НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ИНТЕРВЬЮ > Валерий Евсеев: «Этот вечер будет нашим!»

Валерий Евсеев: «Этот вечер будет нашим!»

Памяти Валерия Евсеева…

Шли годы, сменялись вехи и социальные эпохи, неизменным оставалось одно — верная и трогательная любовь москвичей к своей «Вечерке». И это совсем не случайно: во все непростые для Москвы и Отечества времена «Вечерняя Москва» всегда была рядом с москвичами, оставалась родной для каждого московского дома, делила с горожанами их тревоги и радости, ободряла, информировала, просвещала, вела за собой.   Очевидно, что и сегодня, даже при обилии новых московских городских изданий, «Вечерка» не потерялась, сохранила себя и своих почитателей, свои традиции и высокопрофессиональный творческий коллектив — одним словом, все те признаки, которые отличают «Вечерку» от других газет.
«Вечерняя Москва» давно и заслуженно стала своеобразным символом столицы России. Сказать, что это дорого стоило, пожалуй, недостаточно. Это стоило судьбы и жизни поколений москвичей, целых журналистских династий «вечерочников», их творческих вдохновений, судьбы и жизни ее легендарных редакторов, уникальных друзей «Вечерки».
В  празднично-юбилейные дни «Вечерка» заслуженно принимает в свой адрес поздравления от москвичей и россиян.
Одним из родовых признаков «Вечерней Москвы» всегда был доверительный разговор со своим читателем. Вот и мы, не углубляясь в подробное хронологическое исследование пути газеты (на то есть справочники и книги), решили, что непринужденный разговор с главным редактором «ВМ» Валерием Евсеевы составит то живое впечатление о сегодняшней «Вечерке», которое будет интересно и нашим читателям, и всем тем, кто неравнодушен к судьбе этой замечательной газеты.

Евсеев и Рогов— Валерий Петрович, что подвигло вас покинуть успешно редактируемый вами почти 10 лет еженедельник «Вечерний клуб» и три года назад пересесть в кресло главного редактора «Вечерней Москвы»? Или у вас в издательском концерне на этот счет не рассуждают, а подчиняются?

— У наших изданий родственные отношения, и перемещения внутри Концерна «Вечерняя Москва» не являются сменой работы в общепринятом понимании. Социологи говорят, что каждые пять-шесть лет нужно что-то в жизни менять, хотя бы мебель в квартире, чтобы не закостенеть. Но если серьезно, предложение руководства Концерна возглавить «Вечерку» было для меня и ответственно, и интересно. Потому что газета «Вечерняя Москва» — это издание особого уровня, без которого невозможно представить историю и жизнь столицы России.

1

— Да будет вам, Валерий Петрович. Сегодня все уже привыкли к тому, что знаменитые издания так же быстро исчезают, как и рождаются новые. Жизнь, знаете ли, рынок…

— Я думаю, что если бы из жизни Москвы исчезла «Вечерняя Москва», это было бы огромной несправедливостью и катастрофой для общественной жизни столицы! «Вечерка» для Москвы — это такая же данность, как храм Василия Блаженного или Третьяковская галерея.

— Валерий Петрович, я понимаю, что за «Вечерку» вы в ответе лишь третий год, но вот в былые времена, когда вы работали в других изданиях, чем для вас была «Вечерняя Москва»?

— Я всю сознательную жизнь отличал «Вечерку» от других газет. Ведь много лет «Вечерка» была единственной вечерней газетой Москвы и страны. В этом смысле она была вне конкуренции. Я хорошо помню длинные очереди в киоски за газетой (в которых стоял и я сам). Купить вечером, возвращаясь с работы, «Вечерку» было почти традицией. Прочитать, что идет нынче в театрах и в кино, узнать самые последние новости из жизни своего города. «Вечерняя Москва» стала необходимой газетой для целых поколений москвичей.

2_— В дни празднования 300-летия российской прессы многие издания России вспоминали свои родовые корни, из чего, так сказать, произросли. А как с этим у «Вечерней Москвы»?

— «Вечерка» — первая вечерняя газета в СССР, в России и на всем постсоветском пространстве. До революции 17-го года, конечно, были «Московские ведомости», но они были утренней газетой. «Вечерка» — ноу-хау первых лет советской власти. И это был настоящий прорыв в газетном деле. Ведь в те годы у нас вечерние газеты считались буржуазно-бульварными. Заместитель первого редактора «Вечерней Москвы» Б.М. Волина Михаил Кольцов (чувствуешь уровень?) писал: «Вечерняя Москва» благодаря своевременной информации буквально электризовала всю столицу…» Надо сказать, что с самых первых номеров «Вечерке» разрешалось писать о том, чего не могло быть в официальных, главных газетах СССР по определению. Властям приходилось считаться с форматом издания — более «легким» по сравнению с официозом — и с сухостью советских газет. «Вечерке» многое было позволено. Ее авторами были Луначарский, Горький, Маяковский, Шолохов, Алексей Толстой, Катаев, Федин, Асеев, Багрицкий, Зощенко… Вместе с тем «Вечерка» сообщала о курсе золотого рубля, ценах на московских рынках, судебной хронике, о театральных и кинопремьерах, новинках моды (с выкройками) и т.п. «Вечерка» была катализатором жизни Москвы, ее барометром во все времена — и в 20-е, и в 40-е, в 60-е, 70-е, 80-е…

— Вы намекаете, что она была все-таки чуть-чуть «желтой»?

— В те времена такого понятия в нашей журналистике не было. Я бы определил иначе: это была газета как бы не совсем формальная, как говорится, не застегнутая на все пуговицы. Это понимали и власти, направляя в «Вечерку» для публикации то, что по тем или иным причинам считали нецелесообразным печатать в «серьезных» газетах. Так, только в «Вечерке» были опубликованы сообщения о смерти Бориса Пастернака, а позже — Владимира Высоцкого…  Невероятную популярность «Вечерка» имела и потому, что только в ней обязаны были публиковаться сообщения о разводах… Только тогда развод признавался де-юре. Скажем, если разводился какой-то народный артист или чиновник, член правительства — это же всем интересно.

3— Хорошая традиция, вот бы и сегодня?

— Тогда бы, думаю, наши тиражи поднялись до заоблачных высот. Но, увы, уже нельзя, а тогда был такой закон.

— В 20-е–30-е годы газета формировала свой стиль, уровень, содержание. Но время и люди менялись, а с ними и газета?

— Разумеется. Кстати, менялись и редакторы. Я за 80 лет — двадцатый.

— По четыре года на одного редактора — это такая традиция?

— Нет, конечно. В 30-е годы редакторы менялись гораздо чаще по вполне понятным причинам: кого сажали, кого расстреливали. А вот, скажем, знаменитый Семен Индурский руководил газетой 22 года! При нем, в 70-е годы «Вечерка» достигла пика своей популярности, тогда тираж доходил до 650 тысяч. И это без всякой принудительной подписки, как на иные партийные издания.  Про Индурского ходят легенды. Говорят, например, что в те времена ни одно назначение на высокую журналистскую должность в Москве не обходилось без того, чтобы кандидат не представился Семену Давидовичу. Был такой негласный журналистский кодекс. Кстати, мне рассказывал главный редактор «Журналиста» Геннадий Мальцев, как он, став редактором «Спортивной Москвы», пришел на такое «представление» к Индурскому. Тот поздравил его и сказал: «Ну, вот теперь вы главный редактор, теперь вы можете напечатать в газете все, что DjVu Documentзахотите. — Подумал и добавил: — Правда, один раз». Семен Давидович лукавил. И одного раза не смог бы в те времена напечатать «все, что хочет» самый главный редактор любой газеты. Цензура не пропустила бы. Молодым журналистам сегодня трудно в это поверить, но так было. В тоталитарном государстве все было подвластно одной партии. Эта железобетонная властная вертикаль начала рушиться лишь десять с небольшим лет назад.
В «Вечерней Москве» этот процесс связан с именем Александра Ивановича Лисина, возглавлявшего газету в перестроечно-революционные 80-е и 90-е. Ему удалось еще до падения советской власти и коммунистического режима вывести газету из подчинения МГК КПСС и Моссовета. Тогда коллектив редакции справедливо гордился появившейся над логотипом «ВМ» строкой: «Независимая народная газета». Это была одна из первых ласточек, принесших нашей прессе долгожданную свободу. Это был прорыв, как казалось тогда, в счастливое будущее.

— А счастье оказалось призрачным?

— Вместе с завоеванной свободой пришли и экономические проблемы. А их в начале 90-х было не счесть! Помните, какое время было? Цены на все бешеные, на улицах — преступность, почтальоны вечером отказываются работать. Словом, времена, когда «Вечерку» приносили тебе домой в тот же вечер, казалось, канули в Лету. Редакция боролась с обстоятельствами, как могла. Делали даже два выпуска — утренний и вечерний. Это сейчас одна из новых московских газет с апломбом заявляет: «Впервые в России новости дважды в день». Было уже все это, господа, было!
Вернуться в традиционную вечернюю нишу доставки удалось только в 2000 году.

– Это как раз тогда, когда в газету пришли вы?

— Это совпало с приходом новой команды. Но создание собственной (и уникальной!) службы распространения и доставки газеты было подготовлено еще до этого правлением Концерна «Вечерняя Москва», которое тогда возглавлял Андрей Иосифович Евграфов. Его наработки дают свои плоды и до сих пор. Во всяком случае, с августа 2000 года москвичи имеют возможность получать или покупать «Вечерку» именно вечером. Я считаю это не просто важным, а обязательным условием для газеты, которая позиционирует себя как вечернее издание.

— А что нового привнесла в газету ваша команда?

— Я уже говорил, что «Вечерка» — газета с большими традициями, и ломать их — не лучший способ ее развития. Тем не менее, каждый реактор и собранная им команда, разумеется, определяют лицо издания. С искренним уважением относясь к своим предшественникам, я все же имею свой взгляд на то, какой должна быть городская газета.

— И какой же?

— Городская газета должна быть городской на сто процентов. Ну, может быть, на девяносто девять. Тем более газета такого города, как Москва, где своих событий и проблем больше, чем в ином государстве. Оставим международные и федеральные новости телевидению и федеральным газетам. Мы должны рассказывать и обсуждать то, что происходит в нашем городе. И именно этим мы должны быть интересны всем москвичам — от бомжа до олигарха. И именно поэтому из нашей редакции исчезли отделы, занимающиеся международными и общеполитическими вопросами, макроэкономикой и т.д.

DjVu Document— Интересно, как же выглядит структура редакции после такого секвестра…

— Что ж, я с удовольствием проведу заочную экскурсию по редакции, тем более что здесь многое изменилось и в самое последнее время, после перехода газеты на полный цвет, а это случилось в сентябре нынешнего года.
Начнем с отдела городской политики. Раньше он назывался просто отдел «Город». Изменение не текстуальное, но смысловое. Новый отдел, который, кстати, один из самых больших в редакции, призван в опережающем режиме информировать москвичей о готовящихся решениях властных структур города, выносить их на обсуждение читателей, вместе с ними готовить «подсказки» московскому правительству, гордуме, префектурам и т.д., таким образом «всем миром» определяя политику города, в котором мы живем. Сообщения читателей об острых ситуациях и «неразрешимых» проблемах не останутся без внимания — их должны прокомментировать компетентные должностные лица.

— Должностные лица подчас не очень-то охотно идут на контакт с прессой…

— Такие «лица» мы выставляем на всеобщее обозрение. Подобные газетные публикации, на мой взгляд, — лучшая прививка от «нелюбви к прессе».
Отдел городской политики — ведущий отдел в «Вечерке», поэтому его редактор имеет ранг заместителя главного редактора газеты. Это Жанна Авязова, коренная «вечерочница», человек, хорошо известный в московских коридорах власти. Еще одно крупное подразделение редакции — Информационное агентство «Вечерней Москвы».

— Почему агентство, а не просто отдел информации?

— Потому что оно поставляет информацию не только для нашей газеты, но и для других изданий, интернет-сайтов. К тому же в составе агентства есть свои два отдела: электронной информации и криминальной. Журналисты агентства — одни из самых молодых в редакции. Директор агентства — Андрей Семешов, в свои 23 года успевший поработать в «Вечерке», побыть замом главного редактора в «Вечернем клубе» и вернуться в родные пенаты.
Но идем дальше. Отдел культуры. Его редактор — яркий литературный критик Юлия Рахаева, пришедшая недавно в «Вечерку» из «Известий», ее правая рука — известная (иногда скандально) всей театрально-музыкальной Москве Наталья Зимянина (в ее послужном списке тоже «Вечерний клуб», а последнее место работы — газета «Время МН»).
Еще один совсем новый отдел — отдел ТВ и светской жизни. Сочетание на первый взгляд странное. Но только на первый. Самые известные личности приводит в наш дом телеэкран. Читатель хочет (и не будем осуждать его за это) знать о них все: и их творческие задумки, и их светские интересы. Поэтому редактор отдела Виктор Галантер, окруживший себя молодыми и интересными журналистами, не боится поправить Ленина: «Из всех искусств для нас важнейшим является ТВ».
Отдел науки. Его редактор, старейший «вечерочник» Рубен Григорьевич Багирян хорошо знаком читателям не только нашей газеты. Материалы лауреата Государственной и многих других премий, человека, знающего, кажется, всех академиков, докторов и даже кандидатов наук, всегда пользуются спросом читателей.
Говорят, что новое — это хорошо забытое старое. В свое время «Вечерка» славилась колонкой «Справочное бюро», где читатели получали ответы на самые разные вопросы. Теперь эта колонка выросла до целой полосы. И делает ее отдел писем и справочного бюро, состоящий из совсем молодых газетчиков под руководством кадровой «вечерочницы» Елены Митько. Отдел, которому нет и трех месяцев, — отдел молодежи.

— Извините, Валерий Петрович, а зачем «Вечерке» молодежный отдел, если известно, что ее традиционные читатели — люди вполне взрослые?

— А затем, что нужно думать и о завтрашних читателях. К тому же «Вечерка» — традиционно семейная газета. А в семье — дети, тинейджеры, юноши, девушки, говорить с которыми надо на их языке. Для Маши Филиппенко, сочетающей журналистику с преподаванием латыни в гимназии, ставшей в 99-м Учителем года Москвы, и Евгения Левковича, перешедшего к нам из популярного в молодежной тусовке журнала «Молоток», этот язык родной. Ну, я еще не утомил вас своей экскурсией?

5— Давайте уж дойдем до конца. Еще далеко?

— Нет, осталось три отдела, три остановки. Остановка первая — отдел экспертизы. Тоже новый отдел, хотя тематика эта присутствует на страницах «Вечерки» уже давно. Что покупать, а что не покупать? Что есть, а чего в рот не брать? Все это знают отдел экспертизы и его редактор Елена Кривякина.
Следующий отдел — отдел спорта. В каждом номере — целая полоса. Приоритеты — футбол, хоккей, теннис, шахматы. Плюс ежемесячная страницах «Формула спорта по-московски» — рассказ о проблемах массовой городской физкультуры. Павел Абаренов и Кирилл Зангалис, стоящие у руля отдела, — несмотря на молодость, уже кадровые «вечерочники» — три года стажа.
И наконец (по порядку, но не по значению), фотоотдел. В цветной газете без снимков — никак. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Редактор фотоотдела Владимир Золин уверен, что это высшая мудрость.
Вот провел я вас по редакции, представил некоторых сотрудников. И все равно большинство осталось за кадром. Это и редакторат газеты, и группа выпуска, и наши наборщики, верстальщики, корректоры. А еще реклама, распространители, электронщики… Газету сегодня делает большой коллектив. И от каждого из его подразделений очень многое зависит.

— А как вам такой поворот темы: к чему весь этот шелест страниц? Все равно, говорят, скоро все газеты придушит интернет. Не опасаетесь, Валерий Петрович?

— Знаете, я недавно был в Японии — суперэлектронной, как вы понимаете, державе, где все оцифровано и обинтернечено. Однако тиражи ведущих японских газет достигают 11—13 млн. экземпляров! И это при населении в 123 миллиона. Меня это очень вдохновляет. Все-таки шелест газетных страниц — особая статья…

– А какой вам видится «Вечерняя Москва» лет через пять?

— Я полагаю, сегодня мы лишь в начале нового пути. Газете есть куда двигаться, к чему стремиться. Газета стала полноцветной, чего я, между прочим, опасался. Но пока все нормально. Я мечтаю о газете всеобъемлюще информационной. То есть она должна быть посвящена всему, что произошло и происходит в Москве, пусть хотя бы только одной строкой. Грубо говоря, увидел, что из подъезда соседнего дома идет дым (сохрани Бог!), сказал себе: завтра узнаю из «Вечерки» что там случилось… В «Вечерке» должна быть самая подробная афиша всех мероприятий столицы, всех! Ипподромы, стадионы, театры, клубы и т.д. Для этого, разумеется, нужен соответствующий штат журналистов, специалистов, сотрудников, нужны финансовые вложения, и не на один год. Газета должна иметь глаза и уши всюду в городе! Кстати, это путь многих городских газет в мире — в Нью-Йорке, Токио, Лондоне, Париже, где полосность изданий достигает сотен страниц. Читателю не нужно читать все, пусть он найдет то, что ему нужно. Но найдет! Такой я вижу нашу «Вечерку», такой рубеж мы должны перешагнуть, сохраняя все то хорошее, что сделали наши предшественники. И я полагаю, мы этого добьемся, ибо у нас есть сегодня главное — желание стать лучше и прекрасная команда, которая способна это сделать! Ее имя — «Вечерняя Москва». И еще мне очень нравится редакционный девиз: «Этот вечер будет нашим!»

— Сил вам и удачи, Валерий Петрович.

— Спасибо, Геннадий.

С Валерием Евсеевым беседовал Геннадий РОГОВ

P.S. Разговор наш затянулся часов до 19. Я вышел на уже темную улицу 1905 года, спустился в метро, сделал несколько переходов, доехал до дома. Как ни пытался, но так и не удалось мне в тот вечер купить свежую «Вечерку». По — всему, опоздал…