Sunday, February 25, 2018
НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ИНТЕРВЬЮ > Запрещенное интервью Эдуарда Багирова

Запрещенное интервью Эдуарда Багирова

60Последние годы стараюсь не давать им интервью, ибо там, кажется, совсем не осталось ни одного СМИ, которое не прогнула бы под себя администрация Алиева, а с этими ребятами мне не по пути — там средь бела дня режут писателей, сажают оппозиционных блоггеров и вводят народ в состояние лютой, звериной ненависти по отношению к армянам — все СМИ заняты этим в круглосуточном режиме.

Но некий Вугар Гасанов из Vesti.az был вежлив, обходителен и предупредителен, да и в моей памяти еще жили воспоминания о былой респектабельности этого ресурса в ту эпоху, когда в Азербайджане еще можно было встретить вменяемого или хотя бы честного журналиста.

Интервью, а точнее то, что он из него нарезал и сляпал, вышло 2 октября. Здесь отмечу, что мои письменные (а оно было именно письменное, всякие джинглы «перебивая» и прочую ересь высосал из пальца уже он сам) интервью не нуждаются ни в какой обработке, и тем более в том, чтобы что-то из них вырезать. Но уж конечно, там не смогли пропустить в адекватном виде интервью человека, который признаёт, что геноцид армян был геноцидом. И попытались сделать из меня полувнятного болвана, коими в достаточной степени являются сами. Поэтому пришлось потратить время, залезть в фейсбук и поднять оригинал этого интервью, который вы без труда сможете прочитать.

Вугар Гасанов: Эдуард, заранее скажу, что я слежу за вашим творчеством и деятельностью. Прошу прояснить один вопрос — Вы сами считаете себя азербайджанцем?

Эдуард Багиров: Разумеется. Мой отец был азербайджанцем, и я отлично ощущаю это на себе. Но следует помнить, что в Азербайджане я был всего три раза в жизни, и мать у меня русская, поэтому в полной мере стопроцентным азербайджанцем я себя, конечно, считать не берусь. Я носитель сразу двух великих культур — славянской и исламской.

И трудно носить в себе эти две культуры? )

Да, порой бывает нелегко ) Иногда они довольно чувствительно сталкиваются друг с другом. Но я уже привык.

Эдуард, в Азербайджане с большим беспокойством восприняли ваше заявление о «геноциде» армян? Вы действительно считаете, что геноцид был?

Да. Я считаю, что когда несколько сотен тысяч людей, среди которых старики, женщины и дети, убивают просто из-за их национальной принадлежности, то это геноцид.

Вы ссылаетесь на какие-то исторические источники или это Ваши собственные рассуждения?

Это мои собственные рассуждения, основанные равно как на исторических источниках, так и на элементарных цивилизационных понятиях о гуманизме.

Но считая себя азербайджанцем, Вы почему-то не потребовали у армян попросить прощение за учиненный геноцид в Ходжалы.

А мне не нужно ничье прощение. Мне хотелось бы, чтобы армяне и азербайджанцы перестали убивать друг друга, а также своих женщин, детей и стариков. Мне кажется, что это вполне внятное и адекватное желание. Разве нет?

Понятное. Но Вы готовы скажем ответить армянину, который оккупировал азербайджанские земли и продолжает нелестно отзываться о нашей стране?

Повторяю — мне нет нужды никому ничего «отвечать». Разрешением этого вопроса должны заниматься в первую очередь политики. Это вопросы политической воли. Политика двух соседних государств должна быть направлена на мирное урегулирование вопроса, а не на разжигание звериной ненависти, как это происходит сейчас. Если политики с этим не справляются, их надо выкидывать пинком под зад и нанимать новых, потому что из-за из некомпетентности или корыстных интересов гибнут ни в чем не повинные люди. А этого быть не должно.

Вы говорили с армянскими друзьями по этому поводу? И как по Вашему можно простить убийство родителей? Если бы такое же произошло, не дай Бог с вами, вы бы простили?

Могу задать встречный вопрос — а Вы хотели бы, чтобы Вашего сына в скором времени пристрелили на границе, или спящего зарубили топором в общежитии? Нравится вопрос? Так что оставьте этот уровень полемики для упоротых шахидов. Конечно же, я не одну сотню раз обсуждал этот вопрос со своими армянскими друзьями. Никто не хочет войны. Ни один нормальный человек не может хотеть убивать других людей. Никто не может хотеть, чтобы убили его детей, родителей или жену. Но, повторяю, это вопросы политической воли. Пусть она появится, а простой народ друг с другом уж как-нибудь договорится.

Вы говорили с армянскими друзьями по этому поводу? И как по Вашему можно простить убийство родителей? Если бы такое же произошло, не дай Бог с вами, вы бы простили?

Могу задать встречный вопрос — а Вы хотели бы, чтобы Вашего сына в скором времени пристрелили на границе, или спящего зарубили топором в общежитии? Нравится вопрос? Так что оставьте этот уровень полемики для упоротых шахидов. Конечно же, я не одну сотню раз обсуждал этот вопрос со своими армянскими друзьями. Никто не хочет войны. Ни один нормальный человек не может хотеть убивать других людей. Никто не может хотеть, чтобы убили его детей, родителей или жену. Но, повторяю, это вопросы политической воли. Пусть она появится, а простой народ друг с другом уж как-нибудь договорится.

Стреляют не только в армянских солдат. В азербайджанских тоже. Эдуард, когда в последний раз Вы были в Баку?

В Баку я был пару лет назад. И не надо рассказывать мне азбуку и, повторяю, пытаться воздействовать на меня этими вот истасканными приёмчиками. Это совершенно бесполезно. Азербайджан и Армения являются прекрасными, красивым странами с прекрасной природой и климатическими условиями, и любой нормальный правитель в первую очередь должен быть озабочен не тем, как бы поскорее и побольше убить, а напротив — чтоб его народ жил долго и спокойной. Нынешнему руководству Азербайджана и Армении это удается очень плохо. Люди продолжают гибнуть.

Что из азербайджанской символики у Вас есть дома?

Флаг Азербайджана. Его подарил мне мой покойный друг и брат Анар Мамедханов.

Это в московской квартире или?

Да, в московской квартире. У меня других нет.

Вы написали роман «Гастарбайтер». Знаете о проблемах азербайджанских мигрантов в Москве?

Я до недавнего времени был членом Всероссийского Азерконгресса. Разумеется, я знаю о всех проблемах азербайджанцев в России. И еще мне известно, что за последние лет десять этих проблем стало куда меньше.

В чем Ваша уверенность?

Это тема для отдельного долгого разговора. Просто поинтересуйтесь у тех, кто живет в Москве лет десять-пятнадцать — вам расскажут.

Вас считают скандальным человеком, агрессивным. А Вы себя?

Мне безразлично, кем меня считают. Я успешный писатель и кинодраматург, а остальное не имеет значения. Не говоря уж о том, что моя личная жизнь и, уж тем более, те или иные черты характера никого не касаются.

Вы остаетесь доверенным лицом Путина?

Да, после выборов институт доверенных лиц упразднен не был. Наоборот, Путин старается взаимодействовать с нами — не всегда лично, но часто посредством своей администрации. Потому что доверенные лица президента — это срез всего российского общества, через которые президент лучше понимает, что происходит непосредственно в народе.

Как он к Азербайджану относится вообще?

Путин относится к Азербайджану прекрасно, к тому же очень уважал Гейдара Алиева. Кстати, и сейчас в числе его доверенных лиц есть азербайджанцы. Не только я, но и Союн Садыков, например.

Над чем сейчас работаете?

Сейчас я уже закончил около половины своего четвертого романа, который будет называться «Дежурный по апрелю», плюс работаю над сценарием исторического художественного фильма для Фёдора Бондарчука. Подробностей, к сожалению, раскрывать не имею компетенции, но это будет масштабный и интересный проект.

Спасибо!

Источник: litprom