Wednesday, January 17, 2018
НОВОСТИ > СООБЩЕСТВО > ИНТЕРВЬЮ > Артем Тюрин: «Мировой тренд – возврат к «печатке»

Артем Тюрин: «Мировой тренд – возврат к «печатке»

artem_tyurin_standКак в Татарстане выживают журналы с почти столетней историей, может ли бизнес уживаться с государством, и умрут ли печатные СМИ – рассказал главный редактор журнала «Татарстан», директор журнала «Karl Fuks» Артем Тюрин.

— Артем, как бы вы охарактеризовали изменения в журнале «Татарстан» за последние пять лет?

— Ключевых изменений было огромное количество. Начиная с 2009 года, когда в журнал пришла команда под руководством Диляры Байчуриной. И вторая волна в 2012-13 годах, когда журнал стал выглядеть так, как есть сейчас. Мы нашли свою нейтральную форму.

Конечно, поменялась и редакция. Новому руководителю, перед которым стоит столь серьезная задача, какая стояла передо мной, легче работать с людьми, с которыми у него давно есть профессиональное взаимопонимание, коммуникация. Никому ничего не надо долго объяснять.

СПРАВКА

Журнал «Татарстан» издается с 1920 года. За это время он сменил много имен: «Вестник Татарского областного комитета РКП(б)», «Коммунистический путь», «Путь Ильича», «Причал», «Спутник партийного активиста», «Джитакче», «Большевик Татарии», «Коммунист Татарии» и, наконец, с 1991 года – «Татарстан».

Изменяясь и совершенствуясь, за последние десятилетия издание трансформировалось из идеологического рупора в главный общественно-политический журнал республики. Освещает наиболее значимые новости в сферах экономики, политики, общества, культуры, спорта. Журнал отличают полнота и качество материалов, аналитические обзоры, спецпроекты, инфографика, фоторепортажи.

Публикуется ежемесячно на русском и татарском языках, тираж 6000 экземпляров.

— Вы себя в редакции как осознаете – больше как редактор или менеджер?

— Пытаюсь совместить порой несовместимое. Я журналист, но когда у тебя два журнала и сайт (журналы «Татарстан», «Karl Fuks», сайт protatarstan.ru – ред.), порой просто физически не успеваешь им быть. Спасают прекрасные коллеги, основная контентная часть лежит на них. В качестве главного редактора я задаю генеральную линию, на творческих планерках креативим темы, более того, я веду пару постоянных рубрик, мне это нравится, приходиться находить время, чтоб не потерять форму.

— Раз уж заговорили о рубриках — каков принцип выбора персон на рубрику «Двойной портрет»? Потому что рубрика, хочу сказать, «хитовая». Многие открывают журнал и в первую очередь ее читают.

— Это маленький редакционный секрет. Могут быть совершенно разные люди, как минимум, они на слуху, потому что у них есть успехи и не очень. Есть за что их похвалить, есть за что покритиковать.

Конечно, по большому счету, каждый портрет в отдельности – лицеприятный и нелицеприятный — субъективен. Это взгляд редакции – и то, за что мы субъективно хвалим, и то, за что мы субъективно ругаем, но вместе получается более реалистичная картина. Это не какое-то журналистское расследование, это публицистика – авторский взгляд, но на основе экспертных мнений.

— А сами персоны как реагировали на эту рубрику?

— Очень по-разному. Кто-то не замечал, кто-то брызгал слюной.

«Двойной портрет» Ильсура Раисовича Метшина очень сильно расстроил мэрию. Я пытался объяснить, что ключевая персона в Татарстане в июле 2013 года, во время открытия Универсиады, конечно, мэр. Мы написали довольно мягкий «Двойной портрет». Реакция была странная, например, пресс-служба обиделась. Аргументы, что, мол, только тех, кто не работает, не за что критиковать, во внимание не принимались.

— Артем, раньше вы в основном работали в изданиях коммерческих, негосударственных, запускали в Казани «Ведомости», «Деловой квартал». Насколько трудно самого себя перевести на «государственные» рельсы?

— Принципы управления абсолютно те же самые. Да и «Татмедиа» изменилось довольно серьезно. Сейчас задачи ставятся, собственно, бизнесовые – зарабатывать. Понятно, что есть и будет ряд медиа, которые в силу своей специфики зарабатывать не могут, но они выполняют очень важную социальную функцию – это национальные, литературные, детские и просветительские издания. Конечно, их содержит государство. Вопли по поводу распыления бюджетных денег – чистой воды популизм.

Очень много можно спорить о необходимости финансирования из бюджета государственных СМИ. А чем в этом смысле государство хуже частного инвестора? Я вот этого не понимаю. Почему государство должно ставить себя в невыгодные условия, если у него есть потребность и возможность поддерживать СМИ?

Говорят, что тут неравные условия, потому что административный ресурс, то-сё. Я скажу – ерунда это полная совершенно. Для СМИ никакого административного ресурса в части получения информации не существует. Это я вам как главный редактор главного государственного журнала республики говорю. Дело лишь только в качестве и востребованности. Доступ к информации тем проще для медиа, чем оно популярнее.

В насквозь официозное и скучное государственное издание те же чиновники не пойдут, а тем более бизнес и прочие. И никакой административный ресурс тут не поможет.

А цензура, она, прежде всего, в головах.

И в этом смысле мы находимся в абсолютно равной ситуации с частными изданиями. Для нас нет никаких преференций ни в министерствах, ни в аппаратах. Признаться, раньше я думал иначе. Пару лет назад в том же «Деловом квартале» было проще получить нужную информацию. Сейчас это уже не так.

Возможно, журнал «Татарстан» – не характерный. Я точно знаю, какие издания лежат на столах у первых лиц республики и бизнеса, что открыто у них на экранах мониторов. Мы там есть всегда. Это прекрасная такая палка о двух концах. Зная, что там нас читают, многие герои публикаций излишне ревностно оберегают себя в стиле «как бы чего не вышло». Так что некоторых случаях нам даже сложнее получить информацию.

— Недавно в Казани прошла презентация еще одного журнала – «Экcперт. Татарстан». По-вашему, не слишком тесно становится на рынке журналов республики?

— Рынок стал очень тесным. На мой взгляд, вторая попытка «Эксперта» прийти в Татарстан не очень перспективна. Региональные «Эксперты» – это такая красивые умные игрушки для тех, у кого есть деньги и достаточно терпения, как в свое время кубик Рубика – приобрести его было непросто, собрать тем более, но если весь такой разноцветный он стоял на полке, было приятно.

— Новые издания всегда приносят новые вызовы…

— Я в первом номере никакого вызова не увидел. Если региональные выпуски будут калькировать формат федерального, шансов на успех немного.

— А «Татарстан» сейчас как себя чувствует на тесном конкурентном рынке?

— Очень разные были времена, чего греха таить, были и очень непростые. По итогам 2013 года рекламный рынок общественно-политических изданий в России просел на 40%. Но это только в России, во всем мире тенденции уже обратные, мы как всегда запаздываем лет на 5. Так что в начале года и мы сильно «просели» в продажах. Сейчас мы очень активно наверстываем упущенное.

На данный момент примерно 70% наших доходов — это реклама и подписка, а 30% — дотации государства. А что касается общей ситуации на медиарынке, то в своем формате мы — безусловные лидеры.

— В новом сезоне в журнале ожидается что-то новое, может, какие-то рубрики новые, авторы, направления? 

— Новая рубрика, которая в октябре выйдет уже во второй раз – «Огорчили/Порадовали», это такой ремикс одноименной рубрики в некогда суперпопулярной газете «Казанское время», где я приобретал свой первый журналистский опыт. Будут специальные тематические проекты в каждом номере. Они вызывают большой интерес. Так, номер со спецпроектом «Татарстан: точки роста», который я возил на международный инвестиционный форум в Сочи, разошелся на «ура». Половину журналов разобрали еще до официального открытия. Пожалел, что мало смог привезти.

Большее внимание мы будем уделять районам республики. Очень активно они хотят сотрудничать с журналом, но здесь важно удерживать баланс интересов, а то легко превратиться в какую-нибудь «Элиту Татарстана».

Подписка, кстати, растет, хоть мы и не устраиваем мощных подписных кампаний. Учитывая рост почтовых тарифов, мы ожидали во втором полугодии падение подписки, а она у нас на 3% выросла. Значит, двигаемся в правильном направлении.

— С чем это, на ваш взгляд, может быть связано?

— Смею надеяться, что с повышением качества контента и, соответственно, повышением интереса к изданию. Кроме того, у нас достаточно разнообразная дистрибуция: кроме подписки, есть своя курьерская служба. Остальное — это промо, выставки и прочее. И, конечно, адресная рассылка – она работает. Мы активно продвигаемся и в соцсетях.

Сейчас нам стало не хватать тиража, плюс мы у рекламодателей востребованы. С ноября увеличиваем общий тираж до 6 тыс. экземпляров за счет и русской, и татарской версий.

— Все-таки возможно на падающем рынке печатному изданию жить и чувствовать себя уверенно?

— Конечно, возможно. По большому счету, нашу конкурентную нишу мы занимаем в полной мере. Не думаю, что без серьезных и стабильных инвестиций в Татарстане возможно подобное частное издание. Такой журнал не может писать только на темы, интересные рекламодателю. Потому что мы пишем и о социальных проблемах. За это рекламодатели, как правило, не платят. Поэтому, может быть, и не появилось новых изданий – их сложно будет «вытаскивать». У «Татарстана» огромная история, 95 лет журналу. Понятно, что когда-то это был идеологический рупор. И, в общем-то, в таком виде, как есть, он существует лишь с 2009 года. Он стал зарабатывать, и дай Бог, чтобы никто и ничто этому бы не помешало.

— Как вы относитесь к разговорам о том, что «печатка» умерла, и прессе скоро конец?

— Это уже смешно… Уже стало общим местом. Иные коллеги с упорством, достойным лучшего применения, раздувают сей пузырь. Даже неинтересно, особенно про сохранение деревьев и прочий троллинг. Вот я тоже могу потроллить: теми способами, какие приняты сейчас – ГЭС, АЭС, вырабатывание электричества, без которого на ваши волшебные экранчики опустится темная ночь, к слову, гораздо вреднее и дороже. Печать же технически возможна и вручную. Короче, отвечая на вопрос, говорю, что все это бред из разряда «кто сильнее – слон или кит».

Конечно, «печатка» частично схлопнулась, и это естественно, потому что часть информации перетекла в интернет. Но печатные и электронные СМИ не конкурируют друг с другом. Это разные способы донесения информации.

Мировой тренд – это возврат к «печатке». Посмотрите статистику. Только в США за прошлый год появилось 5 тыс., а в Германии – 1 тыс. новых печатных журналов. Это происходит из-за разности способов восприятия электронной и печатной информации. Доказано массой исследований, что печатная информация лучше воспринимается, лучше усваивается. Тогда как электронные СМИ – это поток информации – безусловно, нужной и важной, но в таком количестве, что разобраться в ней неискушенному пользователю сложно. Кстати, заметьте, печатные СМИ считают читателей, электронные – посетителей. Разница, а? Разные модели потребительского поведения, и там оно будет заинтересованнее, ответственнее, где потребителем приложено чуть больше усилий, это простая психология.

То, во что сейчас превратился рынок электронных СМИ, это просто какая-то каша. Если взять 100% рынка электронных СМИ, качественный и эксклюзивный контент делает, наверное, 5% из них. Все остальные – или рерайт, копипаст, или тупо копирайт, навязчивая реклама или «заказуха». У меня в браузере пять закладок на медиа, с которых я начинаю свой день, которым в той или иной степени можно доверять.

— Портал TatCenter.ru в них входит?

Входит. Но я имею в виду крупнейшие федеральные, мировые СМИ, которые я читаю, а татарстанские у меня все почти есть в закладках, просто потому, что мне нужно их читать.

— Что будет происходить с сайтом protatarstan.ru?

Начнем с того, что создать его мы смогли за счет рекламных доходов, специального финансирования не было и нет, госзаказ есть только на печатную версию. Мы изыскали возможность, но все это время просто ресурсов не хватало. И у меня там работал все это время один человек.

Понятно, что это совершенно нереальная история. Я надеюсь, что рекламные доходы позволят развиваться в этом направлении. Очевидно, что это будет портал protatarstan.ru, уже изначально не копия журнала и не его электронная версия. Совершенно отдельный, самостоятельный и эксклюзивный продукт.

Каким он будет – сейчас мы как раз думаем над концепцией. Нужны инвестиции, люди. Домен очень хороший. Даже сейчас, когда мы его фактически никак не продвигаем, спустя полтора года после его открытия, у нас порядка 7,5 тыс. уникальных посетителей в месяц.

— Вы – директор журнала «Карл Фукс». Как возник этот проект? Откуда эта идея, и как журнал дальше будет развиваться?

— Идея очень старая – издавать популярное издание для аудитории «30 минус». В коридорах холдинга она витала уже давно. Логика развития медиарынка, моя настойчивость и воля руководства «Татмедиа» позволили ей обрести материальное воплощение.

«Карл Фукс» появился вовсе не на руинах «Молодежи Татарстана», как считают некоторые. Газета фактически давно подошла к своему логическому концу – ее пытались реанимировать много редакторов. Так совпало по времени, что распалась «Молодежка…» и появился «Карл Фукс». Наш журнал ни в коем случае не разрушитель, не преемник газеты. Я не закрывал никаких газет, просто все давно понимали, что это распыление государственных денег.

Когда возник вопрос об ином издании, стало очевидно, что это должен быть журнал. И в большей степени он должен быть культурологическим.

Молодое поколение не воспринимает информацию так, как ее до сих пор доносили. Доверие к официальным изданиям у молодого поколения очень слабое. Они доверяют соцсетям, потому что сами их и формируют.

Поэтому я и пригласил туда людей, которые в прошлом не имели отношения к печатным СМИ, например, Павла Федоровского, образованного и очень эрудированного, но в печатных СМИ никогда не работавшего. Все ребята молодые, талантливые и, главное, очень профессиональные, что в принципе не характерно сейчас.

По большому счету, я не вмешиваюсь в контент практически никогда, но, поскольку ребята молодые, приходиться их иногда «мягкими лапками» удерживать от шатаний. Но цензуры там никакой нет – это совершенно точно. Ни с моей стороны, а тем более со стороны «Татмедиа». Просто делают продукт, который на рынке сейчас весьма и весьма востребован. Это умное, интеллектуальное издание, которое пишет о том, о чем не пишут другие. «В поисках человека» – недаром же это написано на обложке.

— Можете в нескольких словах назвать составляющие успешного медиапроекта?

— Наверное, это три «К» – контент, команда и качество. Если все эти составляющие сходятся воедино, будь то хоть самый конкурентный рынок, издание займет в нем свою нишу. В этом смысле финансы вторичны.

Руслан Серазетдинов, Карина Каримова, фото: журнал «Татарстан»

Источник: tatcenter