Среда, 21 октября, 2020
НОВОСТИ > НОВОСТИ МЕДИА > В РОССИИ > Година переворота

Година переворота

Выскажусь про 93-ий год и гражданскую войну.

Выскажусь про 93-ий год и гражданскую войнуВ 1993-ем году я работала в «Российской газете». Членом редколлегии и секретарем журналистской организации была. «Российская газета» за три года своего существования прошла весьма характерный путь для маргинальной газеты, возглавляемой редактором-провинциалом. Когда Ельцин и его клика стали делить власть с Хасбулатовым и его кликой, газета поставила «не на того». То есть главред Валентин Логунов не сумел прорваться к Ельцину сквозь толпу демократических подхалимов, возглавляемых Полтораниным, (за ним шел Игорь Голембиовский, а потом все остальные маленькие и большие редактора газет и журналов). Логунов остался в прихожей , а потом автоматически примкнул к клану Хасбулатова. Полагаю, что Валентину Андреевичу парламент был ближе и по сути, не только по случайному месторасположению его тела.

И вот, часть журналистов РГ, когда началось нешуточное противостояние, сдрыснула в «Российские вести» (это была газета правительства, а не Верховного совета), часть ушла торговать водкой, а часть осталась с Логуновым — воевать за светлое парламентское будущее страны. Я оставалась в РГ до конца, до самого указа 1400, благодаря которому мы все, изгои, долго не могли найти работу. Пришлось мне, сироте, идти работать в американскую компанию. Потом. Когда уже просто выгнали взашей. Правда, зарплата у американцев была в двадцать раз выше, чем в РГ, но это уже детали.

Я не к тому. Все было пережито. В начале октября я вернулась из командировки в С.-Петербург. Калининский и Садовое уже ощерились щитами ОМОНа.

В РГ сотрудники спали на столах прямо в газете. Боялись уйти, потому что обратно уже не пускали – отбирали пропуска. Печатались на печатных машинах «Правды» Линника, у которой за два года до 1993-его увели два этажа…Тогда мы были победители, я первая неслась в издательский комплекс «Правды» – занимать этажи партийной газеты. Прошло всего два года, и…

Война сблизила недавних антагонистов. Писались жаркие статьи про то, какой Ельцин ..дак. Я и сейчас ни о чем не жалею. Действительно, такой и был. Да. Это абсолютно точно.

Забавно, что противоположный лагерь скорректировал свою тогдашнюю точку зрения. Саша Рыклин, который кричал, как и все они тогда, «раздавить красно-коричневую гадину!», теперь говорит: «Мы тогда ошибались, мы думали…ну и так далее».

А мы, тупые беспросветные журналисты РГ не ошибались ни тогда, ни потом. У нас было безошибочное классовое чутье.

Потом, спустя несколько лет, Игорь Голембиовский, которого многие считали умным за его умение носить пиджаки песочного цвета, умудрился потерять свою газету «Известия», и свое редакторское кресло, потому что он был глуп как пробка и хрена не понимал в приватизации. В отличие от Павла Гусева, Голембиовский согласился акционировать «Известия», создал открытое акционерное общество и… попал туда, куда ему и дорога. Когда я ему вбивала про закрытое акционерное общество, он не брал в толк разницу между ними. Он считал, что если у него работает сто человек, он обязательно должен создать ОАО.

fun_pic_39Но я тоже не об этом. Среди тех, кто пришел к нам в РГ после погрома, уже на штыках Полторанина, с годами у меня наладились неплохие отношения. Например, с Иосифом Гальпериным. Хотя я сожгла все их журналистские билеты — всех тех, кого привела Наталья Полежаева, назначенная Полтораниным после изгнания своего бывшего друга Логунова. Я просто их сожгла.

Вывод, который я сделала про тогдашний погром, очень своеобразный. Тогдашнее размежевание, хотя и было кровью умыто, но не проложило такую глубокую борозду отчуждения, как нынешнее. Тогда после боя все еще подавали друг другу руки.

Вторая гражданская война, которая идет здесь уже более пяти лет, заставила нас, бывших друзей, смотреть друг на друга через демаркационную линию.

Наверное, мне надо было бы написать об этом книгу. Но я с некоторых пор испытываю чувство глубокого презрения к издательствам, а бегать и продавать самой свои труды — мне лень.

Мишка Леонтьев как-то мне сказал: «Пархом называет тебя гадиной. Это значит, он еще тебя считает за человека. А со мной он давно перестал здороваться».

А они были друзья, работали в одной газете. Пили, ели вместе.

Костя Боровой жил в одном дворе со мной, мы растили детей-ровесников, делили пополам одну пайку и одалживали друг у друга до зарплаты. Сейчас мы не здороваемся, а его дочь пять лет назад написала в своем ЖЖ пост, в котором обо -рала меня так, как …

Водораздел прошел уже и по детям….

Вот такая она, вторая гражданская война..

Елена Токарева

One thought on “Година переворота

  1. Спасибо, Лена, что не забываете… Однако ведь и не все помните. Например, забыли о том. что «маргинальная» «Российская газета» при «провинциальном» редакторе за неполных три года набрала миллионный тираж (если точно — 1000006). А тираж «Известий» упал с 12 миллионов до 700 тысяч. И это при том, что в 1991 году «маргинальную» «Российскую» из многих типографий везли не в киоски, а на свалку и там жгли. Вы или забыли, или не знаете о том, что мне тогда ничего не стоило поставить «на того» (Полторанин передал приглашение Ельцина навестить его), но я уже не мог работать с людьми. которые за какой-то год ссучились. Вы забыли (или не обратили внимание) на мою апрельскую публикацию (1993 год, за полгода до разгона съезда) «Разочарование», в которой были расставлены все точки. т.е., сделан в открытую выбор. Замечу при этом, что «Разочарование» было перепечатано в десятках (если не сотнях) областных и районных газетах. Вы даже забыли о том, как, будучи дежурным редактором, вмешались в принятое редколлегией «Заявление», где излагалась позиция редакции по поводу конфронтации законодательной и исполнительной властей. Просто взяли и сократили абзац, который «не влезал» в полосу. Я тогда был так удивлен: вроде опытный журналист, а так безответствен. И отстранил вас от дежурства по номерам. Вы пишите о том, куда подевались журналисты «Российской» после указа №1400. Вы, оказывается, в американский журнал, где вам платили в десять раз больше, чем в «Российской». А те, кто «ушел с Логуновым», мыкались без работы месяцами. Хотя многие из них не так уж уступали вам в журналистском мастерстве. Кстати, вы знаете, какая у меня запись в Трудовой книжке после всех этих событий? «Освобожден от должности главного редактора за противодействие выполнению указа президента №1400». И подпись — Черномырдин. Куда с подобной записью? Даже в американском журнале послали бы куда подальше. Лена, вы очень легкомысленная девушка; не беритесь за темы, в которых не разбираетесь. Зачем вам писать всю эту чушь и таким слогом? Ведь так изъясняются только на базаре. Я не обижаюсь. При встрече, в отличие от «Кости Борового» не только пожму вам руку, но и обниму.

Comments are closed.