Friday, December 15, 2017
НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ИНТЕРВЬЮ > Владимир Соловьев: «У патриотов мозгов побольше, чем у националистов»

Владимир Соловьев: «У патриотов мозгов побольше, чем у националистов»

В канун своего 50-летия известный журналист, ведущий программы “Поединок” Владимир Соловьев рассказал нашему обозревателю о том, почему его нельзя считать кремлевским журналистом, о «зомбоящике», о ксенофобии, коррупции и нелегальной миграции. 

5914383— Вы свое 50-летие ждете…

— С ужасом. Начинаешь думать о том, как многого в жизни ты уже никогда не сделаешь. Не то чтобы я до этого мог выиграть Олимпиаду, но теперь я понимаю, что даже формально никаких шансов. Приходит четкое осознание — а жизнь-то промчалась, ее уже нет… Вспоминаю, какими глазами я двадцатилетний смотрел на молоденьких девушек рядом с 50-летними мужиками. И думал: зачем им эти старики?

— Поздравляю вас с юбилеем. Уверен, наши читатели присоединяются — вы один из самых известных ведущих… Владимир, а как лучше назвать место вашей работы? Многие это называют “зомбоящиком”…

— (смеется) Мы – слуги зомбоящика, рабы лампы. На самом деле это ничего не значащее клише. Умного человека не зазомбировать, а для дурака не надо таких дорогостоящих игрушек.

— Как изменилось телевидение за эти годы?

— Телевидение становится все более техничным. Качество сериалов, телевизионных программ выросло фантастически. То, что умеют в России сейчас, не умеют очень многие телевизионные индустрии мира. Тем более, мы делаем это очень недорого.

Но с другой стороны, новых ярких личностей появляется мало. Что огорчает и даже пугает – это очень плохо для моей программы. Увы, время пассионариев прошло. Попробуете перечислить людей, которые способны говорить 52 минуты и быть интересными… Даже любимый многими Навальный ничто по сравнению с Жириновским начала 90-х… Настоящих публичных животных наша земля уже не рождает.

— Может, потому что все выжжено вокруг?

— Нет, настоящие таланты не задушить. Ельцин поднялся вопреки, а не благодаря. Как бы к нему ни относиться, но он личность бесспорно сильная.

О ПРАВЕДНИКАХ

— Тогда почему “многими любимый Навальный” ни разу не был на вашей передаче?

— Поймите, моя программа — не единственная на телевидении. И потом, Навальный — нацист.

— За “нациста”, как вы выразились, проголосовало 30% пришедших на московские выборы…

— 27 процентов. И я как раз этому не удивлен. Это обаяние зла.

— А он чистое зло?

— Для меня – конечно. Я много лет за ним наблюдаю. Для меня он абсолютно однозначный персонаж.

— А что для вас чистое добро?

— Праведник вроде Андрея Сахарова, неприятный и странный. Я знаю несколько таких людей. Например, раввин синагоги на Бронной Коган, вот он чистый праведник. Когда в синагогу забежал Копцев и стал резать людей, 60-летний раввин схватил негодяя и держал его на вытянутой руке (а Копцев больше 100 кг весит), пока не подбежали и не помогли ему.

О НАЦВОПРОСЕ

Вы заметили, что найти ненационалиста не то что на улице, среди политиков становится все труднее.

— Не согласен. Надо отличать патриотов от националистов.

— Чем они отличаются?

— Наличием ума. У патриотов мозгов побольше. Потому что когда националист кричит, что хватит кормить Кавказ и давайте Кавказ отдадим… Или когда госпожа Альбац заявляет, что Россию до Урала надо отдать, — она что, завоевывала Урал? Она что, Ермак? Не ты брал, не тебе решать. А вообще, вопрос территориальной целостности в конечном итоге является лакмусовой бумажкой. Как только вы начинаете разбрасываться своей землей на своей территории, все про вас ясно.

— Вы иудей по вероисповеданию?

— (улыбается) Еврей я.

— Тогда вы должны особенно тонко чувствовать, как медленно, но верно зреет народная ксенофобия.

— А иначе и быть не может. Государство позволило коррупции дойти до такого уровня, что каждый считает — во всем виноваты приезжие. Это классическая питательная среда для зоологического национализма… Но у меня, кстати, есть четкий план, что с этим делать. Если Россия не может обойтись без иностранцев, то давайте четко поймем, какие миграционные потоки нам нужны. Московские власти, например, недавно изучили, кто приходит в мечети в праздники. Оказалось, что под 80% — иностранцы. Но зачем тогда нам строить новые мечети, если ими пользуются не граждане России? Зато у нас в стране достаточно мест, где мечетей очень много. Поэтому, пожалуйста, если нужны мигранты из Средней Азии, нет проблем – пусть их принимает Дагестан, Чечня, Ингушетия, Татарстан, Башкортостан. А в Москву пусть едут украинцы, белорусы, молдаване.

— А как вам популярная нынче идея — ввести визы для стран Средней Азии?

— А может, сначала порядок навести? Вот пример — все говорят об азербайджанце, который убил несчастного Егора. Даже премию платят гражданину, который сдавал убийце квартиру, а потом выдал квартиранта полиции. У меня вопрос — он сдавал азербайджанцу квартиру легально? Конечно, нет. И этот парнишка русский! И он, наверное, тоже будет кричать, что “понаехали тут, жить не дают”. Мигрантам кто-то дает работу, их кто-то легализует, с них снимают бешеные бабки. Вот с этим надо разбираться. А потом только закрыть границу и ввести визы.

«И КТО ИХ БУДЕТ ВЫГОНЯТЬ?»

— А не превратятся ли визы в очередную кормушку для чиновников?

— Бессмысленные опасения. Все в нашей стране может превратиться в очередную кормушку, но это же не значит, что не надо ничего делать… С нелегальными мигрантами есть и другая сложность. Вот говорят — давайте их отсюда вышлем. Не вопрос! Вопрос – как?

— Как обычно — вагоны, теплушки.

— А кто их в вагоны загонит? Вы видели, сколько людей выходило на Болотную? А на «русский марш»? А сколько выходило к мечетям в Курбан-Байрам? А это крепкие, молодые, привыкшие к тяжелому физическому труду ребята! Ну и кто их будет выгонять? Как чисто теоретически провести в Москве операцию, где нелегальных мигрантов, говорят, полтора миллиона?

— Я был вчера в Западном Бирюлево – вы его жителям это расскажите, они в бешенстве.

 — Если мы сейчас закроем границу, куда мы денем тех нелегалов, которые уже сейчас здесь, в России? Я у себя на радио проводил исследование — мы позвонили в несколько компаний, которые предоставляют услуги регистрации, медицинские справки. 98% оформляется как тупой левак. И деньги берут наши русские ребята. Не стесняясь. И приносят любые документы. Паспорт гражданина Российской Федерации – от 30 до 90 тысяч рублей. О чем говорить дальше?

«ЛИБО РОССИЯ БУДЕТ ВЕЛИКОЙ, ЛИБО ЕЕ НЕ БУДЕТ ВООБЩЕ»

— И чем это кончится?

— Знаете, в России два сценария. Либо Россия будет великой, либо ее не будет вообще. Если будет продолжаться тот бред, который идет в последние годы (причем бред повсеместный – у нас те, кто борется с коррупцией, не меньшие коррупционеры, чем те, против кого они борются), то все закончится плохо.

— В блогах, отдавая должное вашему таланту, часто говорят, что вы изящно и артистически подыгрываете власти.

— Просто те люди, которые говорят, они не понимают, почему, не будучи кремлевским, я не с ними. А все очень просто. Я не за «Зенит» и не за ЦСКА, я за «Динамо» болею. Я не понимаю, почему я должен выбирать между вот этими довольно странными альтернативами. (задумывается) Может, это от того, что я о любом политике знаю так много, что им тяжело мне врать. Поэтому возникает особая доверительная интонация… И хотя я всегда критикую их взгляды, никогда не обсуждаю семью, жену, детей…

“ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ СЛЕДИТ ЗА МНОЙ”

— Но в канун юбилея придется обсудить. У вас восемь детей. Уважаю.

— О, да! (смеется) Дети — это здорово, они лучше нас! Вот Даня мой 12-лет, под парусом ходит – красавчик! Я попробовал встать на его доску — сразу свалился (смеется). Соня потрясающе поет – не можем учителя подходящего найти. Моя дочка Полина папу дедом сделала – теперь у меня есть внук Платон. Мой маленький Владимир Владимирович все следит за мной, а особенно за моим мобильным телефоном – «Ты кому звонишь?»… Так что в этом скромном семейном кругу и справлю свое пятидесятелетие.

Источник: КП