НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ПАМЯТЬ > Война против партизанского прошлого Белой Руси

Война против партизанского прошлого Белой Руси

Сначала небольшая зарисовка из современной белорусской жизни.

«В детском саду на окраине Минска, где я работаю ночным сторожем, произошло событие местного масштаба. Сбежал мальчик из ночной группы, внук няни этой группы. Сбежал, прихватив товарища. Няня, очень хорошая няня по призванию и очень хорошая бабушка по природе, была в ужасе. Свой герой это одно, но в побег ушли двое. И она бросилась с рвущимся надвое сердцем на поиски – металась по улицам, по дворам, заглядывала в подвалы, в темные уголки, в подъезды. Двое героев исчезли.

Искали мальчиков все…

s21205Их, слава богу, обнаружили – за несколько километров от детского садика – они шли гордо, вооруженные детскими пластмассовыми пистолетами и найденными по дороге палками. На вопрос милиции – куда они шли, гордый пятилетний внук няни, имя которой я не называю – в этой стране лучше не называть имен, – сказал:

— Идем бить полицаев!

Вот так.

Этот мальчик – пророк. 

Через него всем живущим в этой стране явлено и сказано неистребимое слово совести, которой и живы люди на белом свете. Ребенок, в отличие от взрослых, шел исполнить завет, с которым, взяв карабин, отправлялся в 1943 году на задание мой отец, партизан диверсионной группы отряда имени Суворова. Он шел бить полицаев. Ему шел 17-й год.

Мальчику 5 лет. На дворе 2010 год. Но ничего не изменилось в этой стране. Полицайщина актуальна как никогда. Она глядит на меня на улице, она хлещет с экрана телевизора, гнусавит из радиоприемника. Полицайская ухмылка на всей стране. Вот почему беспощадно спасается Беларусь. Люди боятся выбора. Потому что завтра его придется делать – становиться полицаями до конца или все же брать игрушечные пистолеты и палки и идти подобно пятилетним детям на геройское дело. Но таковы местные жители – они не хотят определяться, они вихляют во все стороны. Они прячут лицо, они блефуют и сидят на двух стульях. Такова душа, такова история, таково будущее, таков сухой остаток вихляний…»

Это фрагмент беседы с моим давним знакомым – режиссером, писателем, автором сценариев о Великой Отечественной и холокосте, заслуженным журналистом Республики Беларусь (РБ), лауреатом I литературной премии им. А. Горького, премии писателей России «Традиция», премии Союза журналистов Беларуси, трех премий Министерства культуры РБ за детские пьесы, специальной премии Президента Беларуси, трех премий Министерства культуры РБ за военные пьесы, нескольких журнальных премий и наград кинофестивалей, кавалером золотой медали Союза кинематографистов СССР им. А. Довженко, сыном известного писателя-краеведа – участника штурма Берлина, которому в сегодняшней Белоруссии нашлось только место ночного сторожа в детском садике, где он работает уже больше 5 лет. И это не просто слова.

К юбилею 200-летия Отечественной войны 1812 года в Белоруссии из официальной историографии был изъят термин «Отечественная война». От него отказались во многих государственных ведомствах – Академии наук, Национальном банке, министерствах культуры, юстиции, образования и др. За год власти Белоруссии организовали лишь одно научное мероприятие к юбилейной дате — международную конференцию 23-24 ноября в Белорусском государственном университете, где было вновь заявлено, что война не является Отечественной и белорусы не участвовали в партизанской борьбе. Одновременно представители властей и Минобороны РБ вместе с послами стран Евросоюза приняли 24 ноября активное участие в чествовании наполеоновских солдат, погибших на Березине…

Отказ от отечественного характера войны 1812 года имеет далеко идущие цели и последствия. Это — обкатка грядущей всеобъемлющей ревизии исторической памяти народа. На очереди – полный пересмотр отношения к Великой Отечественной. По аналогии с войной 1812 года, объявленной «российско-французской», за ней готовятся окончательно закрепить наименование «русско-немецкой». Обелить полицаев, представив их «белорусской» стороной конфликта, переложив ответственность за геноцид белорусов с фашистских карателей и их холуев на «кровавых сталинских партизан».

Историю отечественных войн переписывают сегодня в Белоруссии прямо-таки неистово. Местная горластая постперестроечная пена порой ухитряется переплюнуть даже Новодворскую с её первомайскими заявлениями «Эху Москвы» в духе: «В этой войне мы не победили. Мы были разбиты наголову Сталиным и его войсками, Сталиным и НКВД». Местечковые белорусские литераторы вроде Владимира Орлова, в 1990-е печатавшие в государственных изданиях хвалебные оды эсэсовцам, фашистским холуям и бургомистрам — организаторам массового геноцида белорусского и еврейского населения, сегодня «на встречах с общественностью» заявляют, что «белорусам следует продолжить борьбу с москалями». 12 июня 2013 года, в День России, Мингорсуд удовлетворил иск Мингорисполкома и решил ликвидировать старейшую и одну из крупнейших организаций российских соотечественников в Белоруссии — Минское общество русской культуры «Русь». Незадолго до этого одному из инициаторов вычеркивания термина «Отечественная война» из исторической памяти белорусов в присутствии российских чиновников вручили российскую общественную награду, посвящённую Отечественной войне…

Открытая атака на историческую память белорусов с использованием прибалтийских и западноукраинских наработок началась не сегодня… В канун 65-летия победы были распропагандированы книги И.Копыла «Небышино. Война» и В.Хурсика «Кроў і попел Дражна». Суть этих сочинений: война против белорусов началась 1 сентября 1939 года с нападения Советского Союза и Германии на Польшу. Фашисты быстро изгнали трусливую Красную армию и очень хорошо относились к белорусам. Цитата: «Немцы не ругались на нас, с интересом нас рассматривали и стали угощать шоколадом, который мы также видели впервые. Я был менее боевой, оказался в хвосте и мне шоколада не досталось. Было обидно, в глазах появились слёзы. Увидев это, один немец достал из кармана губную гармошку и подарил мне». Всё было замечательно, пока не вмешалась «кровавая сталинская гебня», начавшая засылать переодетых диверсантов, обстреливавших немцев и вызывавших карательные экспедиции против мирных жителей. Партизаны — пьянь и садисты, боявшиеся немцев и занимавшиеся приписками себе подвигов. Основная вина за организацию массовых убийств белорусского населения лежит на Кремле и Центральном штабе партизанского движения.

Самыми яростными «развенчателями» белорусских партизан выступает с 1990-х в Белоруссии семейство Тарас (в советское время подобные литераторы делали себе «имя» на воспевании белорусских партизан, в том числе в годы Первой мировой войны, именовавшейся до 1917 года Второй Отечественной, в книгах типа «Миколка-Паровоз», а сейчас они же объявляют эту войну «москальско-германской»). Недавно скончавшийся старший брат Валентин Тарас в советское время выделялся особой идейностью даже среди местных литераторов, заняв в юном возрасте видное место среди них благодаря таким строкам: «Сталин жив и долгие столетья будет слушать Сталина народ – в Сталинском Центральном Комитете Мудрый Гений Сталина живет!» В начале 90-х этот же самый В.Тарас отправил сына Виталия работать на «Радио Свобода» и склепал крутившийся на белорусских государственных каналах 4-серийный документальный фильм «После победы», выступив в роли ведущего за кадром.

Из этой киностряпни, изготовленной перевёртышем, следовало, что в условиях фашистской оккупации белорусы жили «обычной и нормальной» жизнью, среди оккупантов было много «хороших хлопцев», развлекавших девушек игрой на губных гармошках и кормивших детей шоколадом. Оккупанты заботились о белорусах – организовывали школы, детские дома и интернаты, где кормили два раза в день мармеладом. А вот партизаны были совсем другими… Что, впрочем, не помешало 13-летнему В.Тарасу, таки отведавшему, по его признанию, немецкого мармелада, сбежать к этим самым партизанам и отсидеться у них до освобождения Белоруссии. В 1950-е юный Валентин Тарас сделал стремительную карьеру в главной партийной газете БССР. Благодаря пламенным строкам о «бессмертном гении Сталина» и многолетним попрекам однокурсников по журфаку БГУ – дескать, пока вы, молокососы, мамок за юбки держали, мы — советские партизаны — врага громили и кровь за вас проливали…

Сегодня его младший брат Анатолий Тарас, издатель «разоблачающей» партизан литературы заявляет в многочисленных интервью, что партизаны «в основном занимались самообеспечением, население грабили и воевали со своими, уничтожив в 5-7 раз больше своих сограждан, чем фашистов… Они грабили население, и население сопротивлялось как могло. Вся политика руководства была ориентирована на то, чтобы партизаны провоцировали немцев на расправы… партизаны не воевали в поле, суть их тактики – нападение из-за угла, удар в спину. А вот немцам этого делать нельзя, это могли делать только большевики… Для тех, кто считает, что в истории партизанского движения есть нечто, достойное гордости или восхищения. Увы, ничего подобного там не было. Это всего лишь еще одна неприглядная сторона войны… партизаны во многих случаях были не лучше оккупантов. Что партизаны делали меньше всего — так это воевали. Ущерб, который они причинили фашистским захватчикам, их союзникам и пособникам, просто ничтожен… иногда они боролись с врагом, но, прежде всего — со своим народом».

Белорусские власти порой перенимают далеко не лучшее из советского прошлого, не желая замечать проблем и стремясь рапортовать лишь о победах и достижениях, в том числе в вопросах исторической памяти. О войне вроде бы много трубят, но стараются придать больший вес ее «белорусскому аспекту». Дескать, именно белорусы победили Гитлера и т.п. Государственная пропаганда пытается национализировать наследие Победы, присвоив себе статус главного спасителя не только Москвы и СССР, но и Европы, и всего мира. Зачастую это принимает формы, оскорбляющие и нравственное чувство, и элементарный вкус, когда девочки-подростки, приезжая на мемориальный митинг, посвященный 70-летию трагедии 628 белорусских деревень, сожженных вместе с жителями карателями из СС и полицаями, заявляют журналистам, что приехали на… «праздник Хатыни», устраивают фотосессии с кривляньями на памятниках жертвам фашизма – на свежевозложенных цветах и надписях «Слава павшим героям», чтобы затем выставить свои фото в социальных сетях…

В этом году власти Белоруссии отказались от парада 9 мая (официально эта традиции была прервана президентом еще несколько лет назад и перенесена на День независимости в июле), в белорусских городах тихой сапой исчезают имена героев партизанского движения, как это произошло с именем Константина Заслонова в Орше или Льва Доватора на Шарковщине. Параллельно с «низложением» советских партизан идет пока незаметная героизация «истинных внутрибелорусских» партизан – польских аковцев и украинских оуновцев. Тех самых, что под командой угощавших шоколадом и игравших на гармошках «немецких хлопцев» заодно с местной сволочью сжигали в деревнях больных тифом людей, скармливали детей овчаркам, уничтожив в общей сложности 5.482 белорусских деревни. (Электронная база сожженных нацистами белорусских деревень: db.narb.by).

Весной в редакции одного из правительственных изданий по инициативе Института истории Академии наук РБ прошел знаменательнейший круглый стол «БНР как национальная форма белорусской государственности». Чтобы было понятно, на щит на государственном уровне открыто подняты:

а) провозглашенная в условиях германской оккупации «Белорусская народная республика» (БНР), президенты которой обращались с меморандумами о поддержке к кайзеру Вильгельму (1918) и Адольфу Гитлеру (1939);

б) пособники фашистов, объявленные ныне «зачинателями и главными особами белорусского национального движения», вроде уничтоженного в 1943 году партизанами фашистского прихвостня Вацлава Ивановского (брата сподвижника Пилсудского), в 1920-е годы «научно» обеспечивавшего насильственную дерусификацию населения БССР, позже тесно сотрудничавшего со спецслужбами гитлеровской Германии, довоенной Польши и Армии Крайовой.

А ведь это – прямое посягательство на государственную идеологию и тот политический курс, которого А.Лукашенко придерживался полтора десятилетия. Те, кто это делают, работая под крылом Администрации Президента РБ, замахиваются на результаты всенародного референдума, суверенитет и символику Белоруссии. Всё начиналось «невинно» — с отказа от отечественного характера войны 1812 года. Реанимация БНР – следующий шаг, означающий, что вся история, начиная с 1918 года, будет перевёрнута с ног на голову. Включая события 1939 года. Если эти события не были воссоединением – исчезает отправная точка нынешней белорусской государственности и территориальной целостности. Если советские партизаны плохие, то война не была Великой Отечественной, а ее настоящие герои – аковцы, оуновцы и нацистские подонки.

В этих условиях естественными становятся и антисемитские информационные кампании с рассуждениями о необходимости высылки из страны всех евреев, ныне проживающих в Беларуси, что вызывает тысячи возмущенных комментариев, формирует негативное отношение к президенту Белоруссии, к русским. Утверждают, что эти кампании инициируются контролирующими компьютерные сети сотрудниками Академии управления при президенте РБ, где бывшие идеологи военизированных националистических организаций вроде нынешнего первого проректора Александра Ивановского сегодня определяют кадровую и идеологическую политику РБ и увольняют из госструктур сторонников союза с Россией.

Как и почему подобное может происходить на белорусской земле? Вместо ответа я просто процитирую Ф.М.Достоевского: «В смутное время колебания и перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех, так называемых «передовых» говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но все же с определенной более или менее целью. Нет, я говорю лишь про сволочь. Во всякое переходное время поднимается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но, уже не имея и признака мысли, а лишь выражая собой изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки «передовых», которые действуют с определенной целью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается… В чем состояло наше смутное и от чего к чему был переход – я не знаю, да и никто, я думаю, не знает… А между тем дряннейшие людишки получают вдруг перевес, и стали громко критиковать все священное, тогда как прежде рта не открывали, а первейшие люди, до тех пор благополучно державшие верх, стали вдруг их слушать, а сами молчать; а иные так позорнейшим образом подхихикивать».

Николай МАЛИШЕВСКИЙ

Источник: fondsk.ru