морские порты, трубопроводы, сухопутные участки международных транспортных коридоров – МТК). Транспортная сеть общего пользования на территории стран СНГ представлена 141 тыс. км железнодорожных путей, 1 млн. км автомобильных дорог, 95 тыс. км внутренних водных путей. Трансконтинентальное географическое положение между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом, двумя крупнейшими товаропроизводящими центрами глобальной экономики – это важнейший совокупный ресурс Содружества, еще одно конкурентное преимущество. В настоящее время транзитные возможности региона, к сожалению, не реализованы, особенно в области сухопутных перевозок. По оценкам экспертов Евразийского банка развития (ЕАБР), лишь 1% от общего объема грузоперевозок между ЕС и АТР проходит сегодня через международные транспортные коридоры, которые пролегают по территориям стран ЕврАзЭС (Россия, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан), тогда как миллиарды долларов прибыли от транзита товаров поглощаются морскими фрахтовыми компаниями6. Между тем, у сухопутных транзитных маршрутов есть важное преимущество – скорость доставки, которая в 2-3 раза выше, чем на морских трассах из Восточной Азии в Западную Европу, и это преимущество предстоит использовать, развивая транспортно-логистическую инфраструктуру в странах СНГ и особенно – в ЕврАзЭС..
В странах Содружества сосредоточено 10% мирового промышленного потенциала. По имеющимся оценкам экспертов Исполкома СНГ, четыре наиболее развитые страны — Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан – при условии координации своих действий и объединения усилий – уже в обозримой перспективе способны предложить мировому рынку 10-15 макротехнологий из 55 известных в мире. Это: авиационные, космические и ядерные технологии, судостроение, транспортное, химическое и энергетическое машиностроение, биотехнологии, нанотехнологии и некоторые другие, потенциальная емкость рынка которых оценивается почти в 100 млрд. долл. (2010 г.).
Совокупный ресурсный и демографический потенциал Содружества мог бы стать достаточной основой для увеличения объемов современного производства, обеспечения устойчивости экономического развития и повышения уровня жизни населения стран СНГ при условии преобладания объединительных тенденций в данном регионе. К сожалению, два последних десятилетия, начиная с момента распада СССР, в регионе преобладали дезинтеграционные тенденции, не приостановленные до сих пор. Экономическое пространство бывшего СССР подверглось фрагментации, что имело и имеет негативные последствия для всех стран СНГ.
Масштаб экономики стран СНГ и такие качественные характеристики, как показатели конкурентоспособности региона в мировом хозяйстве, не соответствуют его потенциальным возможностям. В абсолютных масштабах экономика СНГ достаточно крупная: по данным МВФ – это около 3,1 трлн. долларов (по паритету покупательной способности). Доля совокупного ВВП стран Содружества, как региональной группировки, в мировом объеме ВВП составляла в 2008 г. примерно 4,5%, что корреспондирует с долей региона в населении мира. В то же время структура производимой продукции мало конкурентоспособна на мировом рынке, за исключением группы сырьевых товаров и полуфабрикатов, а также изделий низкой степени обработки и, соответственно, с малой добавленной стоимостью. Поэтому доля СНГ в мировом товарном экспорте ниже, чем его доля в мировом производстве , а в мировой торговле услугами – и того меньше, около 2,5% по стоимости. Общий объем экспорта стран СНГ в 2008 г. приблизился к 700 млрд. долл. США, а импорта около 460 млрд. долл. Товарооборот стран СНГ увеличился в 2008 году по сравнению с 2000-м годом в 5,6 раза, в том числе оборот взаимной торговли – в 4,4 раза. Более половины своей продукции страны СНГ экспортируют в ЕС, примерно 1/5 – в другие страны Содружества и 1/10 – в азиатские государства. У России эти пропорции несколько иные: максимальный объем экспорта также идет в Европу, но доля региона АТЭС уже превысила 20%, против 14-15% доли СНГ в торговле России.
Начало нынешнего столетия было благоприятным периодом в развитии стран СНГ, которые к концу первого десятилетия независимого существования сумели преодолеть глубокий трансформационный спад 1990-х годов. Период 2001– 2007 гг. ознаменовался в регионе экономическим подъемом. Ежегодные значения показателя роста объема валового внутреннего продукта в среднем по Содружеству характеризовались положительной динамикой, причем с 2003 по 2007 годы включительно они сохранялись на высоком уровне в 7- 8%.
Росли все основные макроэкономические показатели, такие как выпуск продукции промышленного производства, инвестиций в основной капитал, розничный товарооборот, индексы потребительских цен.
Несмотря на замедление темпов роста во второй половине 2008 г. из-за влияния мирового финансово — экономического кризиса, они все еще сохранялись на достаточно высоком уровне. Прирост ВВП в среднем по СНГ составил в 2008 г. 5,5% по сравнению с 2007 г. – и это существенно выше среднемирового показателя на ту же дату — 3,1%. Однако, уже в 2009 г. страны СНГ в полной мере ощутили последствия мировой рецессии: спад производства ВВП в регионе оказался гораздо глубже (-7%), чем в среднем по странам мира (-2,2%) и чем в группе стран с развитой экономикой (-3,5%), не говоря уже о продолжавшемся росте ВВП в развивающихся странах (+ 1,9%), благодаря азиатским экономикам, а особенно – Китаю.
Регион СНГ оказался уникальным в смысле влияния на него глобального финансово-экономического кризиса. Здесь находятся как страны, минимально затронутые кризисом, так и пострадавшие более других. Так, благодаря специализации на производстве и экспорте нефти и газа и относительной закрытости национальных экономик, прежде всего, низкой интегрированности в мировые финансовые рынки, в кризисном 2009 году сохранили положительные и сравнительно высокие темпы роста (более 5%) Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан. С положительными темпами роста, хотя и существенно ниже, чем в первой тройке стран, остались также Беларусь, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Группу стран, наиболее пострадавших от мирового кризиса, возглавила Украина, где ВВП за год упал на 15% из-за высокой зависимости от внешнего финансирования, уязвимости экспортной структуры и несогласованности действий разных ветвей власти в стране, особенно в острой фазе кризиса. Сюда же можно отнести и Россию с падением в 7,9% ВВП в 2009 г., Армению (-14,4%) и Молдову (-9%). В большинстве стран региона СНГ сила влияния мирового кризиса на экономический рост определялась внешнеторговой специализацией национальных экономик, зависимостью от международных рынков капитала, степенью развитости торговых связей с Россией, размерами трудовой миграции, качеством внутренней экономической политики и др.
Первые признаки выхода из кризиса в странах СНГ наметились уже во второй половине 2009 г. Среди ряда факторов восстановления экономики основное влияние оказал быстрый рост спроса на сырьевые товары со стороны Китая. В 2010 г. рост наблюдался уже во всех странах и имел более широкую основу, чем внешний импортный спрос на продукцию из СНГ.

По данным за первое полугодие 2010-го, лидером роста ВВП среди стран СНГ стал Казахстан -8,3%, ВВП Узбекистана увеличился на 8%, Таджикистана – на 7,4%, Армении – на 6,7%, Белоруссии – на 6,6%, Туркменистана — на 6,15%, Киргизии – на 5%, Украины – на 4,9, Молдавии – на 4,7%, Азербайджана – на 3,7%. ВВП России за тот же период вырос на 2,9% по сравнению с первым полугодием 2009 года.

А вот самые свежие данные. Они вряд ли вызовут у нас большую радость.
По итогам 2011 года Россия оказалась на последнем месте среди стран СНГ по росту экономики – всего 4,3% годового роста ВВП. Ниже показатель только у Азербайджана — 0,1%. Некоторые эксперты объясняют эту тенденцию отставания России от соседей эффектом «базы», то есть низкие абсолютные показатели ВВП могут показать большой рост, поэтому бедные страны, как правило, растут быстрее, а Россия период «низкой базы» уже миновала. Но до кризиса разрыв не был столь разительным – как с ближайшими соседями, так и с партнерами по БРИКС (Бразилия, Россия, Индия и Южная Африка).

В 2011 году экономики большинства стран на постсоветском пространстве
Росли быстрыми темпами – отчитался Межгосударственный статистический комитет СНГ. Наибольший рост показала Туркмения – 14,7%. В Узбекистане экономика выросла на 8,3%, а в Таджикистане – на 7,4%, в Киргизии – на 5,7%, в Белоруссии – на 5,3%, на Украине – на 5,2%. По Казахстану, Молдавии и Армении данные обработаны только за январь – сентябрь. За этот период экономики указанных стран выросли на 7,2%, 6,7% и 4,4% соответственно.

Похожая картина и с промышленным производством. Наибольший темп роста среди стран СНГ у Армении – на 14,1%, в Киргизии – 11,9%, в Белоруссии – 9,1%, в Молдавии – 8,9% (за январь-ноябрь 2011 г.), на Украине – 7,3%, в Узбекистане – 6,3%, в Таджикистане – 5,9%. В России производство промышленной продукции в 2011 году выросло на 4,7%. Ниже российских темпы в промышленности у Казахстана – там рост составил 3,5%, а в Азербайджане отмечалось снижение на 5%.

Россия всегда уступала ближайшим соседям по темпам роста ВВП, но это отставание до кризиса не было столь разительным – на пару процентов, а не в разы, как сейчас. Не сильно проигрывала российская экономика по темпам роста и партнерам по БРИКС.
«В период между 1998 и 2008 годами российская экономика росла где-то на 8% в год, что не особо отличалось от темпов роста ВВП Индии, Бразилии и Китая. Потом был экономический и финансовый кризис 2008 года, была рецессия. Но с тех пор в Индии экономика восстановилась, в Китае здоровый рост на 9%, тогда как восстановительный рост российской экономики был на уровне 4-4,5%. Это недостаточно для такой страны, как Россия. Это сигнал, который заставляет нас сомневаться», — заявил недавно профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини в интервью «Газете.Ru».

Москва трактует статистические отчеты по-своему. В январе 2012 г. на заседании президиума правительства премьер Владимир Путин заявил, что «по росту ВВП мы занимаем третье место среди ведущих экономик мира, впереди только Китай и Индия». При этом Путин сослался на доклады МВФ, Еврокомиссии, «Global Insight», Росстата и Минэкономразвития. В Китае рост ВВП в 2011 году оценивается в 9,5%, в Индии – 7,8%. В то же время рост ВВП еврозоны составил 1,5%, США – 1,6%, привел данные Владимир Путин. По показателю роста промышленного производства Россия занимает четвертое место среди ведущих экономик мира – после Китая, Индии и Германии, добавил премьер.

Эксперты не разделили оптимизма тогдашнего главы правительства. Рост ВВП напрямую связан с инвестиционной привлекательностью страны, а в этом плане наша страна – одна из худших. Чаще всего финансовые директоры иностранных компаний заявляют в специальных опросах, что желают направлять инвестиции в Китай, США и Германию. Индия и Бразилия, наши партнеры по БРИКС, тоже оказались более востребованными для инвесторов, чем Россия.

Чистый отток капитала из российского частного сектора в 2011 году достиг 84 миллиардов долларов, тогда как в 2010-ом составлчл 34 миллиарда. Даже дорогая нефть больше не является залогом ускоряющегося роста российской экономики. Дополнительные доходы от продажи сырья были потрачены правительством преимущественно на социальные цели, на поддержание платежеспособности потребительского спроса, что, однако, было нивелировано за счет возросшего и подорожавшего импорта. В итоге приток в Россию нефтедолларов незначительно отразился на стимулировании внутреннего спроса и на росте ВВП.

Докризисные оценки удельного веса региона СНГ в мировой экономике отличались, в зависимости от методики расчетов, но, как правило, умещались в пределах 3,5 — 4,5 % от мирового ВВП. В период восстановительного роста экономик стран СНГ наметился существенный прогресс по росту ВВП: в 2000 г. совокупный ВВП стран СНГ составлял всего 1,1% от мирового (в долларах, по текущему курсу валют). По данным глобального исследования охватившего 146 стран мира, удельный вес государств СНГ в мировой экономике по объему ВВП, рассчитанному, исходя из паритета покупательной способности национальных валют, составлял 4,13% при удельном весе СНГ в численности населения мира в 4,02%. Посткризисная ситуация в мировой экономике, безусловно, скорректирует данные показатели.
В Содружестве самым крупным по размерам государством и, естественно, по своему влиянию в мире, а также лидером по многим показателям среди других стран СНГ, является Российская Федерация. Современная Россия, возникшая на месте бывшей РСФСР, оказалась существенно ослабленной после распада СССР. Территория РФ по сравнению с советским периодом уменьшилась на 24%, возникла новая проблема «разделенности» отдельных регионов (Калининградская область является эксклавом по отношению к территории РФ). Физическое сжатие территории и уменьшение экономического потенциала Российской Федерации, снижение ее политической роли в современном мире некоторые исследователи определяют как «геополитический провал 90-х годов ХХ века». Экономическое пространство России по сравнению с периодом ее нахождения в составе СССР также резко сжалось. По доле в мировом ВВП Россия к началу XXI в. находилась на 10-м месте – с удельным весом всего 2,6% в 2000 г., в то время как ВВП СССР в 1970 г. составлял 13,18% от мирового, а ВВП России (в составе СССР) – 8,07%. Советская экономика была второй в мире, после США. Благодаря последующему росту, удельный вес РФ в мировой экономике поднялся до 3, 09%, а удельный вес в численности населения оставался низким – 2,34%. В середине первого десятилетия текущего века страны СНГ располагались за Россией в такой последовательности: Украина – 0,48% (0,77%), Казахстан – 0.24% (0,25%), Белоруссия – 0,15% (0,16%), Азербайджан – 0,07% (0,13%), Грузия – 0,03% (0,07%), Армения – 0,02% (0,05%), Молдова – 0,02% (0,06%), Киргизия – 0,02% (0,08%) и Таджикистан – 0,02% (0,11%). Как видно из этой статистики, страны СНГ, кроме России, выступают на мировой арене в «легком весе», внося в глобальный валовой продукт десятые и сотые доли процента. В 2008 г. мировой объем ВВП вырос до 69,6 трлн. долл., в США – до 14,4 трлн. долл., а в СНГ – по разным оценкам от 2,9 до 3,1 трлн.долл. ( по ППС национальных валют).

В России ВВП на душу населения составлял до кризиса $11,8 тыс., что немногим больше среднемирового показателя – $8,9 тыс. По уровню ВВП на душу населения, оцененному с учетом паритета покупательной способности, Россия лидировала в рамках СНГ, но по мировым меркам занимала всего лишь 41-е место. За ней следовали Казахстан – 8,6 тыс. долл. (63-е место и Беларусь – 8,5 тыс. долл.(66-е место), чьи показатели приближены к среднемировому уровню. В остальных странах СНГ подушевой уровень ВВП был существенно ниже среднемировых показателей: на Украине – 5,6 тыс. долл. (77-е место), в Азербайджане – 4,6 (81-е место), в Армении – 3,9 (89-е место), Грузии – 3,5 (96-е место), в Молдове – 2,3 (104-е место), Киргизии – 1,7 (114-е место) и Таджикистане – 1,4 тыс. долл.(121-е место). По расчетам специалистов Всемирного банка, среднедушевой ВВП в России составлял всего лишь 28,5% от среднедушевого ВВП США, а в Казахстане и Беларуси – примерно по 20% от американского. Итак, с учетом ППС, российская экономика до кризиса была восьмой в мире (среди 146 стран), произведя 3,09% от мирового ВВП, а вместе со всеми остальными странами СНГ – 4,13%.
Доля России в глобальном экспорте к 2008 г. выросла до 2,9% (9-е место в мире, по объему – это 472 млрд. долл.), а в импорте – до 1,8% (16-е место). Крупнейшими мировыми экспортерами в тот же год оставались Германия, Китай и США. Суммарный товарооборот стран СНГ со всем миром по итогам 2008 г. составлял немалую цифру – 1триллион 183 млрд.долл., из этого взаимный товарооборот внутри СНГ – 262 млрд. долл. Общий объем экспорта стран СНГ – 716 млрд.долл, в т.ч. с государствми-участниками СНГ – 134 млрд; объем импорта соответственно – всего 467 млрд. долл. и 128 млрд. долл. В период 2000-2008 гг. торговля региона СНГ с дальним зарубежьем увеличилась более значительно (в 5,6 раза), чем товарооборот внутри Содружества (в 4,4 раза). Под влиянием кризиса объемы внешней торговли стран СНГ резко упали: в течение 2009 кризисного года внешнеторговый оборот СНГ с остальным миром сократился в среднем на 38,2%: от -24% в Киргизии до — 62,1% в Азербайджане. Также существенно уменьшилась и торговля внутри региона СНГ (- 36,5%), а внешнеторговый оборот стран Таможенного союза, согласно расчетам, сократился на 41,3%. В 1-м квартале 2010 г. на фоне роста цен на экспортируемые сырьевые товары стали проявляться первые признаки явного улучшения во внешней торговле региона СНГ. Взаимный товарообмен в этот период вырос на 29,5%, продолжая отставать по темпам роста торговли с дальним зарубежьем.
Россия в 2009 г. наращивала торговлю тоже преимущественно с дальним зарубежьем. В итоге за 1-е полугодие 2010 г. доля стран СНГ в товарообороте РФ снизилась до минимума за весь постсоветский период – 14,4% (из этого на ЕврАзЭС пришлось 8%), при одновременном росте доли АТЭС – 21,8% и ЕС – около 51%.
На фоне преимущественной ориентации торговых потоков на внерегиональные рынки, нынешние позиции стран СНГ в глобальном разделении труда неблагоприятны. Все без исключения страны СНГ заняли мало конкурентную нишу: они специализируются преимущественно на поставках необработанного сырья, топлива и простейших полуфабрикатов, а также узкой группы готовых изделий с низкой добавленной стоимостью. Международная торговля стран СНГ, как и их экономика, слабо диверсифицирована. Можно выделить несколько стран – экспортеров сырьевых товаров с высокой долей чистого экспорта в ВВП (более 20%): Азербайджан (нефть и нефтепродукты), Казахстан (нефть, нефтепродукты, продукция черной и цветной металлургии), Таджикистан (алюминий), Туркменистан (газ). Высокотехнологическая продукция в структуре экспорта обрабатывающей промышленности государств Содружества составляет ничтожные доли. Только в России, по некоторым оценкам, она приближается к среднемировому показателю (примерно 20%), но — это с учетом экспорта современных видов боевой техники и высокоточного оружия. Если «очистить» российский экспорт от военно-технической продукции, то в его структуре можно насчитать всего 5 крупных позиций высокотехнологичных товаров гражданского назначения, на долю которых по стоимости приходится лишь 1% экспорта, или 1,91 млрд.долл из 188,8 млрд. долл. (данные за первое полугодие 2010 г.). Это: средства вычислительной техники (47 млн. долл.); приборы оптические, измерительные, медицинские и др. ( 545 млн.долл.); станки для обработки металлов ( 56 млн.долл.); двигатели турбореактивные и турбовинтовые ( 507 млн.долл.); оборудование и комплектующие для АЭС ( 757 млн.долл.).
Еще одна проблема участия стран СНГ в международной торговле связана с хроническим отрицательным сальдо текущего счета платежного баланса у ряда стран, что требует привлечения значительных внешних инвестиций.
По уровню конкурентоспособности экономик, государства СНГ находятся в нижней части рейтингов, ежегодно составляемых Всемирным экономическим форумом в Давосе. В 2005 г. среди 117 стран мира государства СНГ занимали места, начиная с 61-го (Казахстан) по 116-е (Киргизия), при этом Россия располагалась лишь на 75-й позиции. К 2007 г. ряду стран удалось заметно улучшить свои позиции в глобальной экономике: Россия переместилась в общем рейтинге конкурентоспособности на 58-е место, Азербайджан – на 66-е, Украина – на 73-е; Казахстан сохранил 61-ю позицию, Узбекистан занял 62-е место. В то же время Грузия, Армения и Молдова в этом рейтинге опустились «вниз» – соответственно на 90-ю, 93-ю и 97-ю позиции, а Таджикистан и особенно Киргизия оказались в конце списка – на 117 и 119 местах. (В рейтинги не включены Белоруссия и Туркменистан; в отдельные годы не участвовали Грузия, Молдавия, Узбекистан и Украина)

В результате финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. конкурентные позиции большинства стран СНГ резко ослабли. В индексе глобальной конкурентоспособности (WEF) за 2008 г. среди 131 государства Россия заняла 58-е место, а по итогам 2009 и 2010-2011 гг. была только на 63 месте. В 2010 г. из государств СНГ единственным государством, оказавшимся выше России в рейтинге, стал Азербайджан – на 57-м месте, хотя и утратил более высокую позицию по сравнению с 2009 г.

Россия – лидер региона СНГ, занимает весьма низкие места и в других международных рейтингах, оценивающих глобальную конкурентоспособность. В рейтинге Международного института менеджмента ( г. Лозанна, Швейцария — индекс IMD), включающем 55 стран, Россия заняла в 2008 г., до пика финансового кризиса в стране, всего лишь 47-е место.В рейтинге конкурентоспособности IMD за 2009 г. Россия оказалась в хвосте списка, заняв 51-е место из 58 возможных позиций, что дает худший результат с 2006 г. В группе стран БРИКС Россия оказалась ниже всех, тогда как Китай занял 16-ю, Индия – 31-ю, а Бразилия 38-ю строку соответствующего рейтинга. Низкая международная конкурентоспособность России – одна из причин торможения интеграции в Евразии, так как притягательность главного регионального игрока недостаточно высока.
Анализ внешнеторговых и макроэкономических последствий финансово-экономического кризиса показал, что влияние России на экономику других стран постсоветского региона снижается.
К такому выводу пришли, в частности, эксперты Центра макроэкономических исследований Сбербанка (группа под руководством Ксении Юдаевой). Традиционно считалось, что существует очень сильная связь между Россией и СНГ, прежде всего по торговым потокам, однако за последние 10 лет доля России в экспорте многих стран СНГ заметно сократилась. Кроме того, по данным экспертов, последний по времени кризис в РФ практически не повлиял на динамику показателя экономического роста соседних стран. Так экономики Азербайджана, Узбекистана и Туркмении в 2009 г. сохранили высокие темпы роста (9,3%, 8,1% и 6,1% соответственно) не только из-за слабой вовлеченности в мировой финансовый рынок, но и из-за начавшегося во второй половине года роста спроса со стороны Китая. Сырьевые экспортеры Казахстан (нефть), Киргизия (золото) и Таджикистан (алюминий) всего лишь снизили темпы роста, но он остался положительным во многом из-за восстановления цен на сырье. Молдавия и Армения пострадали от спада инвестиций, от которых зависели строительный сектор (сократился на 50% в Армении) и промышленность (-22% в Молдавии и -9,9% в Армении). Белоруссия, перерабатывающая российскую нефть, полгода работала на склад. Украина, как и Казахстан, пережила банковский кризис, усугубленный падением спроса и цен на металлы. Несколько иная ситуация сложилась в сфере трудовой миграции, но из-за существенного снижения взаимосвязей в торговле, очевидно, что Россия ослабила свои позиции как ведущий партнер, хотя еще и остается таковым для остальных стран СНГ. Ключевым торговым игроком и для СНГ, и для России, и для всего мира становится Китай.
Вывод зарубежных и российских экономистов совпадает: в настоящее время конкурентоспособность России находится на недостойном такой страны уровне. Располагая огромной территорией, всеми необходимыми природными богатствами, интеллектуальным потенциалом и достижениями в развитии науки, техники и культуры, наша страна из индустриальной державы трансформировалась в рядовое в экономическом плане государство. Сегодня РФ занимает сегмент всего лишь 0,5% мирового рынка наукоемкой продукции (данные IMD – 2009). Россия очень сильно отстает в процессе внедрения инноваций.
В то же время Россия и другие страны СНГ занимают отнюдь непрестижные высокие позиции в рейтингах уровня развития теневой экономики и распространения коррупции, что свидетельствует о криминализации значительной сферы экономики и политической жизни новых независимых государств. Теневая экономика, по разным оценкам, составляет 25-50% ВВП России. Нижние уровни – оценки Счетной палаты и Правительства РФ, верхние – независимых аналитиков и международных организаций. Основным источником поддержки, роста и финансирования теневой экономики является коррупция, получившая в трансформационный период широкое развитие в регионе. Согласно исследованиям международного общественного движения по противодействию коррупции – Transparency International, Россия занимала в 2005-2006 гг. 126-127 место (из 159-163 стран соответственно) в рейтинге «Индекс восприятия коррупции» (Corruption Perceptions Index). Страны СНГ входят в группы средней и высокой коррупции. К 2007 г. Россия опустилась в рейтинге со 126-го на 143-е место. Казахстан, Белоруссия, Азербайджан, Киргизия, Туркмения и Узбекистан — между 150-м и 175-м местами, Украина — 118-е место.
В странах СНГ за годы реформ все еще не созданы нормальные условия для легального занятия бизнесом и отсутствует благоприятная рыночная среда.
В мировых рейтингах по инвестиционной и предпринимательской привлекательности Россия, например, также занимает последние позиции. Это связано с низким уровнем экономической свободы, с коррупцией и криминализацией экономики. В рейтинге Всемирного банка и Международной финансовой корпорации за 2006 г. Россия занимала 79-е место среди 155 государств, по привлекательности для ведения бизнеса.

В рейтинге по качеству жизни населения Россия занимает 105-е место из 111 стран. Высокое качество жизни – основная цель развития экономики и общества, а одновременно – главный результат экономической политики государства. По продолжительности жизни населения Россия на 118-м месте в мире. В 2010 г. журнал Newsweek опубликовал рейтинг стран мира с лучшими условиями для жизни, на основе анализа ситуации в 100 государствах. Из СНГ лидирует Украина (49), затем идет Россия (51) Белоруссия (56), Казахстан (61) и Азербайджан (69).
Несмотря на высокие темпы роста во многих странах СНГ в период до 2007 года, ситуация с уровнем жизни населения остается достаточно сложной. При этом ряд стран (Азербайджан, Армения, Казахстан) демонстрировали до последнего времени устойчивую положительную динамику, а остальные страны (Киргизия, Молдова, Украина) отставали по темпам развития от средних темпов по СНГ.
Согласно приведенным показателям, страны СНГ относятся к группе «периферийных» государств в мировой экономической системе, которым еще предстоит решать задачи комплексной модернизации экономики и общественной жизни, демократизации политических систем в соответствии с требованиями XXI века.
Напрашивается вывод о том, что огромная территория и совокупный ресурсный потенциал региона СНГ в сочетании со слабой экономической позицией стран СНГ, в том числе и России в мировой экономике делают регион ареной острой геоэкономической и геополитической конкуренции, а также объектом притязаний внешних игроков.
В 1990-е гг. ХХ в. Россия и другие страны СНГ решали задачи выживания собственной экономики и своего населения, минимизации потерь от трансформационного кризиса, в том числе, пытаясь преодолеть промышленный спад за счет восстановления региональных хозяйственных связей. В новом тысячелетии перед Россией встала задача обеспечения качества экономического роста, для решения которой могут быть использованы новые кооперационные связи с государствами Содружества, но при обязательном условии обеспечения производства конкурентоспособной на внешних рынках продукции. В настоящее время на мировых рынках представлены немногие крупнейшие российские компании: только три из них – Газпром, ЛУКойл и РАО ЕЭС – в 2008 г. вошли в список 500 крупнейших компаний мира по объему доходов. Глобальная конкурентоспособность ассоциируется в первую очередь с деятельностью крупных, как правило, транснациональных корпораций. В 1990-х годах на мировых рынках наблюдался «взрыв» активности таких компаний. Если в 1980-х число материнских компаний американских транснациональных корпораций увеличилось на 71, а дочерних компаний – на 600, то в следующем десятилетии их количество увеличилось на 500 и 4000 соответственно. Ведущие российские компании, несмотря на их видимый рост в последние годы, все еще значительно отстают от западных корпораций как по капитализации, так и по объемам оборота.

Несмотря на некоторый прогресс, по сравнению с периодом 1990-х годов, Россия с ее «экономическим весом» и качеством современной экономики, конечно, не может претендовать на принадлежность к группе лидеров в мировом хозяйстве. Глобализующийся мир XXI века держится на «трех китах» — экономических макрорегионах. Доля ЕС в мировом ВВП составляет около 20%, макрорегиона Северной Америки (НАФТА) – примерно 25%, доля Азии превысила 35% и продолжает расти высокими темпами. В формирующемся многополярном мире складываются четыре главных центра научного прогресса – США (35% мировых расходов на НИОКР по паритету покупательной способности, Евросоюз (24%), Япония и Китай (примерно по 12%). Российская Федерация в группу лидеров не входит, на ее долю приходится менее 2% мировых расходов на НИОКР (менее1% по обменному курсу). Россия отстает от США по расходам на НИОКР в 17 раз, от ЕС – в 12 раз, от Китая – в 6,4 раза и от Индии – в 1,5 раза. Огромные доходы, полученные от экспорта энергетических ресурсов в начале прошлого десятилетия, не были использованы для диверсификации и модернизации российской экономики. Сохраняется сырьевая специализация и соответственно – сильная зависимость от конъюнктуры мирового рынка, что четко подтвердил нынешний кризис: падение ВВП в России оказалось самым глубоким среди стран «большой двадцатки».

Внешнеэкономическая стратегия России в XXI веке должна быть в первую очередь направлена на изменение места России в мировой экономике как поставщика сырьевых товаров – «сырьевого придатка Запада», зависящего от импорта не только передовых технологий, но и самых необходимых для населения товаров – продовольствия, медикаментов, одежды и обуви.
Встает вопрос, какую роль в решении этой задачи могут сыграть соседние страны СНГ? Насколько эффективным ресурсом повышения конкурентоспособности национальной экономики России может стать региональная интеграция в рамках именно постсоветского пространства, и как этот макрорегион впишется в структуру международных экономических отношений?
В научном плане однозначного ответа на этот вопрос все еще нет. При разработке долгосрочной экономической стратегии России в отношении СНГ не вполне проясненным остается вопрос о том, какую роль бывшие республики могут сыграть в процессе модернизации и экономического роста РФ, в улучшении ее конкурентных позиций на мировой арене. Многое зависит от обоснованного выбора общей стратегии внешнеэкономических связей РФ, от позиционирования страны в координатах «глобализация – регионализация».
В научной среде можно условно выделить три основных подхода к выбору внешнеэкономической стратегии России, а в этих рамках – разные оценки роли региона СНГ. Условно назовем их «глобализм», классический, или «закрытый регионализм» и «открытый регионализм», иногда именуемый как «новый регионализм».
«Глобализм» отдает предпочтение глобальному вектору развития страны, ориентиру на мировой рынок, на «золотой миллиард» человечества, с упором на отношения с высокоразвитыми странами Запада. Сторонники этой стратегии для России считают необходимым включаться в мировую экономику XXI века на основе глобальных критериев развития. По их мнению, страна должна двигаться по пути скорейшей адаптации национального хозяйства к условиям постиндустриальной эпохи, повышать конкурентоспособность в сотрудничестве с наиболее развитыми странами, становиться привлекательной для иностранных инвестиций и крупных транснациональных корпораций. Такой подход к выбору внешнеэкономической стратегии предполагает максимальное открытие национальной экономики, широкое участие России в международных экономических и финансовых организациях – ВТО, МВФ и т.п., либерализацию хозяйственной жизни внутри страны, модернизацию России даже ценой высоких социальных издержек и «шоков» для населения.
В стратегии «глобалистов» региону СНГ (без России) отводится маргинальная роль, во-первых, как «технологической периферии», и, во-вторых, из-за его мизерной доли в мировом хозяйстве (около 1% в мировом ВВП и 0,8% в мировой торговле). Тезис о необходимости экономической интеграции именно с этими странами подвергается серьезному сомнению, а проект создания регионального союза постсоветских государств характеризуется не иначе как «заповедник отсталости».
Сторонники усиления глобального вектора в развитии России предлагают как можно скорее отказаться от любых преференций партнерам по СНГ, считая донорские функции России «пережитком» союзного прошлого. Соответственно в экономической политике предлагается отныне строить отношения с постсоветскими государствами преимущественно на двусторонней основе и на условиях, приближенных к нормам ВТО, вести взаимную торговлю исключительно по мировым ценам и тарифам, выдавать кредиты соседним странам условиях международных финансовых рынков.
«Регионализм», наоборот, приводит аргументы в пользу важности усиления региональной составляющей внешних связей РФ. Без создания собственной региональной группировки Россия, с ее сокращающимся населением и сжавшейся территорией самостоятельно не справится с задачей устойчивого роста и не сможет в сжатые сроки осуществить технологическую модернизацию. С позиций теории экономического роста важно сохранить неплохо освоенный региональный рынок, расширить экономическое пространство России до некоего оптимального масштаба, с учетом современных тенденций развития мировой экономики в сторону формирования международных «макрорегионов» и «интегрий».
По мнению «регионалистов», России крайне необходим свой макрорегион на пространстве Евразии, сформированный при ее лидирующей роли. Без этого дальнейшее участие в глобальной экономической системе на благоприятных условиях невозможно, так как в одиночку Россия не сможет преодолеть свое «сырьевое проклятие». В современном мире конкурируют не отдельные страны, а их мощные группировки.
Необходимость создания регионального союза вокруг России объясняется не только экономическими задачами, но также и вопросами обеспечения национальной безопасности страны в условиях полупрозрачных границ и повышения ее международного престижа. Современные тенденции геополитического передела постсоветского пространства, явного формирования «буферной зоны» вокруг России, размещения военных баз по периметру ее территории, сопротивление Запада любым ее попыткам тесной интеграции со странами СНГ подтверждают стратегию регионализма аргументами «от противного». В среде сторонников интеграции постсоветского пространства популярна концепция евразийства, как идеологическая и цивилизационная основа модели региональной интеграции России с другими странами СНГ.
При таком подходе к выбору общей внешнеэкономической стратегии постсоветское пространство рассматривается на данном этапе – как приоритетное направление внешних связей РФ, но не по фактически достигнутым результатам (они, как показано выше, не слишком впечатляют), а с учетом перспективного значения региона для развития страны. Рынок СНГ в концепции «регионализма» рассматривается как расширенный рынок России, он необходим для развития обрабатывающих отраслей промышленности, для исправления накопленных структурных деформаций в отечественной экономике. Это также важнейший источник трудовых и природных ресурсов, потенциальный ареал экспансии российских ПИИ. Пространство СНГ – не только рынок сбыта для российских товаров и услуг, но и территория, по которой пролегают транспортные транзитные коридоры для торговли с третьими странами.
Реализовать стратегию регионализма в евразийском регионе предлагается путем формирования интеграционной группировки с государствами-союзниками РФ из числа стран СНГ. На первых этапах — на основе коллективного протекционизма, то есть в форме создания таможенного союза (ТС) с наднациональными органами. ТС внутри СНГ должен стать «ядром» региональной экономической интеграции, инкубатором новых технологий, только в этом случае его создание оправданно. В подходе регионализма признается чрезвычайная важность системы взаимных экономических преференций в рамках региональной группировки и необходимость крупных целевых государственных расходов в интеграционный проект.
«Открытый регионализм» — это некий третий путь развития России в глобальной экономике. Он обосновывает целесообразность сохранения объективно сложившейся в переходный период многовекторной стратегии внешних связей, Это подразумевает возможность участия России одновременно в нескольких региональных объединениях. Такой подход, во-первых, учитывает инерцию нынешней «трехчленной» структуры внешних связей РФ, и, во-вторых, основывается на теоретических положениях региональной экономики. Столь крупную страну, как Россия, протяженную в широтном направлении, предлагается рассматривать не в качестве точечного, а в качестве пространственного объекта мирохозяйственных связей. Специальные исследования по региональной экономике показывают, что регионы России по-разному включены в международное разделение труда, и этот факт нельзя не учитывать в стратегических подходах к внешним связям.
«Открытые регионалисты» скорее скептически, чем позитивно оценивают возможности постсоветского пространства (регион СНГ) для осуществления Россией модернизационного проекта, хотя и не отрицают значения ресурсного потенциала этого региона в решении экономических и социальных проблем нашей страны. Тем не менее, предпочтение все-таки отдается глобальному вектору развития РФ и всесторонней активизации сотрудничества с ведущими региональными группировками мира (ЕС, АТЭС).
Регион СНГ в концепции открытого регионализма — не приоритетный (как у классических «регионалистов»), но и не маргинальный (как у «глобалистов») вектор внешнеэкономических связей. Это — одно из направлений сотрудничества, в разной степени важное для разных регионов России. Считается, что для России региональный союз со странами СНГ во многих отношениях важен, но наряду с равнозначным участием в других союзах – РФ-ЕС, РФ-АТЭС, членство в ШОС, поскольку в эпоху глобализации крупной стране нельзя замыкаться в рамках узкого региона. И реалии таковы, что постсоветское пространство давно уже не зона особого влияния России, а страны СНГ находятся под притяжением разных центров силы и проводят точно так же, как и Россия, многовекторную политику.
Необходимость региональной интеграции, тем не менее, «открытыми регионалистами» не отрицается. Принципиально важным моментом в этой концепции следует считать иной подход к выбору модели региональной интеграции: целесообразным признано только создание многосторонней зоны свободной торговли России со странами СНГ, тогда как необходимость региональных экономических союзов протекционистского типа, закрытых от внешних участников (как, например, Таможенный союз) отрицается. Регион СНГ в этой долгосрочной стратегии рассматривается преимущественно как пространство взаимодействия хозяйственных субъектов разного уровня «по горизонтали». Позитивно оцениваются различные формы корпоративной интеграции «снизу», на уровне бизнес-структур, трансграничные связи регионов и т.п., любые формы экономического сотрудничества, создающие общее экономическое пространство (ОЭП) рыночного типа.
Открытый регионализм предполагает широкую либерализацию хозяйственной жизни на постсоветском пространстве, что должно, по идее, вести к созданию неких «мягких форм» квазиинтеграции стран СНГ с группировкой ЕС и с региональным форумом АТЭС.
В русле концепции «открытого регионализма» часто выдвигается идея развития евро-азиатской трансконтинентальной кооперации, в системе которой ареалу СНГ отводится роль своеобразного моста между Западом и Востоком. В качестве главной модели реализации этой стратегии предлагается модель «проектного» сотрудничества России, стран СНГ и всех заинтересованных государств Европы и Азии, на обширном пространстве Евразии.
Как видно из краткого перечисления разных научных подходов, проблема выбора той или иной стратегии России по отношению к странам СНГ отнюдь не тривиальна. В научном плане , как правило, высказываются сомнения в принципиальной возможности сочетания разных внешнеэкономических стратегий, в том числе – региональной интеграции России со странами СНГ, стратегического партнерства с Евросоюзом (ставшая опять популярной концепция Общего европейского экономического пространства) и стратегического партнерства с Китаем в рамках организации ШОС.
В практическом плане Россия действует в настоящее время довольно противоречиво, выстраивая региональное сотрудничество с соседними государствами СНГ одновременно в русле нескольких обозначенных выше стратегий, и проводя, как и ее соседи, многовекторную политику.
По нашему мнению, наиболее реалистичным подходом может быть диверсифицированная внешнеэкономическая политика России, в которой необходимо преодолевать «европейский флюс», усиливая симметрию внешнеэкономических связей, с упором как на «восточный (азиатский) вектор», так и на «вектор СНГ».
Улучшения собственных позиций в мировой экономике Россия сможет достичь, только сумев стать своего рода магнитом, притягательным для стран — соседей в постсоветском регионе. Сотрудничество с ней должно вести к повышению выгод от участия в глобальном разделении труда для всех стран формирующейся региональной группировки. Это очень сложная задача, лимит времени для выполнения которой практически исчерпан. Нам представляется, что обеспечить лидерство России в регионе СНГ возможно было бы только ценой мобилизации всех внутренних ресурсов для модернизации национальной экономики собственными силами. И только на этой основе можно предлагать соседним странам участие в совместных проектах, которое создавало бы крепкую систему новых привязок внутри функционального макрорегиона – через механизмы производственно-технологической кооперации, внедрения единых технических стандартов, общую научно-техническую политику и совместную собственность (обмен активами предприятий, создание корпораций и т.п.), а также через глубокую финансовую кооперацию и формирование региональной резервной валюты. Нужно целенаправленно создавать «позитивные взаимозависимости» в экономике РФ-СНГ, на общей технологической основе, именно через них пойдет сращивание национальных хозяйств.
В случае успеха проекта региональной экономической интеграции в том или ином виде, на постсоветском пространстве в перспективе может сложиться особая модель евро-азиатского регионализма, встроенная в систему транснациональной кооперации.
В сложившейся ситуации мировой турбулентности, роста глобальных рисков и неопределенности у России, как государства, и у российской политической и интеллектуальной элиты пока еще остаются шансы позитивного позиционирования на постсоветском пространстве. Необходимо четко сформулировать, чего мы хотим от стран СНГ, и что можем предложить соседям для улучшения коллективных позиций в глобальной экономике.
Лидия Косикова,
кандидат географических наук
ведущий научный сотрудник Института Экономики РАН