НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > СОЮЗНИКИ > Конфликты Союзов журналистов – переход на личности

Конфликты Союзов журналистов – переход на личности

Хотя на практике переход в состав Союза журналистов России (СЖР) многих региональных отделений оказался прост, а федерального влияния они не ощущают, петербургский союз по-прежнему не хочет входить в эту «вертикаль власти» организации, к которой не прислушиваются. Но то, что уже называют войной, – всего лишь конфликт мировоззрений двух людей – считает зампредседателя московского регионального подразделения СЖР Лариса Шамикова.

nZ6T75sJ5Непростая ситуация в отношениях трех Союзов журналистов – России, Петербурга и Москвы – сложилась после того, как на съезде СЖР в 2008 году из его устава согласно закону «Об общественных объединениях» было исключено ассоциированное членство и всем региональным союзам было предложено стать частями СЖР. Московский Союз сразу категорически отказался, в отношении Петербурга проблема обнажилась только в 2013 году, когда СЖР отказался продлевать и выдавать международные пресс-карты (признаются частью стран удостоверением журналиста, дают расширенный доступ к информации и некоторые льготы).

Одна из главных претензий Союза журналистов Санкт-Петербурга и ЛО к СЖР, как объяснила Лениздат.Ру председатель Людмила Фомичева, – сложная и ненужная процедура роспуска организации, создания новой, а также, как было озвучено ранее, – частичная потеря самостоятельности. Тем не менее изменили устав согласно новым требования Союза журналистов России подавляющее большинство (более 70) региональных союзов. Как рассказали Лениздат.Ру их представители, никаких технических сложностей это не вызвало, а Союз журналистов по-прежнему не вмешивается в региональные дела.

Претензии, озвученные Людмилой Фомичевой в адрес руководства СЖР, возмутили заместителя председателя Московского отделения СЖР (МГО СЖР), ранее – секретаря СЖР Ларису Шамикову. По ее мнению, обвинения в создании сложных процедур и давлении не имеют оснований, а позиция региональных союзов и в частности МГО СЖР в СМИ освещается недостаточно.

«Все заявления о том, что это так сложно, что нужно ехать в Москву, распускать организацию, – это стопроцентная дезинформация, – рассказала Лениздат.Ру Лариса Шамикова. – Все региональные организации начали приводить свои уставы в соответствие с законодательством РФ, и только Союз журналистов Москвы в лице господина Гусева от этого публично отказался».

Перерегистрация региональных союзов страны шла пять лет. «Как человек, который этим занимался, я могу сказать, что это совсем не сложно, – утверждает Лариса Шамикова. – В устав добавляются нужные слова (на сайте СЖР есть образцы). Потом текст обсуждается и утверждается на общем собрании организации. Затем устав сдается в Минюст, что делается за одно посещение. Через несколько месяцев по почте приходит извещение о регистрации. Отделения Минюста есть в каждом регионе, в Москву за этим никто не ездит».

Как рассказывает председатель Союза журналистов Краснодарского края Вячеслав Смеюха, организации переход дался «сложно психологически», «но что касается дела, то все шло по накатанной колее». Новый устав приняли на конференции с теми дополнениями и поправками, которые внесло региональное министерство юстиции.

«Мы считаем, что мы работаем с СЖР, и они с нами работают, но работа эта упирается только в одно русло – прием-получение билетов и членские взносы, – сообщил Лениздат.Ру Смеюха. – Больше я никакой особой работы не вижу. Тем не менее, хотя нам не нравится, как руководят Союзом журналистов России, мы верой и правдой за него». Во внутреннюю деятельность регионального союза, как отмечает председатель, СЖР никак не вмешивается.

Председатель Союза журналистов Ставрополья Василий Балдицын подтверждает, что процедура перерегистрации была легкой, разгонять или упразднять ничего не пришлось. Устав приняли на конференции, следом его подписал председатель СЖР Всеволод Богданов и утвердил Минюст. Единственным изменением стало то, что заново пришлось провести процедуру избрания руководства. «Во взаимоотношениях с Союзом журналистов России региональная журналистика никакого давления не испытывает, – подчеркивает председатель в разговоре с Лениздат.Ру. – Делаем что хотим, ведем себя как хотим. А когда проходят какие-то федеральные акции, мы подключаемся, потому что сила  – во множестве». Легкий с юридической точки зрения переход и отсутствие влияния федерального союза на региональные структуры подтвердила Лениздат.Ру и Ольга Закорюкина, руководитель организационного отдела свердловского Союза журналистов.

Вертикаль неразвивающейся власти

Впрочем, как считает заместитель председателя СЖ СПб и ЛО Андрей Ершов, это еще не показатель безопасности и независимости. «Идет выстраивание личной вертикали власти, и нам это не очень нравится, – объяснил Андрей Ершов Лениздат.Ру. – Господин Богданов является председателем Союза журналистов России уже 20 лет. О чем это говорит, что это нормальная демократическая структура? У нас за последние годы три председателя сменилось. Мы готовы обсуждать, мы готовы защищать друг друга».

Теоретически петербургский союз мог бы влиться в СЖР, но на сегодняшний день никакой необходимости в этом нет, – замечает гендиректор «НТВ-Петербург» Петр Годлевский, который входит в правление СЖ СПб и ЛО. «Во-первых, сильные мира сего на Союз журналистов России внимания не обращают, во-вторых, сам он во главе с Богдановым в своем развитии, мягко говоря, затормозился. Если человек возглавляет организацию едва ли не с 1991 года, неизбежны застойные явления, это мы знаем не только по Союзу журналистов. И, наконец, я не хотел бы, чтобы от моего имени и от имени журналистов Петербурга говорили бы люди, которых мы не избирали с 2008 года».

Для медиасообщества и в целом для страны полезно сосуществование самостоятельных союзов журналистов и других общественных организаций, которые могут по каким-то вопросам консолидироваться, а по каким-то – выступать самостоятельно, считает Годлевский. «Но вот это маниакальное стремление Богданова говорить от имени всех журналистов страны – оно меня пугает, – замечает Петр Годлевский. – Потому что возглавлять организацию столько лет и довести ее до такого состояния, что ставится вопрос, останется у нее имущество или не останется, не решены юридические вопросы, – это такой стиль руководства, под крыло которого нам вряд ли стоит стремиться». В то же время, замечает Годлевский, каких-то глобальных успехов организации не видно. «Если бы Союз журналистов России за время правления Богданова по эффективности превратился бы в Amnesty International или в Greanpeace, тогда да, я бы снял шляпу и записался бы туда первым,– соглашается он. – Координация и кооперация журналистских организаций, на мой взгляд, сегодня более важна, чем вступление всех союзов журналистов в один Союз».

Оказались «нигде»

Но, как оказалось, в то время пока Союз журналистов Москвы, как и Союз журналистов Петербурга, отказались вступать в СЖР, в затруднительной ситуации оказались те журналисты, которые вступали в федеральную организацию «напрямую», минуя региональную. «Когда Союз журналистов Москвы отказался перерегистрироваться, мы оказались «нигде». Мы нигде не были поставлены на учет, наши удостоверения потеряли свое значение», – рассказывает Лариса Шамикова Лениздат.Ру. По ее данным, таких «потерянных» в Москве оказалось около 8 тысяч человек. Кроме того, и другие московские журналисты выразили желание оставаться членами СЖР. И осенью 2012 года секретариат СЖР согласился основать московское городское отделение организации. Сейчас, по сведениям правления союза, в нем уже состоит 3,5 тысячи человек, еще 4 тысячи заявок пока находятся на рассмотрении. При этом, по словам Шамиковой, есть тенденция вступления петербургских журналистов (если они так или иначе сотрудничают с московскими СМИ в течение трех лет) – это снимает проблемы пресс-карт, которые членам СЖ СПБ и ЛО как отдельной организации СЖР больше не дает и не продлевает.

Потому слова председателя СЖ СПб и ЛО Людмилы Фомичевой о том, что во вновь созданном Московском отделении СЖР «несколько десятков» «фрилансеров и пенсионеров», не только оскорбительны по форме, но и не соответствуют действительности по содержанию, считает Лариса Шамикова. «Это недопустимое, пренебрежительное отношение руководителя большой журналистской организации к коллегам, которое красноречиво показывает уровень ответственности за свои слова, – возмущается заместитель председателя. – Начинаем говорить, что пенсионеры и фрилансеры как члены союзов журналистов – это плохо и непрестижно, в обществе сразу множится уничижительное отношение к организации. Объясним, что фриланс – это здорово, это реальная свобода высказывать собственное мнение, независимое от работодателя, – и будет другое отношение».

При этом, замечает Лариса Шамикова, большое сомнение вызывает декларируемая численность Союза журналистов Москвы под руководством Павла Гусева – 15 тысяч человек. «Я не берусь утверждать, сколько сегодня на самом деле реальных членов СЖМ, но я знаю откуда взялось такое число, — рассказывает заместитель председателя. — В начале 90-х из московского отделения Союза журналистов СССР забрали картотеку и автоматически записали всех московских членов СЖ СССР в Союз журналистов Москвы. Многие об этом даже не знали, и сейчас некоторые московские журналисты считают, что членство в СЖМ автоматически означает членство и в СЖР, что, к глубокому моему сожалению, уже несколько лет совсем не так».

Конфликт мировоззрений

В целом же Лариса Шамикова подчеркивает: «военная» лексика тех СМИ, которые освещают развитие взаимоотношений СЖР, Союза журналистов Москвы под руководством Павла Гусева и СЖ СПб и ЛО, неуместна. «Меня расстраивает, что используются эти слова – «раскол», «конфликт», «война», – объясняет журналистка. – Ну как может быть война между членами наших союзов, за что? Мне кажется, что это специальный политтехнологический прием для разъединения профессионального сообщества. Мы же знаем друг друга не один год, дружим между собой, общаемся и помогаем практически».

Проблема «проще и глубже», считает Лариса Шамикова. «Столкнулись журналистика и медиарынок, – объясняет заместитель председателя. – Если Союз журналистов России – это организация журналистов, даже если там главные редактора, то в первую очередь они защищают чисто журналистские интересы. Но Гусев представляет собой другую сторону – собственников, владельцев. Он владеет огромной частной коммерческой собственностью, и его цель – получение прибыли за счет любой своей деятельности. Все это вопрос того, какое общество готова поддерживать журналистика – гражданское общество, или общество потребления».

Павел Гусев, главный редактор, издатель и владелец газеты «Московский комсомолец», специальных еженедельных выпусков «МК» на Украине, в Белоруссии, Латвии, Казахстане и Киргизии, газет «В Новом Свете» в США, «Русского израильтянина» в Израиле, «Нашей газеты» в Канаде, внедрял издание «МК-регион» более чем в 64 регионах России, как рассказывает Лариса Шамикова. «Тогда большинство региональщиков его не поддержало, потому что понятно, что начинается, когда на местный рынок приходит столичный бизнес, — объясняет журналистка. — Регионы Гусеву не сдались, что не умерило его амбиций федерального ньюсмейкера».

Все остальное, считает одна из руководителей Московского отделения СЖР, – личный выбор тактики PR-технологий для привлечения внимания. «Павел Гусев не стесняясь ведет разговор бездоказательно, подчас противоречиво и с личными оскорбительными выпадами критикует Богданова и его «небольшую команду». А небольшая команда – это члены Федеративного совета СЖР, более 100 человек. При этом в ответ – максимально сдержанные и корректные комментарии Богданова. Вся полемика затеяна, чтобы сформировать мнение, мол, общественные журналистские организации никому не нужны – это стандартный прием. Поэтому и выбран такой унизительный формат, чтобы опуститься до «трамвайного уровня» и еще раз опустить журналистику».

Гусев как крупный медиамагнат и собственник СМИ не может представлять интересы журналистов, считает Шамикова. «Вы можете представить в этой роли представителя народных интересов, например, Руперта Мердока? К Всеволоду Богданову может быть много вопросов по организации работы СЖР, в том числе и у меня. Но его путь в профессии, отношение к ней такие же, как у большинства членов СЖР. Его интересы чисто журналистские, он сам был журналистом, он никогда не был собственником».

Впрочем, сам Павел Гусев замечает, что борьбой за определенные интересы занимаются все без исключения Союзы журналистов. «Сегодня делить на главных редакторов и обычных журналистов неэтично, потому что нет структуры, которая представляет обычных журналистов, – рассказывает Лениздат.Ру председатель СЖМ, – Союз журналистов России представляет интересы всех руководителей средств массовой информации регионов. И в СЖР, и в других союзах присутствует немало собственников. А учитывая, что 85% всех СМИ в стране принадлежит государству, отдельными редакторами, которые являются собственниками СМИ, надо гордиться и беречь их как зеницу ока».

Катерина Яковлева

Источник: lenizdat